ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

 

Всё дальше вглубь времён уходят события Второй мировой войны с её главной задачей – уничтожение РОССИИ, называвшейся в то время СССР.

Уже почти не осталось в живых непосредственных участников и свидетелей тех событий и это даёт возможность либерал-демократам врать и откровенно гадить на всё святое для РУССКОГО народа (Понятие «РУССКИЙ НАРОД» вмещает в себя все коренные народы СССР и народы, обрусевшие за сотни лет проживания вместе с россами и ставшие русскими).

Вторую мировую войну правильнее было бы назвать всемирной или глобальной войной. Вторая всемирная, не дай Бог ей разразиться, будет последней для нашей цивилизации.

Прочитайте и осмыслите масштабы Второй Мировой войны:

(Продолжительность – 6 лет. Воюющих стран – 61, с населением 1млр 700млн человек, или 80% населения Мира. Военные действия проходили в 40 странах. Всего погибло около 70 млн. Соотношение военных потерь к потерям мирного населения 33% к 67%.)

ПРОТИВОСТОЯНИЕ СССР и ГЕМАНИИ С СОЮЗНИКАМИ – ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Чего же представляло в 1941 – 1943 годах противостояние СССР Нацистской Германии с её союзниками, т.е. то, что мы, русские, называем Великой Отечественной войной.

Ресурсы сторон в Великой Отечественной войне

Вермахт для вторжения на территорию СССР сосредоточил у наших границ 5млн 600тыс. чел. 4310 танков, 4200 самолетов, 56000 орудий и минометов.

Войска только приграничных округов СССР насчитывали около 4млн. чел., 14-16 тыс. танков и примерно 5000 бронеавтомобилей, около 12000 самолетов. Красная Армия имела многократное превосходство над Вермахтом по всем показателям, кроме численности личного состава. Все немецкие дивизии были укомплектованы по штатам военного времени (16 тыс. чел.). Многие части Красной Армии не успели отмобилизоваться.

Чем располагала гитлеровская Германия

перед нападением на СССР

Кроме приведённых в таблице, против СССР воевали Хорватия, Словакия и добровольческая испанская дивизия. На оккупированных территориях организовывались добровольческие легионы, преобразованные в эсэсовские дивизии. Французов служивших в Вермахте погибло больше, чем в войне с ним.

Над Дальним Востоком нависла миллионная японская Квантунская армия. Это заставило СССР держать здесь 30% своих вооружённых сил.

Япония, постоянными провокациями не давала отвести с ДВК ни одной дивизии. Снятые дивизии тут же замещались вновь отмобилизованными.

Итак, нашей стране пришлось воевать против всей континентальной Европы и держать третью часть всех своих войск на Востоке.

Германия полностью использовала ресурсы Европы, людские и промышленные, а так же оружие покорённых стран. На неё уже в 1940 году работали чехословацкие заводы, позволившие вооружить готовым оружием 50 германских дивизий, заводы Рено и др. в оккупированной промышленной части Франции, голландские и бельгийские электротехнические и химические заводы, силезские угольные шахты. В Германии работали и американские заводы, которые не бомбились во время войны. Всего на Гитлера работало около 350 млн. человек, а под ружьём было 10 млн 400тыс. солдат. А население СССР в 1940 году насчитывало 120 млн. человек.

Нейтральная Турция так же представляла потенциальную угрозу. Турецкое правительство в случае падения Сталинграда планировало вступление в войну на стороне стран Оси, и было готово к нападению на Советский Союз осенью 1942 года.

Германия успела отработать в Европе тактику ведения современной войны.

Войска сторон, сосредоточенные у границы СССР.

Вермахт для вторжения на территорию СССР сосредоточил у наших границ 5млн 600тыс. чел. 4310 танков (включая венгерские и румынские), 4200 самолетов (включая венгерские и румынские), 56000 орудий и минометов.

Войска только приграничных округов СССР насчитывали около 4млн. чел., 14-16тыс. танков (не учтены примерно 5000 бронеавтомобилей), около 12000 самолетов.

Все немецкие дивизии были укомплектованы по штатам военного времени (16 тыс. чел.). Многие части Красной Армии не успели отмобилизоваться.

Превосходство по танкам и самолётам за Красной Армией, а по личному составу за Вермахтом, но тактико–технические данные большей части нашей техники уступали немецким.

Войны Германии в Европе

Австрию Гитлер взял без единого выстрела – Аншлюсом. Польша пала на 28 день, Франция на 36 день, хотя вооруженные силы Франции и Германии были, на тот момент, почти равны. Чехословакию, с её, считавшейся одной из лучших армий, тоже взяли за просто так.

О потерях на германском фронте

РУСЬ за тысячелетия существования много раз умывалась своей кровью, а ХХ век для нашей Родины был особо кровавым. Но самое трагичное в прошлом веке было утро 22 июня 1941 года.

Гитлер, выполняя волю «Мирового правительства (МП)», планировал уничтожить население СССР, оставив 40-50 млн. людей–рабов, разделить СССР на десяток колоний. Сионизм или МП никогда не отказывался от этой цели – вспомним доктрину Даллеса (1948г.), Тэтчер (80-тые годы) с её 40 млн. человек в России для обслуживания «англо-саксонской нации». И Гитлер в этом ряду далеко не первый и не последний. Исполнители меняются, а цель остаётся.

Поколение наших отцов на фронтах и матерей в тылу сражались в жесточайшей войне на выживание с величайшим напряжением сил и ужасными потерями они победили врагов, имеющих большие, чем СССР ресурсы в людях, вооружении и промышленном потенциале.

Германские вооружённые силы 70-80 % потерь во Второй мировой войне понесли на советском фронте, а по данным В.М. Фалина (Дипломат, политический и общественный деятель, референт А. А. Громыко), эта доля достигает 93 %. На Восточном фронте, в борьбе против СССР, в течение войны немецкие войска потеряли 507 дивизий, были полностью разгромлены 100 дивизий союзников Германии.

Потери вооружённых сил СССР

Постарайтесь изучить и понять, приведённую ниже гистограмму – плод колоссального труда в военных архивах.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Чем же объяснить разгром Красной армии в начальном периоде войны?

Либерасты опять кликушествуют о нежелании солдат Красной армии воевать за Сталина и СССР, бездарном руководстве войсками и страной, о довоенных репрессиях в армии и государстве.

Как же тогда расценить подвиг защитников Брестской крепости, Одессы, Севастополя, Сталинграда, Воронежа, Тулы, Ленинграда, Москвы и тысяч больших и малых городов и сёл – каждой пяди родной земли. Десятки подвигов Александров Матросовых, Гастелло, партизан Белоруссии и Украины.

О «бездарном руководстве страной» – революции 5-го и две 17- го года, Японская и 1-я Мировая, Гражданская война, несколько лет засухи, голод, интервенция стран Антанты (США, Англия, Франция, Япония), чехословаки, латыши, и кто только не топтал Россию в то время. От страны осталось менее 10% не занятой оккупантами территории. А внутри страны разгул Красного террора. Море крови пролитой Тухачевским в Кронштадте и Тамбовской губернии.

И только с приходом к власти Иосифа Сталина, в 30-х годах, кровавая мясорубка переместилась с народных масс на организаторов террора и саботажа. И вот именно об этой волне репрессий так завывают либерасты. А страна вздохнула и, невиданными до того темпами, взялась за Индустриализацию, Электофикацию, безграмотность, посадила молодежь на трактор и самолёт. После нескольких волн чисток партийных и руководящих кругов почти не осталось напыщенных и заслуженных. Их заменили умеющие и делающие. А за преступление, совершённое партийцем, его осуждали втрое суровее, чем рядового за такое же преступление. Как бы я хотел, чтобы страна вернулась к такой практик!!!

Жилось всем не сытно, но дружно, коллективно и без уныния. Планы пятилеток выполнялись и перевыполнялись. И к 1941 году страна уже была почти готова к неизбежной войне.

Всего менее 10 лет на возрождение из пепла!!! А ныне, – гениальные мальчики, окончившие оксфорды – чубайсы, гайдары, ебэны и пр. более четверти века уничтожают нашу Державу куда успешнее Гитлера!

И вот 22 июня 1941 года, нарушив все договора, без объявления войны, охваченные азартом и славой молниеносных побед в Европе, вражеские моторизованные орды ринулись на нас.

О событиях 41-го года аналитики практически не было до последнего времени. Мемуарам, даже маршальским, верить нельзя. Это всегда самохвальство, обвинение всех и вся и скрытие собственных ошибок.

Цензура вымарывала любую информацию об истинной причине катастрофы 41- 42 годов. И только с появлением Интернета представилась возможность высказаться о ней без оглядки. Но к этому времени усилиями, в первую очередь Хрущёва, были уничтожены сотни и сотни тонн документации об этом периоде войны. И теперь добывать зерно истины стало многократно трудней, чем мыть золото.

Из того, чего намыли серьёзные военные историки, предлагаю для начала посмотреть фильм «Заговор генералов». В фильме в смягчённой форме показан заговор Замнаркома Обороны СССР маршала Тухачевского и, урезанной до ничтожности, группы генералов.

Более серьёзно подана тема в телевыпуске Андрея Фурсова «Заговор генералов». Ещё смотрите и слушайте «Генералы против генералов».

Кого зацепит эта тема, набирайте в Интернете — Заговор генералов и найдёте там достаточно много серьёзных материалов.

Странности первых дней войны

  1. Ещё 20 мая 1941 года в войска была направлена Директива, которая предписывала рассредоточить и замаскировать авиацию.

Но самолёты стояли не замаскированными крыло к крылу у самой границы до 22 июня и с них, по приказу свыше, было слито горючее «для просушки баков» а также снято вооружение «для техобслуживания».

А посему тысячи наших самолётов были уничтожены на земле.

  1. Средствам ПВО, приказом было запрещено обстреливать самолёты нарушители, даже если бы они летели над нашей территорией большими группами. И Люфтваффе спокойно уничтожило все наши аэродромы вместе с самолётами, бомбили Киев и не только.

  2. Директива №1 от 18 июня о приведении войск Северо-Западного, Западного и Юго-Западного военных округов к Боевой готовности не была исполнена ни одним из них.

Директива №1 предусматривала вывод войск из казарм и полигонов, выдачу оружия и боеприпасов, занятие оборонных сооружений.

В результате, только в г. Бресте ночью 22 июня немецкой артиллерией было уничтожено две наших дивизии. Солдаты выпрыгивали из окон казарм в нижнем белье и без оружия.

Только исполнение этих трёх пунктов, наверняка, остановило бы или, по крайней мере, резко ослабило наступающую вражескую лавину.

Но Директива №1 не дошла до войск. Её задержали Жуков и Тимошенко. Они же заменили, принятую ещё до войны концепцию Активной обороны, т.е. оборона, отступление на подготовленные позиции, опять оборона, опять отступление. Изматывание противника и после этого контрнаступление на концепцию жёсткой обороны, т.е. все силы сосредоточены на флангах и фланговый блицкриг сразу, по нападении врага. Поэтому Жуков и Тимошенко «не ожидали» наступления на Минском направлении, оставив плотность войск Западного фронта 1/10, т.е. 100 штыков и 3-4 противотанковых ствола на 1 км. Снятыми войсками Западного фронта усилили Киевский военный округ под команду Хрущёва и частично Прибалтийский. Немцы же традиционно бросили кратчайшим минским направлением войска, втрое превосходившие наши с 50 танками на 1 км.

Сталин сразу заподозрил неладное, и уже 29 июня началась спецпроверка в Генштабе и проверка штабов фронтов. Расследование деятельности Генштаба закончилось только после убийства Сталина. То, что написали генералы, не укладывается в голову и до сих пор находится под грифом СС. Стало очевидным, что репрессии 1937 года снесли только верхушку айсберга.

Почему же сразу не расстреляны Тимошенко и Жуков? Да потому, что в тот момент повторять 1937 год, чтобы убрать второй эшелон тухачевского заговора означало полную дезорганизацию армии.

Кстати, Черчиль аплодировал Сталину, когда разведка доложила ему о действиях Сталина после раскрытия предательства генералов и оставлении их в армии. Он сказал, что вот теперь они будут рвать волоса и на голове дабы доказать свою преданность. Что и произошло.

В Германии и Англии знали о том, что в Кремле произойдёт переворот, как только начнётся война. Значит, их разведки работали достаточно хорошо и имели влияние на наш высший генералитет, а то и руководили им.

А теперь, после очень короткого рассмотрения, как бы сверху, на действия высшего командования армией, приведших к катастрофе 1941 года, посмотрим на эти события снизу, глазами капитанов, полковников, генералов фронтовиков.

Измена 1941 года. Покровский С.Г.

(Сокращённый вариант. Заинтересовавшихся прошу обратиться в Интернет)

Одним из наиболее загадочных моментов в истории нашей страны является 1941 год. Загадочным не только для нас, но и для солдат, прошедших через этот год. Год парадоксальный. Героизм защитников Брестской крепости, пограничников, лётчиков, совершивших несколько воздушных таранов уже в первый день войны, резко контрастируют со сдачей в плен масс красноармейцев. В чем проблема?

Контрасты 1941 года дают поводы для самых различных толкований случившегося. Одни говорят, что сталинские репрессии лишили армию нормального командного состава. Другие — о том, что советские люди не хотели защищать ненавистный им общественный строй. Третьи — о непреодолимом превосходстве немцев в способности вести боевые действия. Суждений много. И есть известная фраза маршала Конева, не ставшего описывать начальный период войны: «Врать не хочу, а правду всё равно написать не позволят».

Ни кто не мог написать всей правды об этом периоде войны. Рядовой, майор, полковник и даже строевой генерал видят не много. Картина в целом видна только из штабов фронтов, из Москвы. Но мы знаем, что штабы фронтов плохо владели ситуацией, соответственно и в Москву поступали неполноценные сведения.

Таким образом, всю правду не мог рассказать ни Конев, ни Жуков, ни Сталин. Даже они не обладали достаточной полной информацией.

Но правду можно ВЫЧИСЛИТЬ. Грамотно поставленный вопрос всегда требует ответа в форме ДА или НЕТ.

Была ли немецкая армия непреодолимо сильнее Красной армии?

Вся логика событий подталкивает к ответу — была. У немцев был опыт нескольких успешных военных кампаний в Европе. У них был безупречно отлаженный механизм взаимодействия родов войск. Но есть одно НО. Оказывается ровно те армии, по которым противник нанес удары заведомо превосходящими силами, на которые пришлась вся мощь удара, — именно они и не были разгромлены. Более того, они длительное время успешно воевали. Это и есть ответ на вопрос.

Проследим по карте обстановку на июнь 1941 – ноябрь 1942 г.г.

На фронте от Балтийского моря до Карпат немецкое наступление парировали три фронта: Северо-Западный, Западный и Юго-Западный. С севера на юг: 8-ая и 11-ая армии Северо-Западного фронта. Далее 3-я, 10-ая, 4-ая армии Западного фронта, 5-ая, 6-ая, 26-ая и 12-ая армии Юго-Западного фронта. За спиной прикрывавших границу армий Западного фронта в Минском укрепрайоне (УР) располагалась 13-ая армия Западного фронта.

22 июня удар танковых клиньев противника пришёлся на 8 и 11 армии, на 4-ую армию и на 5-ую армию. Проследим, что с ними случилось.

В самом тяжелом положении оказалась 8-ая армия, которой пришлось отступать через враждебную Прибалтику. Тем не менее, её соединения в июле 1941 обнаруживаются в Эстонии. Отступают, занимают оборону, снова отступают. Немцы эту армию бьют, но не сокрушают в первые же дни. По поводу массового пленения войск Красной армии на прибалтийском направлении в мемуарах противника ничего не проскальзывает. А Лиепая, которую несколько дней удерживали бойцы 8-ой армии и краснофлотцы — вполне могла бы претендовать на звание города-героя.

11-ая армия. В первый день войны ещё до всех приказов о контрударе её 11 механизированный корпус, чуть ли не слабейший по составу во всей Красной армии, вооруженный слабенькими Т-26, — атакует наступающих немцев, выбивает их за границу. В атаках последующих двух-трех дней он теряет практически все свои танки. Но именно контратаки танков 11 мехкорпуса 11-ой армии Северо-Западного фронта отмечены в истории войны как сражение под Гродно. В последующем 11-ая армия отступает, пытается вступать в борьбу за удержание городов. Но удерживать их этой армии не удается. Армия теряет связь, как со штабом фронта, так и с Москвой. Но армия существует. И, нащупав слабое место противника – плохо прикрытые фланги движущегося на Псков танкового клина, обрушивается на эти фланги, перерезает дорогу, на сколько-то дней останавливает наступление противника.

Таким образом, обе армии Северо-Западного фронта, которые попали под сокрушительной мощи первый удар немцев — этим ударом не были ни сокрушены, ни сломлены. А продолжали бороться. Причем небезуспешно. О какой-либо массовой сдаче в плен солдат этих армий сведений нет. Солдаты не проявляют своего нежелания воевать за Советскую Родину. Офицеры вполне грамотно оценивают возможности ведения боевых действий. Где отступить, чтобы не быть обойденными, где занять оборону, а где нанести опасный контрудар.

4-ая армия Западного фронта. Она попала под удар противника через Брест. Две дивизии этой армии, которым ни командование Белорусского военного округа, ни собственный командарм не дали приказ выйти из города в летние лагеря, — были расстреляны артиллерией немцев прямо в казармах в городе Бресте. Армия, тем не менее, вступила в бои, участвовала в контрударе силами имевшегося у нее механизированного корпуса, отступала, цепляясь за рубежи. Одна из дивизий этой армии, уйдя в Мозырский УР на старой границе, удерживала его в течение месяца. К этой, оставшейся далеко на западе дивизии пробивались разрозненные отряды окруженцев.

Войска армии, принявшей на себя тяжесть самого мощного удара немцев через Брест, оборонявшейся на одной из важнейших магистралей, ведущих к Москве — на Варшавском шоссе,- не просто не были разгромлены и пленены, а вели наступательные бои с целью оказания помощи окружённым войскам.

5-ая армия Юго-Западного фронта получила удар на стыке с 6-ой армией. И фактически должна была отходить, разворачивая фронт на юг. Мехкорпуса этой армии участвовали в контрударе в районе Новоград-Волынского. На фронте этой армии немцы вынуждены были на неделю остановиться на реке Случь. В последующем, когда прорыв танкового клина противника к Киеву между 5 и 6 армиями стал реальностью, 5-ая армия, фронт которой, обращенный на юг, растянулся на 300 км, — нанесла серию дробящих ударов во фланг киевскому клину, перехватила Киевское шоссе — и тем самым остановила наступление на Киев. Танковая дивизия немцев подошла к Киевскому укрепрайону, который буквально некому было защищать, — и остановилась. Примитивно осталась без снарядов — из-за перехваченных войсками 5-ой армии коммуникаций.

Против 5-ой армии, зацепившейся за Коростенский укрепрайон на старой границе, немцы вынуждены были развернуть 11 дивизий. В течение 35 дней армия нанесла немцам 150 ударов. Войска армии скрытно и быстро маневрировали в припятских лесах, появлялись в неожиданных местах, громили противника, а потом сами ускользали из-под ударов немцев. Успешно действовала и артиллерия. Укрепрайон — это, прежде всего, склады оружия, боеприпасов, продовольствия, топлива, обмундирования, запчастей. Артиллерия 5-ой армии не испытывала трудностей со снарядами. Позднее, уже в 1943-44 годах в ходе наступательных операций Красной армии было выявлено, что 2/3 трупов немецких солдат имели следы поражения именно огнем артиллерии.

В директивах немецкого командования уничтожение 5-ой армии было поставлено в качестве задачи, равной по значимости взятию Ленинграда. Она вынудила немцев остановить наступление на Москву и повернуть танковую группу Гудериана на юг — против Киевской группировки. Эта армия наносила дробящие удары по коммуникациям даже тогда, когда немцы начали масштабное наступление против неё — после 5 августа. Армия не была разгромлена. Она истаяла в боях, но продолжала терзать 11 полноценных немецких дивизий неожиданными и успешными ударами, оставаясь на 300-километровом фронте со всего 2400 активными штыками (8 штыков на 1 км.).

11 дивизий — это 150 тысяч. А их держит армия, которая по числу штыков уступает в численности этих войск в 20(!) раз, но ведёт наступательные бои, которые становятся головной болью германского генштаба.

Итак. Армии, по которым пришлась тяжесть удара германской армии, — не были разгромлены этим ударом. Более того, они продемонстрировали живучесть, активность и умение грамотно отступать, а потом ещё и громить многократно превосходящего противника. — Не числом, но умением.

Кроме 5-армии Юго-Западного фронта следует отметить действия уже не целой армии, а правофланговой 99 Краснознамённой дивизии 26 армии под Перемышлем. Эта дивизия успешно боролась с двумя или даже с тремя наступавшими в этом месте немецкими дивизиями. Отбрасывала их за реку Сан. И немцы ничего с ней поделать не могли. Несмотря на мощь удара, несмотря на всю немецкую организованность и на превосходство в воздухе

Против других дивизий этой армии наступление в первые дни войны не велось.

На заглавный вопрос параграфа ответ НЕТ. Не имел вермахт качественного преимущества над советскими бойцами и командирами.

Воевала ли 12-ая армия?

А что с другими армиями? — Теми, по которым удар не наносился. Либо был относительно слабым.

Начнём с самой интересной для прояснения ситуации армии — 12-ой армии генерала Понеделина. Эта армия занимала фронт от польской границы на юге Львовской области, двумя дивизиями 13 стрелкового корпуса прикрывала карпатские перевалы на границе с Венгрией, которая 22 июня в войну не вступила. Далее корпуса этой армии располагались вдоль границы с Румынией до Буковины.

22 июня войска этой армии были подняты по тревоге, получили оружие и боеприпасы — и заняли позиции. При движении войск к боевым позициям они подвергались бомбежкам. Авиация, подчиненная командованию 12-ой армии 22 июня в воздух не поднималась. Ей не отдавали приказ взлетать в воздух, кого-то бомбить или прикрывать с воздуха собственные войска. Не отдавал приказ командарм и штаб армии. Командир и штаб 13 стрелкового корпуса, части которого как раз и подвергались воздействию авиации противника. Тем не менее, после выхода на позиции войска на этом огромном многосоткилометровом фронте никем не были атакованы до 26 июня включительно. В Интернете выложены письма с фронта офицера Иноземцева, который 22 июня с артиллерийской батарей 192 стрелковой дивизии вышел на позиции, а через два дня они вынуждены были отходить по причине того, что их могут обойти. Так бойцам объяснили. Через 2 дня — это 24 июня. Приказа штаба Юго-Западного фронта на отход 12 армии не было. Приказ штаба корпуса был.

Есть ещё одни воспоминания — офицера железнодорожной бригады. Книга «Стальные перегоны». Утром 25 июня группа взрывников-железнодорож-ников прибыла на место расположения штаба 192 стрелковой дивизии получать распоряжения, что взрывать, — и не нашла штаба. И так, три подтверждающих друг друга свидетельства оставления 13 стрелковым корпусом 12 армии позиций на границе с Венгрией вечером 24 июня — утром 25 июня без минимального давления противника, и без приказа штаба фронта. В боевом донесении 12 армии, которые тоже выложены в Сеть, — 25 июня командарм Понеделин сообщает штабу фронта, что положение войск 13 стрелкового корпуса штабу армии неизвестно. И это на не тронутом войной фланге Юго-Западного фронта, командарму неизвестно, что творится в его правофланговом корпусе — до которого от штаба армии 2-3 часа езды на машине, и с которым есть связь по гражданской телефонной сети.

В воспоминаниях железнодорожников между тем есть интересные подробности. Приказы на подрыв сооружений, которые они получали в штабе стрелковой дивизии, были какими-то странными. Вместо важных объектов им приказывали разрушать тупиковые ветки да какую-то малозначительную линию связи. А 25 июня к ним подбежал интендант с просьбой помочь уничтожить армейский склад авиабензина. Устный приказ уничтожить склад ему отдали, но средств уничтожения у него, интенданта, просто нет. А если склад останется врагу, так он сам себе пулю в висок пустит. Железнодорожники, получив от интенданта расписку, данный склад уничтожили. А сколько других войсковых складов было оставлено без шума?

В следующие дни, когда взрывники-железнодорожники уничтожали всё, до чего доходили руки, немцы сбрасывали листовки с угрозами расправы — именно за то, что всё уничтожали. Немцы, похоже, очень рассчитывали на содержимое складов, которые им тихо оставляли комкор-13 Кириллов и командарм-12 Понеделин.

Далее самое интересное. Приказ штаба Юго-Западного фронта на отход 12 и 26 армий поступил. Он был выработан в штабе фронта в 21 час вечером 26 июня. И в последующем был признан необоснованным по причине того, что войска левофланговых дивизий 26-ой армии и правофлангового 13 стрелкового корпуса 12-ой армии не подвергались давлению. Поторопился штаб фронта. Но при этом указал 13-ому стрелковому корпусу ровно те рубежи отхода, на которые корпус отошел по собственному разумению еще 24-25 июня.

Имеем совершенно явный факт измены, к которой причастны

1) комдив-192, отдававший приказы на уничтожение малозначимых объектов, но оставлял не взорванными склады;

2) комкор-13 Кириллов, подписавший приказ о выводе войск с позиций и о снятии пограничников с Верецкого перевала (при этом заставы в горной глуши между перевалами не снимались);

3) командарм-12 Понеделин и его штаб, который 2 дня «не знал», где находятся войска 13 корпуса;

4) руководство Юго-Западного фронта в составе командующего фронтом Кирпоноса, начальника штаба Пуркаева и члена Военного совета фронта Никишева, без подписи каждого из которых, признанный необоснованным приказ от 26 июня — был недействителен.

12 армия, порядком измотанная быстрым маршем с Западной Украины, лишившаяся по ходу марша материальной части приданного ей механизированного корпуса, превратившегося в пеший, занимает позиции на старой границе. И только здесь 16-17 июля на неё начинает давить противник. Немцы прорывают Летичевский Укрепрайон, причём за оборону на участке прорыва отвечает командир 13 стрелкового корпуса Захаров. Командарм Понеделин на прорыв отвечает грозным боевым приказом об ударе по прорвавшемуся противнику. И то самое соединение, которое должно было с 7 утра быть в наступательных боях вблизи границы за десятки километров от штаба армии, — в 17 часов дня наступления Понеделин видит рядышком со своим штабом в Виннице. Это отмечено в документах 12 армии. Т.е. приказ писался для отчёта, а войска никто не собирался двигать.

После этого войска 12 армии начинают очень успешно воевать за удержание моста через Южный Буг, по которому армия Понеделина и соседняя 6 армия Музыченко уходят от угрозы окружения из укрепрайонов на старой государственной границе. С изрезанной, заполненной лесистыми балками Подольской возвышенности, из зоны складов имущества, продовольствия, боеприпасов, топлива, оружия, которыми можно воевать не менее месяца (по образу и подобию 5-ой армии), — в голую степь. И походными колоннами по голой степи приходят в Уманский котел. Где 7 августа и оказываются пленёнными. Во главе с Понедельным и с комкором Кирилловым.

В плену оказываются десятки тысяч солдат, которым не дали повоевать, а буквально привели в плен, т.е. загнали в условия, в которых воевать было безнадежно.

12 армия фактически не воевала. Причем не воевала не потому, что солдаты или офицеры не хотели, а потому что ей не давало воевать собственное командование, совершавшее измену.

Воевали ли механизированные корпуса?

Прежде чем разбираться с судьбой прочих армий, зададимся вопросом, а что у нас происходило с танками многочисленных мехкорпусов.

Что они-то делали? В принципе, из истории нам известно про гигантское танковое сражение на Западной Украине, в котором собственно и были потеряны танки. Но всё-таки, раз уж мы выявили странности в поведении целой армии, странности в приказах штаба Юго-Западного фронта, посмотрим, а вдруг и здесь не всё гладко. Как мы знаем, 5-ая армия показала себя в высшей степени блестяще. В её составе были два мехкорпуса 9-ый и 19-ый. Одним из этих корпусов командовал будущий маршал Рокоссовский, всем своим фронтовым путём доказавший и преданность Родине, и умение грамотно воевать. Рокоссовский отмечен и тем, что из поверженной Германии он не привёз ничего, кроме собственного чемоданчика. К мародерству не причастен. Поэтому к происходящему в корпусах 5-ой армии присматриваться не будем. Судя по всему, они честно исполнили свой долг.

А вот с корпусами, принадлежавшими 6 и 26 армиям разобраться надо. У нас во Львовской области были 15-ый и 4 мехкорпуса 6-ой армии и был 8 мехкорпус, подчиненный 26 армии.

Первая странность заключается в том, что уже в середине дня 22 июня у ведущей серьезные бои в районе Перемышля 26 армии отбирают 8 мк, переподчиняют его штабу фронта и направляют подальше как от фронта, так и от собственных баз снабжения и складов запчастей. Сначала корпус своим ходом приходит в район Львова, далее его перенаправляют под г. Броды на востоке Львовской области. 27 июня утром он начинает наступать в сторону советской территории и противника не встречает. В том же направлении во взаимодействии с ним наступает и 15 мк. По советской территории вдали от границы. И противника перед ними нет.

Между тем разведка фронта ещё 25 июня обнаружила накопление механизированных сил противника севернее Перемышля, т.е. севернее прекрасно сражающейся 99 Краснознаменной дивизии, которая била превосходящие силы противника. 26 июня эти механизированные силы немцев прорывают фронт левофланговой дивизии 6-ой армии, далее перерезают железную дорогу Стрый-Львов и оказываются на окраине Львова — на станции Скнилов.

Что здесь не нормального?

Ненормально то, что от основного места дислокации 8 мехкорпуса в г. Дрогобыч до линии немецкого удара юго-западнее Львова — менее 50 км. Если бы он был на своем месте, он мог бы легко парировать немецкий удар. И тем самым обеспечить открывшийся фланг 26 армии. Т.е. не допустить взятия Львова, действуя при этом в интересах собственной армии. После возникновения прорыва командарму-26 Костенко пришлось пехотой соревноваться в скорости с механизированными силами немцев, обходивших его армию с севера. Ему танки 8 мк были позарез необходимы для прикрытия собственного фланга. Но корпус увели уже за пару сотен километров на восток Львовской области да ещё и дали приказ наступать в сторону Ровенской области. Ещё восточнее. Причём реакции штаба Юго-Западного фронта на информацию собственной разведки о сосредоточении механизированных сил противника нет как таковой.

А Львов, который в результате оказался оставлен, — это место сосредоточения гигантских складов всевозможного военного имущества, тех же самых запчастей. Их на территории Львовской области было два базовых складских пункта Львов и Стрый. Именно сюда прорвались немцы 26 июня. Не Львов им был нужен, а Скнилов с гигантскими запасами всего и вся для целой 6-ой армии и для двух её танковых корпусов: 4-го и 15-го.

Теперь — 4-ый мехкорпус будущего создателя РОА Власова. Он на направлении удара немцев из района севернее Перемышля на Скнилов. В лесах юго-западнее Львова. Немцы проходят мимо корпуса Власова так, как будто его не существует. А сам Власов вечером 26 июня получает от штаба фронта приказ на отступление в сторону Тернопольской области. Один из двух мощнейших в Красной армии корпусов с тысячей танков, с лучшей в Красной армии обеспеченностью корпуса автотранспортной техникой — никак не реагирует на прорыв немцев к Скнилову, но не только сам не реагирует! О том, что ему сам Бог велел разгромить наступающие немецкие механизированные части — не вспоминает и штаб Юго-Западного фронта, который собственно и назначил Власову место сосредоточения в лесах юго-западнее Львова. Вместо боевого приказа разгромить противника корпусу, который в первые дни войны уже безполезно намотал на гусеницы танков более 300 км, отдаётся приказ на новый дальний марш в отрыве от базы запчастей в том самом Львове, который он должен был бы защитить. Ни у штаба фронта, ни у Власова не возникает мыслей, что это неправильно.

Есть, правда, один человек, который бьёт тревогу. Начальник автобронетанковых сил Юго-Западного фронта генерал-майор Моргунов, который пишет докладные о недопустимости непрерывных маршей механизированных корпусов. Пишет 29 июня о потере уже 30% техники, брошенной по причине поломок и отсутствия у танкистов времени и запчастей для их ремонта. Моргунов требует остановить корпуса, дать им хотя бы осмотреть и отрегулировать технику. Но мехкорпусам останавливаться не дают. И уже 8 июля их выводят в резерв — как лишившиеся боеспособности из-за утраты матчасти. Как мы помним, мехкорпус из состава 12 армии к моменту выхода на старую границу стал пешим — вообще без боёв.

В конечном итоге мы вынуждены констатировать. Мехкорпуса в основном не воевали. Их лишили возможности действовать там, где они могли изменить ход событий, и загоняли маршами по дорогам до израсходования моторесурса техники. Причем вопреки документированным протестам начальника автобронетанковых сил фронта.

Выполнялись ли директивы Москвы?

Самым первым крупным пленением советских войск знамениты 3 и 10 армии Западного фронта, располагавшиеся в Белостокском выступе. Здесь же в составе 10 армии располагался самый мощный по числу и качеству танков, отлично обеспеченный автотранспортом 6-ой мехкорпус генерала Хацкилевича. Располагались армии в приграничных укрепрайонах, в частности 10-армия опиралась на Осовецкий Укрепрайон. В 1915 году русские войска в крепости Осовец прославили себя длительной героической обороной. Как бы сама история взывала к удержанию этого места.

Да и главные удары немцев прошли мимо этих армий. Танковая группа Гудериана двигалась через Брест и расположение 4 армии, Танковая группа Гота двигалась через расположение 11 армии на Вильнюс с поворотом на Минск. 25 июня когда 4-ая армия не сумела остановить противника под Слуцком, перехват дороги из Белостоцкого выступа на восток через Барановичи стал реальностью. Ровно в этот день 3 и 10 армии получают РАЗРЕШЕНИЕ командования Западного фронта на выход из укрепрайонов и отступление на восток. Ровно тогда, когда отступать уже поздно. Западнее Минска эти армии, большинство войск которых двигались в походных колоннах, оказываются перехвачены. Подвергаются жесточайшему разгрому авиацией и артиллерией на дорогах в походных колоннах. И именно здесь возникает ситуация первого массового пленения советских войск.

Между тем, до 25 июня были еще 22, 23 и 24 июня. Днем 22 июня из Москвы штабам фронтов направлена директива № 3, которая предписывала нанести механизированными силами удары по противнику на сопредельной территории и овладеть городами Сувалки и Люблин.

До Люблина было приблизительно 80 км от мест расположения 4-го и 15 механизированных корпусов сильнейшей 6-ой армии Юго-Западного фронта.

Сувалки — тупиковая станция железной дороги в болотисто-лесистом медвежьем углу северо-востока Польши. Район Сувалок вклинивался в территорию СССР севернее Белостокского выступа. К Сувалкам шла железная дорога, единственная, по которой и можно было снабжать танковый клин Гота. От границы и от мест расположения 3 армии до железной дороги на Сувалки всего-то 20 км. По дороге от Августова – 26 км. Дальнобойная артиллерия 3 армии имела возможность поддерживать собственные наступающие войска вплоть до перерезания этой железной дороги, не сдвигаясь со своей территории. Обычная артиллерия, не удаляясь от складов, могла обеспечить поддержку наступления до середины этого пути. Необходимые для мощной артиллерийской поддержки наступления снаряды далеко везти не надо. Они здесь же — на складах укрепрайона. А запасы, на которые опиралась 5-ая армия в Коростенском УР были достаточны для более, чем месячной эффективной борьбы с противником.

И этот приказ ударить на Сувалки был. Конкретный приказ с точно указанной целью удара. И даже с чётко обозначенным смыслом. Противник, бросивший войска в глубокий прорыв, подставил свои тылы. По которым и надо наносить удар.

Между тем командование Западного фронта во главе с Павловым и начальником штаба Климовских вместо выполнения указаний директивы принимает решение наступать не через границу к железной дороге, находящейся в 20 км, а двигать 6-ой механизированный корпус и кавалерию по своей территории в сторону Гродно, что значительно дальше, причем танки заведомо не могли быть обеспечены на этом маршруте топливом с помощью наличной автозаправочной техники.

Странно, но самого удара на Гродно немцы не зафиксировали и танковых сил на Белостоцком выступе их разведка не обнаружила.

Важно, что короткого удара – на Сувалки, — в результате которого танковая группа Гота оставалась бы на чужой земле без снабжения, — была штабом Западного фронта проигнорирована. Подвижным войскам был отдан приказ двигаться по своей территории в отрыве от баз снабжения.

В случае нанесения удара в направлении на железную дорогу к Сувалкам 3-я армия делала безнадежным материальное положение одной из крупнейших наступающих группировок противника. Советский мехкорпус, пересекший границу, не имел бы перед собой никаких способных его остановить сил, — и только давил бы гусеницами, расстреливал бы и захватывал материальные средства, без которых брошенные на советскую территорию немецкие войска оказывались бы безпомощными.

Ошибки бывают. Но не бывает одинаковых ошибок на двух фронтах. Юго-Западный фронт мехкорпуса отправляет наматывать на гусеницы сотни километров. Директиву, предусматривающую удар на Люблин, — игнорирует. Вместо этого организуют удар по своей территории. Причем 27 июня мехкорпус наступает против противника которого не видит.

Заметим, что в этом решении изменить задачу удара на Юго-Западном фронте участвует прибывший из Москвы Жуков.

Но директива №3 от 22 июня не была выполнена командованием двух важнейших фронтов — Западного и Юго-Западного, — и начальником Генштаба Красной армии Жуковым, принимавшим решение о контрударе вместе с командованием ЮЗ фронта.

Бросок немцев, очертя голову, вперед был авантюрой. С самого начала.

Но авантюрой он не был. Ибо немцы знали, что им позволена любая глупость. Позволена заговором части генералитета Красной Армии, который не будет исполнять приказы Москвы. Который будет уничтожать боевые возможности собственных войск — например, уничтожением моторесурса танков в безсмысленных многосоткилометровых маршах.

Маленькая ремарка.

Моторесурс танка «тигр» составлял всего 60 км. Первое применение танка под Ленинградом во второй половине 1942 года было неудачным потому, что большая часть танков просто не добралась до поля боя со станции разгрузки.

Танки советских механизированных корпусов Юго-Западного фронта в июне- начале июля 1941 года прошли своим ходом 1200-1400 километров. Приказы не оставляли времени на осмотр и ремонт танка. Ну а когда их не стало, пришла очередь и пехоты. Её тоже оторвали от баз снабжения, в походных колоннах вывели на дороги. Где она и была захвачена теперь уже превосходящими по мобильности и по вооружению механизированными соединениями противника.

Генералитет двух фронтов грубо нарушил дисциплину — не выполнил прямое указание высшего военного руководства страны — директиву №3. И противник, авантюрно подставлявший свои тылы под естественный, совершенно логичный удар, приказ на который был издан и направлен в штабы фронтов, — знал, что этого удара не будет. Знал, что штабы фронтов не выполнят приказ.

Не бездарно, а исключительно грамотно не выполнят. Отберут 8-ой мехкорпус у честного командарма-26 генерала Костенко, который только из интересов врученной ему под командование армии не позволил бы взять Львов коротким и мощным ударом мехкорпуса по угрожающим его флангу войскам противника. И тогда лесистая Львовская область с двумя крупными складскими центрами во Львове и в Стрыю, опирающаяся на сложнопреодолимые Карпаты с юга, на укрепрайоны по границе, нависающая над путями снабжения немцев через Люблин и по шоссе на Киев, — превращалась бы во вторую занозу масштаба 5-ой армии. Даже при полной изоляции. А то и посущественнее. В Карпатах — не украинские националисты западенщины, — а дружественный русинский народ. За Карпатами — принадлежавшая Венгрии, но исторически связанная со Словакией территория. А словаки — не чехи. Словаки — это Словацкое национальное восстание 1944 года. Словаки — это просьбы о вхождении в СССР в 60-е. Это полковник Людвиг Свобода, командир чехословацкой бригады, бравшей вместе с Красной армией карпатские перевалы в 1944-ом. Союзные немцам словацкие части, в отличие от румын и венгров, на советской территории плохой памяти по себе не оставили.

Но и это не все. Для сведения: на юге Львовской области — нефтеносный район. Румыния обеспечивала добычу 7 млн. тонн нефти в год. Львовская область дала Гитлеру 4 млн. тонн. Каждая третья тонна из той нефти, на которой работали моторы Рейха! Быстрый уход Красной армии из Львовской области не позволил существенно разрушить инфраструктуру региона. — Не успевали. Нефтедобыча была быстро налажена. Ради нефти немцы здесь даже не уничтожали евреев, в руках которых было управление нефтепромыслами.

Итак, реальная альтернатива катастрофе 1941 была. Она была понятна и выражена конкретными указаниями, что делать, — в форме сталинской Директивы № 3 от 22 июня 1941 года. В середине первого дня войны был фактически решен вопрос о полном и безусловном разгроме агрессора. И эта уникальная возможность была убита штабами двух главных фронтов — Западного и Юго-Западного. В штабах были три человека, без подписи каждого из которых, ни один приказ штаба не имел законной силы: командующий, начальник штаба, Член Военного Совета. На Юго-Западном фронте нач. штаба был Пуркаев, а членом Военного Совета — Никишев.

Принципы организации армии не допускают невыполнения директивы вышестоящего командования. На Западном и Юго-Западном фронтах два штаба фронтов одновременно отменили смысл директивы вышестоящего командования №3, изменили цели и сами направления контрудара. Изменили подчиненность войск. На ЮЗФ вывели 8 мк из подчинения 26-ой армии. На Западном фронте вывели 6 мк 10-ой армии из подчинения этой самой 10-ой армии. И тоже загоняли по дорогам Белоруссии. Кстати, о гибели в окружении 13-ой армии. Её выводят из Минского УР — в район Лиды — приказом штаба фронта. А прибывающие войска Второго Стратегического эшелона примитивно не успевают занять позиции в Минском Уре. Сама 13-я армия отправлена вглубь будущего котла, в пространство между базами снабжения укрепрайонов старой и новой государственных границ. В никуда. В леса. Армия гибнет ни за что ни про что. А на защиту Минска в опустевший укрепрайон бросаются свежеприбывшие войска, которые даже не успевают занять укрепрайон. Танки Гота слишком быстро продвигались через Вильнюс с севера. Советские дивизии с ходу вступали в бой. Ни о каком налаживании взаимодействия с силами укрепрайона, ни о каком нормальном использовании запасов средств на складах УР — речи уже не могло быть.

Ну и совсем мелкий штришок к картине заговора в Красной армии. Среди воспоминаний солдат попалось на глаза свидетельство. Прибыли бойцы на фронт под Полоцк. На окраине какой-то деревни они утром позавтракали. Лейтенант Бардин, которого солдаты знали, построил их без оружия (оружие оставалось в пирамидах) и повёл в деревню. Там уже были немцы. Бардин остановил строй и сообщил солдатам, что для них война закончилась. Вот так.

Власов.

В описанных эпизодах прорисовалась фигура генерала Власова, через позиции механизированного корпуса которого немцы прорвались к окраинам Львова. Не особо утруждая себя.

А последний эпизод военной биографии Власова в составе Красной армии — это командование 2-ой ударной армией Волховского фронта. Известно, что армия попала в тяжелое положение, погибла. А Власов сдался. Но почти неизвестно, что погибла армия по причине невыполнения Власовым приказа Генштаба. В Генштабе осознали, что наступление армии захлебнулось, теперь она оказалась в опасном положении. И приказали Власову отвести армию на безопасные рубежи. Вывод войск было предписано осуществить до 15 мая 1942 года. Власов сослался на плохое состояние дорог, занятость этих дорог кавалерийским соединением. И сообщил дату, когда он сможет начать вывод армии — 23 мая. Немецкое наступление началось 22 мая. Армия оказалась в западне в полном составе.

Если не всмотреться пристально в события первых дней войны под Львовом, то можно было бы считать это роковым стечением обстоятельств, а Власова — человеком, у которого в 1942 году произошел переворот мировоззрения из-за ошибок Сталина, допущенных в первый год войны. Но события под Львовом были. Власов прямо к ним причастен. Обе дороги, по которым немцы могли доехать до Скнилова проходили буквально по краю того леса, где стояла в ожидании приказа 31 танковая дивизия его корпуса. Остальные войска корпуса тоже были не за тридевять земель. Они непосредственно прикрывали направление, по которому и был осуществлен прорыв механизированных сил противника, заняв восточный берег реки Верешица.

Можно определенно делать вывод, что Власов и в 1941 году был важным участником военного заговора. Причем последующая судьба Власова как создателя РОА — сама становится свидетельством сговора с немцами тех, кто руководил штабами по крайней мере двух фронтов и отдельными армиями этих фронтов в 1941 году.

Войска уводились из районов сосредоточения гигантских материальных запасов на складах в как новой, так и старой, хорошо укреплённых, государственных границ. Заговорщики лишали Красную армию средств ведения боевых действий, накопленных за несколько лет работы оборонной промышленности.

И наоборот, снабжали противника этими средствами — бензином, снарядами к оставленным немцам пушкам, авиабомбами, продовольствием, запчастями к технике, которая бросалась из-за мелких поломок, медикаментами, взрывчаткой, проводами, рельсами, шпалами, шинами для автомобилей, фуражом для лошадей. Интересная подробность. Готовясь к войне с СССР, немцы сократили заказы на производство боеприпасов. Они определенно знали, что Красная армия в короткие сроки столкнётся с нехваткой снарядов.

Вяземский котел.

Сложно рассуждать о случившемся под Киевом. Но удалось многое важное прояснить и по Вяземскому котлу. Для меня самым удивительным оказался факт размещения десяти дивизий народного ополчения Москвы (ДНО) — строго против направления главных ударов немцев в операции «Тайфун». Пять кадровых армий Резервного фронта посредине. А на очевидных направлениях возможного наступления противника — вдоль основных шоссе — только что прибывшие дивизии ополченцев.

Ополченцев ставят на самые опасные направления. Ну, просто по логике: среди глухих смоленско-вяземских лесов есть два шоссе. Минское и Варшавское. Ну не по лесам же и болотам пробираться наступающим немцам. — Вдоль дорог. И на обеих дорогах первыми встретили удар операции «Тайфун» 10 дивизий московского народного ополчения. Большинство дивизий народного ополчения прибыли на фронт 20 сентября. Буквально за 10 дней до начала немецкого наступления. И получили участки фронта, удар противника на которых наиболее вероятен.

Обеспеченные сверх головы всем, чего только могло не хватать служивым, Пять армий Резервного фронта, — исчезли в результате операции «Тайфун» — как их и не бывало.

А московские ополченцы — не исчезают. Разгромленная 8-ая ДНО — прорисовывается 16 октября на Бородинском поле. Позже боец этой ДНО Эммануил Козакевич становится автором небезызвестной повести «ЗВЕЗДА», по которой снят одноименный фильм.

Три ДНО южного направления прорыва немцев останавливают их в Наро-Фоминске, под Тарутино, под Белевым.

На северном участке сложнее. 2-ая ДНО ценой больших потерь прорывает кольцо окружения Резервного фронта под селом Богородицкое. И с удивлением обнаруживает, что армии фронта не желают выходить из окружения через готовый, пробитый тысячами отданных жизней проход. Обескровленная 2-ая ДНО в декабре 1941 года была расформирована.

Еще одна московская ДНО после длительного отступления, после выхода из окружений, заняла оборону на Пятницком шоссе между дивизиями Панфилова и Белобородова. Она, брошенная в бой без подготовки, стала 11-ой гвардейской дивизией. Дивизия Панфилова стала 8-ой гвардейской. А пять не дивизий, но армий Резервного фронта, особо себя в военном плане не проявили, и при этом обеспечили немцам сотни тысяч пленных. Как такое может быть?

Есть воспоминания комдива 2-ой дивизии народного ополчения о том, что в первый день немецкого наступления ему поступил приказ от командования армии, которой он подчинялся, на отступление. Вслед за этим к нему прибыли офицеры связи из 19-ой армии генерала Лукина и отдали приказ не отступать, а занять такой-то рубеж обороны, и обеспечить проход через позиции дивизии этой армии. Парадокс ситуации в том, что комдив выполнил именно этот приказ. — Приказ чужого командарма. Почему?

И пробила дивизия коридор из Вяземского котла тоже по приказу Лукина. А вот сдача армии в плен происходила уже после ранения Лукина.

Про саму 19 армию известно, что буквально перед передачей её под командование Лукина бывший командарм Конев составил длинный список офицеров штаба армии, которых он подозревал в предательстве. И есть мемуары военврача, который наблюдал, как Лукин выстроил около 300 офицеров штаба армии и вызвал добровольцев для командования тремя ротами прорыва. Добровольцев не было. Командиры рот были назначены Лукиным. С задачей прорыва они, тем не менее не справились.

Похоже, что всплыли фрагменты страшной правды начального периода войны. Обширность офицерского заговора была настолько значительной, что честным офицерам и генералам приходилось учитывать его постоянно. И, похоже, пользоваться способами опознавания «своих».

Но это уже другой вопрос. Важный. И чрезвычайно актуальный для сегодняшней России.

Вывод.

Главное в том, что заговор, важнейшие эпизоды которого и почерк реализации которого нами выявлены, — был. Сведения, которые позволили его вычислить, — всплыли. На грань краха советскую страну поставила не мощь германских дивизий, не непрофессионализм наших солдат и офицеров 1941 года, а именно измена, тщательно подготовленная, продуманная, спланированная. Измена, которая была учтена немцами при выработке совершенно авантюрных, если их судить объективно, планов наступления. Великая Отечественная война не была дракой русских с немцами или даже русских с европейцами. Врагу помогали советские офицеры и генералы. Она не была столкновением империализма с социализмом. Врагу помогали генералы и офицеры, которых наверх подняла Советская власть. Она не была столкновением профессионализма и глупости. Помогали офицеры и генералы, считавшиеся лучшими, которые по результатам их службы в мирное время — были возведены в элиту Красной Армии. И наоборот, там, где офицеры и генералы Красной армии не предавали, — немецкий военный гений являл собственную беспомощность. 5-ая армия ЮЗФ — ярчайший тому пример. А потом были Тула, Воронеж, несмываемый из истории Сталинград. Был город-герой Тула, удар на которую приняли рабочие тульских заводов в составе Рабочего полка и туляки же, военизированная охрана заводов, — в составе полка НКВД. В 2010 году парад в Туле отменили. Не любят Тулу. И Воронеж тоже не любят. Хотя Воронеж в оборонительной фазе — был вторым Сталинградом.

После вскрытия проблемы измены 1941 года вопрос о том, кто с кем воевал, становится гораздо актуальнее, чем это представлялось до сих пор. И это вопрос — внутренний. Кто с кем воевал в нашей собственной стране? Воевал так, что воронки от той войны не сравнялись по сей день. А душевные раны — бередят не только ветеранов, но и их внуков? — В отличие от ничуть не менее жестокой по событиям на фронте — первой мировой, которая для России — «забытая». Великая Отечественная оказалась страшнее, но содержательнее.

С этим предстоит разбираться. Чтобы не было «конца истории», о котором в последнее время стали слишком часто упоминать.

Предстоит разбираться, чтобы у человека было будущее.

Заключительное замечание.

Предложенная статья учитывает современное состояние умов. Я не стал её делать наукообразной — со ссылками и цитированиями. И нынешнего читателя отвращает, и при этом всё можно найти в Интернете. Всё пока легко находится по ключевым словам. На всякий случай (подмен в текстах — а от этого мы не застрахованы) в ближайшее время постараюсь обеспечить статью цитированиями и самими текстами оперативных сводок, боевых приказов, цитатами мемуаров — в отдельных Приложениях.

Но пока спешу — выложить именно те соображения, которые изложил, — и перейти к не менее важным задачам. Их нынче много. Очень много.

И заниматься ими тоже надо срочно — чтобы «конец истории» не наступил.

«Нынче мы в ответе — за Россию, за народ и за всё на свете»

И ещё одна тема, поднимаемая до небес либерастами – Ленд-лиз.

Безспорно и однозначно, что помощь по Ленд-лизу была значительной, но вот на сколько. Попытаюсь вкратце разобраться.

Предлагается статья из Военное обозрение «Военный архив» История

Значение ленд-лиза для СССР

Про американские поставки в СССР в годы Великой Отечественной войны известно практически каждому. В памяти сразу всплывают «студебеккеры» и американская тушёнка, прозванная советскими солдатами «второй фронт». Но это, скорее, художественно-эмоциональные символы, являющиеся на самом деле вершиной айсберга. Целью же настоящей статьи автор ставит создание общего представления о ленд-лизе и его роли в Великой Победе.
В начальный период Второй мировой войны в США действовал так называемый акт о нейтралитете, согласно которому единственной возможностью оказания помощи
любой из воюющих сторон была продажа вооружения и материалов исключительно за наличный расчёт, причём транспортировка также возлагалась на заказчика — система «плати и забирай» (cash and carry). Основным потребителем военной продукции в США тогда стала Великобритания, но очень скоро она исчерпала свои валютные средства. В то же время президент Франклин Рузвельт отлично понимал, что в сложившейся ситуации наилучшим выходом для США является всемерная экономическая поддержка стран, воюющих против нацистской Германии. Поэтому он фактически «продавил» 11 марта 1941 года в конгрессе «Закон по обеспечению защиты Соединённых Штатов», именуемый также актом о ленд-лизе.

Теперь любой стране, чья оборона признавалась жизненно важной для США, оружие и стратегическое сырьё предоставлялось на следующих условиях:
1. Оружие и материалы, утраченные в ходе боевых действий, не подлежат оплате.
2. Оставшееся после окончания войны имущество, пригодное для гражданских целей, должно быть полностью или частично оплачено на основе
предоставляемых США долгосрочных кредитов.

3. Неутраченное оборудование после войны должно быть возвращено США.
После нападения Германии на СССР Рузвельт направил в Москву своего ближайшего помощника Гарри Гопкинса, так как хотел выяснить, «как долго продержится Россия». Это было важно, так как в США в то время превалировало мнение, что СССР не сможет оказать существенного сопротивления немцам, и поставленное оружие и материалы просто попадут к противнику. 31 июля состоялись встречи Гарри Гопкинса с Вячеславом Молотовым и Иосифом Сталиным. По их итогам американский политик отбыл в Вашингтон с твёрдым убеждением, что быстрой победы у немцев не будет и что поставка вооружений Москве способна оказать существенное влияние на ход боевых действий.

Однако включение СССР в программу ленд-лиза произошло только в октябре-ноябре 1941 года (до этого момента все американские военные поставки наша страна оплачивала золотом). Столь длительный промежуток времени Рузвельту потребовался для преодоления сопротивления большого числа американских политиков.
Подписанный 1 октября 1941 года первый (Московский) протокол предусматривал поставку самолётов (истребителей и бомбардировщиков), танков, противотанковых и зенитных орудий, грузовых автомобилей, а также алюминия, толуола, тротила, нефтепродуктов, пшеницы и сахара. Далее количество и номенклатура поставок постоянно расширялись.
Доставка грузов проходила по трём основным маршрутам: тихоокеанскому, трансиранскому и арктическому. Наиболее быстрым, но одновременно и опасным был арктический маршрут в Мурманск и Архангельск. Проводка судов осуществлялась британским флотом, а на подходах к Мурманску охранение усиливалось кораблями советского Северного флота. Поначалу немцы практически не обращали внимания на северные конвои — столь велика оставалась их уверенность в скорой победе, но, по мере того как боевые действия приобретали затяжной характер, германское командование стягивало на базы в Норвегии всё большие силы. Результат не заставил себя

долго ждать.
В июле 1942 года германский флот в тесном взаимодействии с авиацией практически разгромил конвой
PQ-17: погибло 22 транспортных судна из 35. Тяжёлые потери, а также необходимость привлечения большого количества кораблей для проводки судов со снабжением для осаждённой Мальты, а затем и подготовки высадки в Северной Африке вынудили англичан прекратить проводку северных конвоев до наступления полярной ночи.

Начиная с 1943 года баланс сил в арктических водах постепенно начал смещаться в сторону союзников. Конвоев стало больше, а их проводка сопровождалась меньшими потерями. Всего же по арктическому маршруту в СССР доставлено 4027 тыс. т грузов. Потери не превысили 7% от общего количества.
Менее опасным был тихоокеанский маршрут, по которому доставили 8376 тыс. т. Перевозки могли осуществляться лишь судами под советским флагом (СССР в отличие от США в то время с Японией не воевал). Далее полученный груз приходилось везти железнодорожным транспортом практически через
всю территорию России.

Определённой альтернативой северным конвоям служил трансиранский маршрут. Американские транспортные суда доставляли грузы в порты Персидского залива, а далее они доставлялись в Россию с помощью железнодорожного и автомобильного транспорта. С целью обеспечения полного контроля над транспортными путями в августе 1941 года СССР и

Великобритания оккупировали Иран.
Чтобы увеличить пропускную способность, провели масштабную модернизацию портов Персидского залива и Трансиранской железной дороги. Также компания «Дженерал моторс» построила в Иране два завода, на которых производилась сборка предназначенных для поставки в СССР автомобилей. Всего за годы войны на этих предприятиях изготовили и отправили в нашу страну 184 112 автомобилей. Общий грузопоток через порты Персидского залива за весь период существования трансиранского

маршрута составил 4227 тыс. т.
С начала 1945 года, после освобождения Греции, стал функционировать и черноморский маршрут. Этим путём СССР получил 459 тыс. т грузов.
Кром, отмеченных выше, существовало ещё два воздушных маршрута, по
которым в СССР «своим ходом» перегонялись самолёты. Наибольшую известность получил воздушный мост «Алсиб» («Аляска — Сибирь), по которому перебросили 7925 самолётов. Также самолёты перелетали из США в СССР через Южную Атлантику, Африку и Персидский залив (993 самолёта).
Долгие годы в трудах отечественных историков указывалось, что поставки по ленд-лизу составляли всего около 4% от общего объёма продукции советской промышленности и сельского хозяйства. И, хотя не имеется оснований подвергать сомнению достоверность этой цифры, тем не менее «дьявол кроется в деталях».
Определяя номенклатуру американских поставок, советское руководство стремилось в первую очередь закрыть «слабые места» в армии и промышленности. Особенно ярко это прослеживается при анализе объёмов поставленного в СССР стратегического сырья. В частности, полученные нашей страной 295,6 тыс. т взрывчатых веществ составили 53% от всех произведённых на отечественных предприятиях. Ещё более впечатляющим выглядит такое соотношение по меди — 76%, алюминию — 106%, олову — 223%, кобальту — 138%, шерсти — 102%, сахару — 66% и мясным консервам — 480%.
Не менее пристального внимания заслуживает и анализ поставок автомобильной техники. Всего СССР получил по ленд-лизу 447 785 автомобилей.
Показательно, что советская промышленность за годы войны изготовила только 265 тыс. автомобилей. Таким образом, количество полученных от союзников машин более чем в 1,5 раза превысило собственное производство. К тому же это были настоящие армейские автомобили, приспособленные к эксплуатации во фронтовых условиях, в то время как отечественная промышленность поставляла армии обычные народно-хозяйственные машины.
Роль ленд-лизовских автомобилей в боевых действиях трудно переоценить. В немалой степени они обеспечили успех победных операций 1944 года, вошедших в историю как «десять сталинских ударов».
Немалая заслуга союзных поставок и в успешном функционировании в годы войны советского железнодорожного транспорта. СССР получил 1900 паровозов и 66 дизель-электровозов (особенно наглядно эти цифры выглядят на фоне собственного производства за 1942–1945 годы в 92 локомотива), а также 11 075 вагонов (собственное производство — 1087 вагонов).
Параллельно функционировал и «обратный ленд-лиз».
За годы войны союзники получили от СССР 300 тыс. т хромовой и 32 тыс. т марганцевой руды, а также древесину, золото и платину.
В ходе дискуссий на тему «Мог ли СССР обойтись без ленд-лиза?» сломано немало копий. Автор полагает, что, скорее всего, мог. Другое дело, что сейчас не представляется возможным подсчитать, какова была бы цена этого. Если объём поставленного союзниками вооружения в той или иной степени вполне мог бы быть компенсирован отечественной промышленностью, то в отношении транспорта, а также производства ряда видов стратегического сырья без поставок союзников ситуация очень быстро перешла бы в критическую.
Недостаток железнодорожного и автомобильного транспорта запросто мог бы парализовать снабжение армии и лишить её мобильности, а это, в свою очередь, снизило бы темпы проведения операций и увеличило рост потерь. Нехватка цветных металлов, особенно алюминия, привела бы к снижению выпуска вооружений, а без поставок продовольствия гораздо сложнее было бы бороться с голодом. Наверняка наша страна смогла бы выстоять и победить даже в такой ситуации, но определить, насколько возросла бы цена победы, не представляется возможным.
Программа ленд-лиза прекратилась по инициативе американского правительства 21 августа 1945 года, хотя СССР и обращался с просьбой продолжить поставки на условиях кредита (предстояло восстанавливать разрушенную войной страну). Однако к тому времени Ф. Рузвельта умер, а в двери громко стучалась новая эпоха «холодной войны».
Во время войны оплаты поставок по ленд-лизу не производились. В 1947 году США оценили долг СССР за поставки в 2,6 млрд долларов, но год спустя сумму снизили до 1,3 млрд долларов. Планировалось, что погашение будет производиться в течение 30 лет с начислением 2,3% годовых. И.В. Сталин эти счета отверг, сказав, что «СССР сполна расплатился по долгам ленд-лиза кровью». В качестве обоснования своей точки зрения СССР приводил прецедент списания долгов за поставки по ленд-лизу другим странам. К тому же И.В. Сталин вполне резонно не хотел отдавать средства разорённой войной страны потенциальному противнику по Третьей мировой войне.
Соглашение о порядке погашения долгов удалось заключить лишь в 1972 году. СССР обязался уплатить до 2001 года 722 млн долларов. Но после перечисления 48 млн долларов выплаты вновь прекратились в связи с принятием США дискриминационной поправки Джексона — Вэника.
Вновь этот вопрос подняли в 1990 году на встрече президентов СССР и США. Были установлены новая сумма — 674 млн долларов — и срок окончательного погашения — 2030 год. После распада СССР обязательства по этому долгу перешли к России.
Подводя итоги, можно сделать вывод, что для США ленд-лиз явился, прежде всего, по словам Ф. Рузвельта, «выгодным вложением капитала». Причём следует оценивать не прибыли непосредственно от поставок, а многочисленные непрямые выгоды, которые получила американская экономика после завершения Второй мировой войны. Истории было угодно распорядиться, чтобы послевоенное благополучие США в немалой степени оказалось оплачено кровью советских солдат. Для СССР же ленд-лиз стал практически единственным способом снизить количество жертв на пути к Победе. Вот такой «брак по расчёту»…

Автор: Андрей ЧАПЛЫГИН

Первоисточник: http://историк.рф/special_posts/значение-ленд-лиза-для-ссср/