Гора ВЕРБЛЮД

 

Однажды в мае 2008 года группа участников Пятигорского отделения Русского географического общества посетил гору Верблюд и её окрестности.

ВЕРБЛЮДКА — самая северная гора-лакколит.

Поход был рассчитан на два дня. И оба дня принесли нам замечательные открытия и находки.

Мы все были экипированы как для горного похода – палатки, спальные мешки, горные ботинки, газовое оборудование и т.д., но всё оказалось гораздо проще и удивительнее.

Солодовник Сергей привёл нас к самому подножию горы в дом своего друга Юлиана в селе Калаборка, которое расположилось к югу от горы. Хозяин был в отъезде, но дом свой предоставил нам в полное распоряжение. Места хватило всем.

Оставив рюкзаки в гостеприимном доме, вышли в поход. По просёлочной дороге быстро дошли до подножия самой горы, под седловиной. Далее дорога стала медленно подниматься по южному склону в восточном направлении, и не преодолев и третьей части подъёма, неожиданно закончилась. Дорога эта предназначена для вывоза камня, которым и сейчас модно обкладывать фундаменты.

Далее тропой, продираясь в высоком цветущем разнотравье субальпийского луга, поднимаемся к живописной гряде скал на восточном склоне горы. Отсюда открывается замечательный вид на запад. Горы Бештау, Бык, Острая как на ладони. Железноводск и сёла Быкогорка и Порт-Артур под нами.

Линец Сергей Иванович, доктор исторических наук на восточной вершине г. Верблюд.

Оказалось, что в нашей группе присутствовала наследница последнего владельца села Порт-Артур – Ольга Гажур. Её бабушка по отцовской линии была младшей дочерью Ивана Михайловича Головченко.

За доблестную службу в личной охране император Александр III пожаловал хутор Порт-Артур с прилегающими землями Ивану Михайловичу.

От скал поднимаемся пологим склоном на восточную вершину.

Среди деревьев обнаруживается скальный массив.

Скалы всегда притягивали и притягивают к себе человека. Даёт знать генетическая память, ведь человечество, как уверяют антропологи, вышло на просторы Земли из пещер. Отсюда наша любовь к горам и тяга к пещерам.

Мы оказались далеко не первыми, привлечёнными красотой горы. Вот на скале просматривается выбитая ещё докоммунистическим, долуночарским шрифтом надпись:

«ЛЮБОВЬ СИЛЬНЕЙ РАЗЛУКИ!».

Глубокая мысль. Можно легко представить автора и исполнителя этой надписи.

Ещё удивительнее оказалась находка на вершине скальной стены над этой выбитой фразой. Скальная стена с северной стороны по всей своей макушке была надсечена неглубокими пробивками, которые мы раньше встречали на Бештау и Змейке. Но там большую часть пробивок в огромных камнях и скалах можно было объяснить утилитарными целями добычи камня в блоках для каких-либо сооружений. Зачем же на вершине колоть скалу, если вывезти её оттуда и сейчас крайне проблематично.

Разгадка оказалась рядом. С западной стороны скального массива большая каменная плита лежала на других обломках скал так, что под ней можно было проползти взрослому человеку. Конечно, это могло быть и случайностью, но очень уж часто нам стали попадаться подобные «случайности» на всех горах лакколитах и даже несколько на самом Эльбрусе, среди его ледников, и у его подножия, с северной стороны в урочище Джилысу. Такие мегалитические сооружения называются Храм Земли.

Храм Земли.

Обследовав восточную пологую вершину, стали спускаться на седловину. На великолепном альпийском лугу встретили, давно искорененные недочеловеками на Бештау и Машуке цветы: Пион мелколистый, Мак реликтовый …

Пион мелколистный.

Маки.

Седловина представляет собой широкую и ровную площадку, с которой на западную вершину начинается крутая каменистая тропа, впрочем, вполне доступная для участников нашего похода.

Сама вершина – небольшая площадка со скальным останцем, у которого, к нашему удивлению, опять обнаруживаем «Камень Земли» похожий на тот, который находится на восточной вершине.

Возвращаемся по пути подъёма, через седловину.

Внимание наше привлекают группы крупных камней, расположенных в высоких травах недалеко от дороги.

На всех камнях обнаружились следы обработки камня, аналогичные тем, которые мы видели на Бештау, Змеевой, Эльбрусе.

Такими обколотыми огромными камнями обложена прямоугольная площадка.

Надвигающаяся гроза подгоняет к приютившему нас дому.

Готовимся к ужину и ночлегу. Кто-то расположился в доме, кто-то на веранде, а кто-то и в палатке в саду.

Дом выглядит не жилым, заброшенным. Видно, что нынешний хозяин редко бывает в нём.

Тем не менее, дом сохранил следы былого величия и даже великосветской жизни. Величественный столп от дворянских ворот, самотечный водопровод чистейшей родниковой воды, не загаженной ядовитой хлоркой.

В доме на стене висит железный рыцарский доспех, а в гостиной стоит огромный инкрустированный стол с большой фаянсовой вазой. Среди книг обнаруживается подшивка журнала РОДИНА за 1886 год. Журнал еженедельный и дорогой – 5 рублей 40 копеек. Столько тогда стоила корова.

Очень интересно листать журнал позапрошлого столетия. Какая прелестная древность и до чего же много современности.

Что-то объясняет древний фотоальбом.

Оказывается, сей дом был центром «Имения Гаджи».

Вокруг имения цвели сады и зрели виноградники. Кипела светская жизнь, а в винных подвалах вызревали замечательные вина.

Рядом с имением развивалось селение со странным для нас названием Калаборка. Оказывается, ещё в XIX веке Великий Князь Константин выписал из итальянской провинции Калабрия Виноградных дел мастера Гаджи для постановки виноградного дела на Кавказе.

Гаджи прибыл с целым коллективом итальянских виноградарей. Они-то и основали село Калаборка. Заложили виноградники и фруктовые сады. Создали водопровод и винохранилища.

О былой жизни имения много рассказал его нынешний хозяин Юлиан.

К сожалению, от той бурной жизни здесь осталось только воспоминание в том доме, который мы и посетили.

Калаборка – Калабрия

Порт-Артур