Все записи автора admin

СЛАВЯНАМ

Фёдор Тютчев Начало мая 1867

СЛАВЯНАМ

Привет вам задушевный, братья,

Со всех Славянщины концов,

Привет наш всем вам, без изъятья!

Для всех семейный пир готов!

Недаром вас звала Россия

На праздник мира и любви;

Но знайте, гости дорогие,

Вы здесь не гости, вы — свои!

Вы дома здесь, и больше дома.

Чем там, на родине своей, —

Здесь, где господство незнакомо

Иноязыческих властей,

Здесь, где у власти и подданства

Один язык, один для всех,

И не считается Славянство

За тяжкий первородный грех!

Хотя враждебною судьбиной

И были мы разлучены,

Но всё же мы народ единый,

Единой матери сыны;

Но всё же братья мы родные!

Вот, то, что ненавидят в нас!

Вам не прощается Россия,

России — не прощают вас!

Смущает их, и до испугу,

Что вся славянская семья

В лицо и недругу и другу

Впервые скажет: — Это я!

При неотступном вспоминанье

О длинной цепи злых обид

Славянское самосознанье,

Как божья кара, их страшит!

Давно на почве европейской,

Где ложь так пышно разрослась,

Давно наукой фарисейской

Двойная правда создалась:

Для них — закон и равноправность,

Для нас — насилье и обман,

И закрепила стародавность

Их как наследие славян.

И то, что длилося веками,

Не истощилось и поднесь

И тяготеет и над нами —

Над нами, собранными здесь-

Ещё болит от старых болей

Вся современная пора…

Не тронуто Коссово поле,

Не срыта Белая Гора!

А между нас, — позор немалый,-

В славянской, всем родной среде,

Лишь тот ушёл от их опалы

И не подвергся их вражде,

Кто для своих всегда и всюду

Злодеем был передовым:

Они лишь нашего Иуду

Честят лобзанием своим.

Опально-мировое племя,

Когда же будешь ты народ?

Когда же упразднится время

Твоей и розни и невзгод,

И грянет клич к объединенью,

И рухнет то, что делит нас?..

Мы ждем и верим провиденью —

Ему известны день и час…

И эта вера в правду Бога

Уж в нашей не умрёт груди,

Хоть много жертв и горя много

Ещё мы видим впереди…

Он жив — верховный Промыслитель,

И суд его не оскудел,

И слово царь-освободитель

За русский выступит предел…

МОЯ СТРАНА — СССР

Кратко о себе

Я объездил весь Союз. Купался в семи его морях – Охотском, Японском, Каспийском, Азовском, Чёрном, Балтийском и Баренцевом. Байкал видел летом и зимой. Забывал о морозе, созерцая танцующее Полярное сияние, переливающееся всеми цветами Радуги. Собирал балтийский янтарь и сахалинскую морошку, а ещё грибы Надберёзовики. Я не ошибся и не шучу – на Крайнем Севере грибы стоят над змеящимися во мху Стелющимися берёзами. Стволики их, толщиной со спичку, извиваясь, вжимаются во мхи и прячутся между камней, а два листика этой берёзы поместятся на одном моём ногте. Но не только берега приморские мне знакомы. Побывал я и в пространстве между ними. Если путешествовать по Союзу вместе с Солнышком, то можно начать с острова Сахалин, где я поработал в командировках на Охинской ТЭЦ и Южносахалинской ГРЭС, т.е. и на севере, и на юге острова, а в свободное время бывал и посередине его. Далее, вместе с Солнцем, попадаем в Приморье, где я родился недалеко от Владивостока в 1940 году. Отец служил в Морской авиации, а мама учительствовала. Поэтому, окончив Московский Энергетический институт, я распределился в Дальневосточное отделение ОРГРЭС – буферную организацию между Наукой и Энергетикой. А поскольку Энергетика, как и воздух, вездесуща, то и работа для меня была всюду, и я мог выбирать, куда мне отправиться в следующую командировку.

Работал на электростанциях Приморского и Хабаровского краёв, Амурской и Читинской областей, обследовал состояние энергосистем Забайкалья и всей Якутии, с юга до Заполярья.

Догоняя Солнце, заглядываем в Иркутск и Новосибирск. В Северном Казахстане в составе студенческого строительного отряда электрифицировал Целину. Мы тянули по степям и посёлкам линии электропередачи, делали электропроводку в домах строящихся посёлков.

Далее на Запад – Свердловск (ныне Екатеринбург). Здесь пришлось бывать часто по совместным со Свердловским ОРГРЭС работам.

Но вот перевалили Камень (Уральский хребет) и оказались в европейской части Союза. Здесь прошла большая часть моей жизни, и поэтому здесь я более плотно наследил по городам и весям. Побывал во многих столицах республик СССР, городах Поволжья, Московской и Ленинградской областей, заполярных Айхале и Чернышевске, Мурманске и Североморске. Занесло меня однажды и в Восточную Германию – города Грайсвальд, Берлин, Дрезден с его галереей, Лейпциг с памятником Битве народов, Варнемюнде с пляжами FKK (Свободы культурного тела), где от горизонта до горизонта все отдыхали голяком, остров Рюген (Руян или сказочный Буян) с его памятниками славянской культуры.

Я не буду описывать города, где я бывал. Хочу описать случаи из моей жизни, связанные между собой только временем. Случалось же со мною всего много – весёлого и не очень, серьёзного и глупого, безобидного и на грани гибели. До сих пор удивляюсь – как только мальчишки доживают до уважительного возраста.

Детство

Приключения начались с эвакуации. Осенью 1941 года в дальневосточных гарнизонах остались только военнослужащие, а женщин и детей отправили подальше от очень возможной войны с Японией. На пароходе в каюте теснились четыре мамочки с грудничками. До городка Тара, что стоит на одноимённой реке, притоке реки Обь, добрался только я. Троих из нашей каюты похоронили. Я тоже перенёс дважды воспаление лёгких, детский туберкулёз (верхняя часть лёгких у меня отсутствует – сгнила), и, не излечиваемую тогда диспепсию. Мама бросалась за борт, но её успели ухватить. Вылечил старый, старый доктор, прописав — чайную ложку кагора, потом столько же молока. Через какое-то время ещё кагор и молоко. И только так организм смог принять и усвоить пищу. Я выжил! Выжил и зауважал кагор, особенно Чумай.

Летом 42 мама со мной перебралась в Казахстан. Здесь было и теплее и сытнее, но приключилась другая беда. Все дети по самые уши вгрызались в арбузы, а я наотрез отказывался их есть. Какая-то казашка посоветовала маме отвести меня к бабке. Та что-то пошептала мне, и вывела к маме с огромной скибкой арбуза в зубах.

После Сталинградской победы мы вернулись на Дальний Восток. По такому случаю, вся папина эскадрилья собралась в нашей комнате. Один из лётчиков дал мне шоколад. Кампания была занята застольем, а я сам собой. Кто-то оглянулся и обомлел. В углу комнаты чем-то занимался негретёнок. Это я, приняв шоколад за мыло, им намылился. Реакция всех – смех и слёзы.

Эти рассказы я помню со слов мамы, а свои первые воспоминания пошли уже с лета 45 года. Отцы улетели на прифронтовые полевые аэродромы. В гарнизоне остались женщины и дети, да ещё аэродромная команда и бойсклады. И вот всё это население было мобилизовано на эти склады для снаряжения авиационных пулемётных и пушечных лент. Звенья цепей поставлялись отдельно от снарядов. В ленту всё это собиралось на специальных столах-станках. Женщины набивали ленты снарядами, а дети их подносили. На складе матросы, авиация ведь морская, накладывали детям снаряды на ручки, как дрова и мы их несли мамам. А ещё нам позволялось поиграть с пулемётом Максим.

Гарнизон в Николаевке располагался в пойменной части рек Сучан (Партизанка) и Шенингоу, и состоял из нижнего и верхнего городков. Городки соединялись дорогой метров в триста, прорезанной в сопке через тайгу. Однажды мы — папа, мама и я, припозднившись в гостях, возвращались ночью по этой дороге, и из тайги нам под ноги выбежало три волчонка. Агрессии они не проявляли, крутились вокруг нас, но при этом, наверняка, где-то рядом скрытно кралась их мамаша. Папа посадил меня на плечи, мама вжалась в папу и мы благополучно дошли до своего дома.

В детском саду Даланьян (не помню имени) меня часто задирал. Однажды, швырнув в меня кубиком, он в кровь разбил мне нос. Меня уложили на детскую горку вниз головой. Когда кровь остановилась и подсохла, я скатился с горки и устремился к обидчику. Он, почувствовав мою ярость, рванул по этой же дороге в Верхний городок. Я помню, что бежал за ним, но не помню, догнал или нет. Помню только, что с тех пор он перестал даже мне на глаза попадаться.

Гарнизон готовился отмечать Победу над Японией. Отец тоже. Он после каждого ночного дежурства приносил домой сигнальные ракеты, а я, конечно, утаскивал их и разбирал. Для мальчишки там много было интересного и полезного. Например, порох и цилиндрик осветительного заряда. Если отколоть от него кусочек со спичечную головку, положить на камень и ударить другим, то он стреляет, как пистончик, которых мы тогда ещё не видели.

И вот тёплым сентябрьским днём я сижу на корточках у стены неработающего по случаю воскресенья детсада, и усердно разбираю очередную ракету. В нескольких десятках метров за заборчиком проходит всё та же дорога и по ней спускается папа с мамой. Я их не видел, но они окликнули меня и спросили, что я там делаю – играю, отмахнулся я. Ответ родителей удовлетворил.

Воскресным днём семья наша вышла отдыхать на речку Шенингоу. Летуны ныряли с берега в прозрачную воду запруды. Папа не успел ещё снять брюки, как и я нырнул туда же. Отец нырнул за мной прямо в брюках.

Школьное детство

Из этого периода мало что стоит вам рассказать. Помню, как однажды возвращался из школы, а она была в соседнем гарнизоне не далее полутора километров от дома. Грейдер пробегал по каменной насыпной плотине, образующей приличный пруд, место нашего летнего времяпрепровождения, и далее в городок и к школе. Этим грейдером мы ходили в мокрое время года, а в сухое шли тропой по другую сторону пруда. Чуть выше пруда располагался лагерь японских военнопленных. Мы как-то с ними общались через сетку забора. Не было в нас никакой к ним агрессии. Мы делились с ними своими перекусами, а они нам дарили какие-то свои поделки.

Однажды, возвращаясь из школы, я решил пройти и не по дроге, и не по тропе, а по лесу напрямик в папину автороту. Приморская тайга цвела ранней весной. (Цветы Приморья разводят в садах всего мира.) Папы в роте не оказалось, но меня задержал старшина и, отведя в свою каптёрку, велел раздеться. На мне и моей одежде он собрал более двадцати клещей. Если бы я отгулял час другой с такой бандой на себе, не избежать бы мне энцефалита.

Мама послала меня за хлебом. Оторвала талончик на получение одной буханки хлеба. Карточная система тогда ещё не была отменена. В пекарне всей очереди объявили, что белый хлеб выдаётся «через одного». Подходит моя очередь. Предыдущий получает буханку чёрного хлеба. Значит, мне достанется белый, подумал я, и протянул свой талончик. Но дали мне чёрный.

1949 год. Дальний Восток, Угловка.

 Я в обиде и недоумении пришёл домой. Мама объяснила мне, что когда не хватает в пекарне белой муки, то белый хлеб выдают только лётному составу.

Но настоящий белый хлеб я тогда увидел только однажды. Отец был на охоте, где-то в Уссурийской тайге и привёз мясо изюбря (крупный олень). А ещё егерь дал ему в дорогу ломоть настоящего белого хлеба. Он был удивительно белым, с румяной хрустящей корочкой и невероятно вкусным. Такой хлеб я потом во второй раз увидел только в Пятигорске, году в 48, и назывался он «Колхозный». Огромный ароматный каравай съедался вмиг. Сейчас такого хлеба уже давно нет.

Мы часто, почти каждый год, переезжали из одного гарнизона в другой. Такова была Служба. И часто по приезду не куда было поселиться. Жильё, предназначенное нам, ещё было занято семьёй замещаемого отцом офицера. Устраивали нас где придётся. Однажды прожили неделю или больше в котельной. Другой раз — в гараже автобатальона. А ещё раз — в таёжном ущелье за гарнизоном. Там в два ряда стояли законсервированные спецавтомобили для обслуживания самолётов, а в глубине ущелья стояла избушка для охраны. В неё нас и поселили. Главным охранником там был служебный пёс. Для него во всю длину консервации был натянут трос посередине между двумя рядами машин. При псе всегда был часовой с карабином. Пёс был отчаянный служака. Пройти мимо него не было ни какой возможности. Я проходил за машинами по кромке сопки (цепь позволяла псу дотянуться только до заднего колеса каждой машины, и там он меня всегда успевал встретить), а маме приходилось выбираться на дорогу в гарнизон через сопку. Папа в форме и двухлетняя сестрёнка ходили совершенно свободно вдоль троса. Джульбарс им это позволял. Отцу, как старшему по званию, а Танюшке, по малолетству.

Дно ущелья заросло буйной травой. Мне она была по грудь, а сестрёнку скрывала с головой. Пёс аккуратно бегал по тропе вдоль троса, стараясь не повредить траву. От этой тропы к его будке шла короткая тропка. Рядом с будкой он устроил крохотную полянку, где любил принимать солнечные и воздушные ванны.

В полукилометре выше по ущелью стоял дом семьи лесника. У них была огромная плоская как доска полуодичавшая свинья. Джульбарс очень её не любил, т.к. она вела себя по-свински. Когда пёс отдыхал, а у него, как и у всех служащих, был выходной день, который он проводил на псарне, эта свинья ухитрялась поковыряться в его саду. И вот однажды, то ли свинья сбилась со счёту дней недели, то ли на псарне что-то спутали, но свинья смело вошла в лужок. Пёс застыл. Вжался в землю и выжидал. Когда свинья приблизилась к его лёжке, он одним прыжком вскочил ей на спину, вцепился зубами в загривок и вонзил когти лап ей в бока. Свинья бросилась бежать по тропе домой. Пёс на ней, как заправский всадник. Скачка эта закончилась концом троса. Цепь натянулась и стащила Джульбарса со свиньи. На память ей он оставил длинные глубокие царапины вдоль всей спины.

От полученного удовольствия пёс несколько дней улыбался во всю свою пасть и позволял всем нам ходить по территории спокойно.

В другой раз, осенним вечером, с сопки на его хозяйство свалился медведь. Завязалась жуткая драка. Бурые и серые клочья шерсти летели во все стороны. Часовой целился из карабина, но выстрелить не мог, т.к. буро-серый клубок слился воедино. В какой-то момент мишка высвободился, проскочил между машин и исчез в тайге.

Израненного пса пару дней лечили, но он всё время рвался к месту сражения. Когда он чуть оклемался, стало понятно, что если его туда не повести, он уйдёт в самоволку. Поводырь Джульбарса и его взводный, прихватив карабины, отправились от места схватки за псом в тайгу. Идти далеко не пришлось. Через пару километров спустились к речке и вскоре увидели нарушителя. Он тоже был сильно изранен и у реки зализывал раны. Пуля достала медведя раньше, чем Джульбарс.

И ещё про него же и маму. Воскресным днём мама сидит возле нашей избушки на склоне сопки и чистит картошку, а я с папой ниже у ручья разжигаем печку. Тут папа тихонько толкает меня и показывает вверх. А там Джульбарс, по случаю выходного дня, нагулялся по сопкам, пришёл к нам и уселся, раскрыв от жары пасть, у мамы за спиной голова к голове. Она, не сразу, но услышала дыхание, обернулась на него и встретилась нос к носу с этой чудовищной пастью. Визг, писк, картошка, кастрюля во все стороны, мама пролетела мимо нас и перепрыгнула через ручей, а пёс взлетел на верх сопки и смотрел на нас, поджавши с перепугу хвост. Нам с папой было смешно, пёс был в недоумении, а мама спустила на нас полкана.

Всплывает приятное воспоминание о моём первом общении с женщиной. Было это во втором или третьем классе. Моя одноклассница позвала меня к себе домой и я, даже не занеся книжки и тетрадки к себе в дом, до которого было пятьдесят метров, отправился к ней в село Николаевка. (Не удивляйтесь – это уже было в другом гарнизоне, а десятый класс я заканчивал в одиннадцатой по счёту школе), Помню большой рубленый дом, просторную комнату, стол из тесаных досок и огромный арбуз на нём.

В классе пятом в городе Лиепая в Латвии, была у меня подруга Ева. Она латышка по

маме, русская по папе-подводнику. Он где-то, вместе с экипажем и лодкой, лежит на дне Балтийского моря. Слава им и вечная память.

О следующих контактах надо писать романы, а их написано так много, что мне в этой области делать нечего. Одно скажу – никогда я не обижал девчонок, и они мне платили тем же. Но об одном случае расскажу. На вечере по случаю окончания восьмого класса, прощаясь с хорошей подругой Верой Кистяевой, я сказал ей, что мы ещё встретимся. Её отца переводили на Тихоокеанский флот во Владивосток, а моего на Северный флот в Североморск. И, тем не менее, мы всё-таки встретились во Владивостоке, куда я распределился по окончании МЭИ. Я шёл, с уже женой, по Приморскому бульвару, и она с мужем тоже. Я окликнул её – Вера! Реакции не последовало. Я окликнул — Кистяева! Они остановились… Обещания свои надо выполнять.

Но я слишком далеко вылетел из детства. Попробую вернуться. Итак, 1950 год. Отца с Тихоокеанского переводят на Балтийский флот. Поезд Владивосток – Москва. В пути 8 суток. Весь семейный скарб — в двух чемоданах. По пути на вокзалах покалеченные фронтовики. Некоторые на сооружённых из досок и шарикоподшипников «колясках». В руках деревянные чурки, размером с кирпич, которыми они отталкиваются от дороги. Больно это видеть. Тяжело, очень тяжело далась Победа.

Маленькая деталь – едем мы в сентябре. И чтобы школьники не отстали, в состав поезда включён Вагон-школа. Мыслимо-ли это сейчас?

Несколько дней гостим в Москве у папиного двоюродного брата. Впервые попадаю в зоопарк и планетарий. Разбиваю в кровь пятку гвоздём, торчащим из нового сапожка.

И снова дорога. Поезд Москва – Рига. Не отхожу от окна вагона. Вдоль всего пути разбитая военная техника. Танки, броневики, автомобили, останки самолётов. Это с полей сражений покалеченная войной техника стягивалась к железной дороге. В Риге нас встречает полуторка. В латвийской столице купили венские стулья и радиоприёмник VEF. Он потом нас сопровождал до самой телевизионной эры, и стулья тоже. Этой же полуторкой доехали до авиагородка под городом Libau (Липовый), ныне Лиепая.

Пляж в Лиепае лучший из тех, которые я видел на Балтике в Эстонии Латвии, Литве, Калининградской области и Германии. Широкая, более 70 метров, промываемая штормами полоса белого песка от уреза воды до дюн. Дальше полоса, метров 50, невысоких дюн. Гребни дюн поросли ивняком и образовали массу отдельных ячеек, защищённых от прохладного ветра и посторонних глаз.

Воскресный летний день. На пляже масса народа. Крепкие молодые мужчины играют в волейбол. Меня поразило то, что почти все они были в страшных шрамах по всему телу. Смотрел на мужчин с уважением, восхищением и даже завистью. А сейчас и сам, без войны, весь, как порубанный шашкой.

В Прибалтике мальчишкам тех лет было чем заняться. Всякого оружия и боеприпасов в лесах было больше, чем деревьев.

В лесу, километрах в двадцати от Лиепаи у деревни Гробино (здесь было древнее немецкое кладбище со склепами) располагался Пионерский лагерь Балтфлота. Там я отдыхал дважды. Забор для нас был прозрачным, а в лесу было много черники и гадюк. По воскресеньям к нам наведывались родители, вместе или порознь. Это всегда было праздником. Без всевозможных сладостей они не приезжали. К концу дня наши карманы пополнялись новыми конфетными обёртками для игры в фантики.

Мимо немецкого кладбища мы ходили купаться в пруду на окраине Гробино. Посередине пруда был островок, а на нём стоял старинный замок. Как-то, уже в ночь, втроём решили пойти на кладбище, а там кто-то предложил спуститься в склеп. Одна верхняя плита была отодвинута, и провал зиял абсолютной чернотой. Мне показалось, что все смотрят на меня, и, преодолев страх, я прыгнул в темноту. Склеп оказался не глубоким, не более полутора метров и совершенно пустым. Память о преодолённом страхе осталась навсегда, но я понял, что страх можно победить.

Однажды с папой из лагеря пошли гулять в лес. Лес там, в низинах еловый, на пригорках сосновый. Тропка мимо могучих елей спустилась к ручью, в котором воробью по колено, но разлился широко и не перепрыгнуть. Чтобы можно было перейти, яко посуху, в ручей, как брёвна, были уложены зенитные или танковые заряды. Мы прошли по ним. Тут папа остановился, устроил меня за огромным пнём, а сам вернулся к переправе. Он брал сам снаряд обоими руками и ударял об край другого пня местом соединения снаряда с гильзой. Гильза отваливалась, и её папа укладывал в ручей, а снаряд подальше от тропы. Так тропа стала безопаснее. Другой раз мы всем вторым отрядом пошли в тот же лес собирать чернику и землянику. Углубившись в лес, не более чем на километр, вышли на обширную вырубку, где было много земляники. Но не только земляника была там. Мы увидели две аккуратно сложенные поленницы метров в семь длины и полтора высоты, но не дров, а фаустпатронов — родоначальников нынешних противотанковых гранатомётов. По-видимому, там находился немецкий бойсклад. Что бы мы там ещё нашли, я не знаю, т.к. командир отряда увёл нас с земляники на чернику.

Мой дружок Слава Хоцин предложил мне – тут недалеко есть яма с порохом, давай туда сходим. Меня на такие подвиги уговаривать не надо, и мы в тихий час улизнули из лагеря. Не более чем в двухстах метрах от него наткнулись на очень густые заросли терновника. Продраться через него не было никакой возможности. Мы обошли кругом. Заросль была компактной, метров десять в диаметре и нигде, даже руку нельзя было туда просунуть. Но пронырливости мальчишек предела нет. Второй раз мы не обходили кусты, а обползали и нашли то, что искали – лисий ход. Он оказался для нас, четвероклассников, вполне комфортным. Проползя по этому лазу два-три метра, мы оказались в капонире. Наверное, там стоял танк для обстрела дороги, проходящей в паре сотен метров. Капонир был доверху засыпан крупным артиллерийским порохом. Мы сняли майки, сделали из них мешочки и стали вывозить порох из капонира. Мы увлеклись и натаскали его с пару стандартных мешков. Высыпали подальше от ямы. Пораскопав порох наткнулись на гранаты и другие боеприпасы. Решили далее не рисковать. Вытянули за собой пороховую дорожку на десяток метров. Подожгли и бросились в лагерь. Сзади стоял гул взлетающего бомбардировщика, который придавал нам скорости. Начали рваться гранаты. До лагеря оставалось менее ста метров, когда мы влетели в развёрнутую цепь первого отряда, отправленного на поиски нас.

Начальник лагеря капитан второго ранга интендантской службы с пристрастием нас допросил и посадил, за неимением карцера, в изолятор. Мы остались там на ночь, без сладкого и без общения, дожидаться своей участи. О репрессиях, которые нам предстояли, мы не догадывались, но ничего хорошего ожидать не приходилось. Утром, как обычно, на подъём флага весь лагерь был построен в каре. Нас поставили отдельно напротив трибуны. Лагерь был наслышан о произошедшем вчера, да и не только лагерь – канонаду было слышно за километры. Все напряжённо ждали решения начальства. Начальник лагеря поднимается на трибуну, короткая барабанная дробь, и он объявляет: «Вчера пионеры третьего отряда Стасенко Владимир и Хоцин Вячеслав – делает паузу – нашли и обезвредили яму с боеприпасами. Выразим им благодарность.»

Отца свободным от службы я видел редко. В те времена в неделе был только один выходной день, а у служивых и тот не всегда. Но, тем не менее, его влияние на моё воспитание было определяющим. Он умел всё! Из ивового прута сделать удилище, и из конского волоса леску. Крючок из иголки, а поплавок из гусиного пера. Удочка готова и мы, наловив ночью большущих червей-выползков, идём рыбачить на море или речку.

Однажды в воскресенье, придя с ночного дежурства, он сказал мне – пошли щурить. Я не понял что это такое, но быстро собрался. Был прекрасный солнечный зимний день. Мы вышли из гарнизона и прошли ещё с километр до замёрзшей речки. Здесь папа выломал из сухого ствола дубину и мы по льду речки пошли к озеру. Озеро очень большое, несколько квадратных километров. Оно соединялось с морем каналом, проходящим через город Лиепая. С нашей стороны оно очень мелкое. Лёд был довольно тонкий и совершенно прозрачный. Струи речной воды шевелили водные травы прямо под ногами. Папа внимательно смотрел себе под ноги, а я едва поспевал за ним. Вдруг он остановился и со всего размаху ударил дубиной по льду. Отбежал чуть в сторону и опять ударил по льду. Я, всё ещё ничего не понимая, подбежал к нему. Он уже пробивал во льду лунку. Запустил туда руку и вытащил большую щуку. Зимний день очень короток, поэтому мы, довольные добычей отправились домой.

А ещё мы с ним ездили лучить лосося. Папа из авиационной фары сделал очень мощный фонарь, питавшийся от автомобильного аккумулятора. Фонарь прикрепил к дрючку от лопаты, аккумулятор уложил в солдатский вещмешок, соединив их гибким проводом. Ближе к вечеру мы выехали на вездеходе ГАЗ-63. Сколько и куда ехали не помню. Остановились возле речки больше похожей на ручей. Местами её можно было перепрыгнуть. Уже стемнело. Пока папа готовил свои снасти, фонарь и острогу, стало совсем темно. Папа взял острогу, фонарь вручил водителю, матросу из его батальона и мы пошли вдоль речки, просвечивая её лучом. В очередном разводье увидели крупную рыбину. Это была наша первая добыча. Были ли ещё, я не помню.

Материально все ещё жили скудно. Карточную систему на продукты отменили в 1948. Для сравнения, в почти не воевавшей Англии карточки отменили в начале 50-х. Помню очереди за мукой, сахаром, мясом. Вещи перешивались и перелицовывались. Одеть что-то новое было для меня чем-то не приличным, и нам, мальчишкам, было всё равно, во что мы были одеты.

Перед школой, 4-й класс, мне купили новенький костюм и заставили надеть. И в нём я с мальчишками умчался на море. Там в дюнах занялись обычными делами. Солнце пригревало и я, сняв пиджачок, оставил его на вершине дюны. Соорудили вулкан. Для чего разгребли песок до сырого, высыпали в эту яму литра три пороха, воткнули в него пороховую длинную макаронину и засыпали песком. Макаронина, как бикфордов шнур, поджигала порох в яме. Пороховые газы образовывали кратер в горке песка. Песок в кратере кипел, и в нём танцевали язычки пламени. Вулкан был как настоящий. Когда кончились боеприпасы, пошёл за своей одёжкой, а она оказалась прожжённой насквозь через грудь и спину дырой с кулак. Рядом лежал кусок металла от чего-то того, что мы взрывали. Реакции родителей не помню.

Каждый год с нетерпением ждали день 1 апреля. В этот день в центральных газетах на всю страницу печатались списки товаров, на которые снижались цены. Называлось это «Сталинскими снижениями цен». Таким образом, повышалась зарплата всему народу, а не некоторым его категориям.

И ещё о Сталине и том времени. По стране дважды прокатился огненный разрушительный вал. Сначала с запада на восток, а потом с востока на запад, унеся 26 миллионов самых работоспособных и обученных людей. И, тем не менее, через пять лет после Победы ВВП (внутренний валовой продукт) страны достиг довоенного уровня. А в нынешнем дермократическом государстве либерастические власти «правят» страной более четверти века и она всё это время разграбляется и нищает. В Пятигорске было 44 промышленных предприятия и два рынка. Рабочих рук не хватало. Для молодёжи не было проблем с трудоустройством. Сейчас 44 рынка и ни одного промышленного предприятия. Работы нет. А если и предлагают, то под зарплату, ниже уровня «потребительской корзины».

Особенно больно за молодёжь.

В чубайсо-кудринском и прочая государстве проводится планомерный геноцид многонационального Русского народа. Чубайс открыто заявлял вслед за Тэтчер, что России достаточно 50-ти млн. населения, а остальные просто не впишутся в Рынок. И этот враг народа всё ещё жив и у власти!

Ну вот, опять я куда-то улетел. Возвращаюсь к своим приключениям.

Из Либавы отца перевели в Калининградскую область. Кёнигсберг для Гитлера был железобетонным бункером, врытым в территорию СССР. Десятки аэродромов, отец служил на трёх из них, танкодромы, полигоны и бункеры, подземные заводы и склады. Склады всего, что нужно для войны. В городке Борисово рядом с Калининградом стоял полк истребителей МИГ-15, танковый не знаю что, полк, дивизия или что другое и тут же Сапёрное училище. Аэродром был ближайшим к Кёнигсбергу. Рядом проходила прямая шоссейная четырёхполосная стрела Берлин — Кенигсберг и красавец мост через реку Прегель. Мост был взорван. В сотне метров выше по течению стояла выбросившаяся на берег самоходная баржа Грюневальде.

В километре от моста, посередине между ним и аэродромом, находился бункер Гитлера, тоже взорванный. Нас поражала многометровая толщина его железобетонных стен и потолков. Между бункером и взлётной полосой расположилось огромное стрельбище, где могли пристреливаться даже танки.

С другой стороны аэродрома, в паре километров от него, находилась дача Геринга. Представьте себе стометровую плотину в лесистой местности на приличной речке, образовавшей красивый пруд. На плотине стоит замок. За плотиной взлётная полоса для личных самолётов Геринга.

Правители всегда любили и любят жить красиво за счёт своих и покорённых народов.

За стрельбищем, ближе к реке, находились склады с боеприпасами. Они были взорваны или разбомблены фугасными авиабомбами. Но в грунте, а это белый балтийский песок, сохранились в ящиках патроны винтовочные и автоматные, изящные кейсы с противотанковыми снарядами по 10 штук в кейсе, мины для миномётов в картонных тубусах, и много ещё чего, очень для нас интересного. Патроны были для нас как песок. Мины всех калибров и бомбы валялись всюду. Противотанковые снаряды попадались редко и потому были особенно интересны. Интересны ещё и тем, что они легко разбирались, снаряжались для подрыва и при этом не представляли для нас никакой опасности. Снаряд был кумулятивным, то есть вся сила взрыва его особым формированием заряда направляется струёй вперёд. Она пробивает броню и в эту дырку влетает сам снаряд, оставаясь целой болванкой. Поэтому мы ставили снаряжённый для взрыва снаряд на песок, садились вокруг него на расстоянии нескольких метров и подрывали. Из сидячего положения мы оказывались в лежачем. Снаряд на половину уходил в песок, а наши фуражки разлетались по кустам. С миномётными минами было сложней и если смотреть со стороны опасней до смертельного. Форма мины каплеобразная и вытянута к хвосту, куда вставлена перфорированная труба. В дне этой трубы капсюль, а в трубе в бумажном цилиндре порох. С другой стороны к мине тонкой жестяной шайбой прикреплён боёк. Когда мину опускают в ствол миномёта, она натыкается капсюлем трубы на боёк. Порох вспыхивает и выплёвывает мину. Она круто взлетает и круто падает. При ударе о землю боёк срывается и улетает внутрь мины, где и находится взрывчатка. Мы, уже взрослые шестиклассники и опытные взрывники, брали мину за трубу стабилизатора и, с размаху, как палкой, касательно ударяли о камень. Боёк отлетал в сторону, но не внутрь. Вязальным крючком вынимался детонатор. Мину ставили в одну из двух смыкающихся глубоких воронок, насыпали в неё порох и вставляли пороховую макаронину. Прежде чем поджечь её все прятались в соседней воронке, и только поджигатель оставался внизу. Он запаливал макаронину и, что есть мочи, карабкался к нам. На перемычке воронок мы хватали его за руки и перекидывали в свою воронку. Через несколько секунд раздавался взрыв, и работа по разминированию возобновлялась.

На другом аэродроме в Донском мы нашли немецкий бойсклад между взлётно-посадочной и приводной полосами. МИГи взлетали и садились с одной стороны, их буксировали с другой, а мы посередине, откапывали ящики с немецкими снарядами для авиационных пушек. Нас интересовали только бронибойно-зажигательные. В стальном цилиндре этих снарядов был вставлен алюминиевый цилиндрик с белым фосфором. Он-то нас и интересовал. Кончилось тем, что мы сами себя выдали. Однажды, набив карманы капсулами с белым фосфором, подожгли скопившиеся кучи пороха вместе с ненужными нам снарядами и рванули домой. Мы летели быстрее пули из ружья, а сзади грохотала канонада.

Начальство приняло меры, и экскаватор завершил нашу работу. Мы нашли на том же аэродроме ещё один такой же склад, но начальство уже было на стороже.

Будучи уже семиклассниками, сбежав с какого-то урока, в приморском парке города Янтарный под огромным буком устроили заряд из стограммовой шашки тротила. С другой стороны за деревом в пяти метрах от него проходила тропа. Мы подожгли и спрятались. Взрыв всё не происходил, а на тропе появились две наших прогуливавшихся учительницы. Вот тут мы и переволновались. Хотя они и шли в безопасной зоне, но грохот взрыва напугает кого угодно. В школе был переполох. Подозрения пали на нас – донских (гарнизон Донское), но последствий не было. Хотя, как я только сейчас понял, не совсем так. Одна из этих учительниц преподавала немецкий. Я не блистал в языках, ни в латышском, ни даже в русском, а уж против немецкого языка, символа только что отгремевшей ужасной войны, у меня внутри всё восставало. Так вот, эта учительница за восьмой класс выставила мне двойку и оставила на второй год. Двойки за год по-иностранному, наверное, и сейчас не ставятся. Это была месть. Второгодничал я в другом городе и в другой школе. Новая учительница немецкого языка Валентина Васильевна прошла всю войну переводчицей и почему-то меня даже полюбила, а я за это стал усердствовать в изучении её предмета и даже запомнил её имя, отчество, и её красивое лицо. А попав в 80-м году в ГДР, смог как-то общаться с немцами.

Берег Балтийского моря, омывавшего западную границу СССР, очень разнообразен. От каменистого в Таллинне и широкого песчаного пляжа с дивными дюнами, поросшими ивой и делящими пляж на уютные ячейки в Лиепае до крутых и высоких стен из слабо сцементированного песчаника, подмываемых штормами в курортном Светлогорске и Донском в Калининградской области, и на острове Рюген. Вот в такой стене мы, три дружка 6-7 класса, принялись копать пещеру. Работа шла довольно бойко, и через какое-то время пещера с тремя комнатками и двумя входами была готова. Работа эта надоела, интерес угас, и мы решили пещеру уничтожить. Заложили заряд тротила и взорвали. На следующий день пришли посмотреть на результат. Пещера осталась такой же, как и была, только с потолка свисали пласты песка готовые рухнуть. Я предупредил друзей, чтобы не трогали ни чего и уходили. Сам тоже развернулся, что бы выйти, но тут же был сбит с ног обвалом. Я оказался полностью заваленным и не мог пошевелиться. Лицом упёрся в колени, У меня оказалось несколько литров воздуха в пространстве между ногами и лицом. Я кричал, звал ребят, но даже сам себя почти не слышал. Стал задыхаться. Сколько прошло времени не знаю, но вот почувствовал, что надо мной кто-то ходит. Опять закричал из последних сил. С меня сошли и я понял, что уже разгребают. Вот коснулись спины. Кричу, что бы голову откопали скорее. Услышали меня или догадались по фрагменту откопанной спины, где голова, не знаю, но вскоре по затылку заскребли пальцы и тут же рука прошла мимо уха в мой воздушный карман. Поступил свежий воздух, но я ещё долго не мог восстановить дыхание, и дышал как пёс на жуткой жаре. Тем временем ребята откопали всю голову, спину, ноги. В песке остались только раскинутые руки. Тем не менее, я был как прикованный. Откопали правую руку. На левой руке лежал мягкий песок слоем не более 0,3 – 0,4 метра. Я с помощью ребят попытался выдернуть руку из песка, но, увы. Пришлось откапывать и левую руку.

Мне 14 лет.

Там же, в Донском, прогуливались с шестилетней сестрёнкой Таней по берегу, собирая янтарь. Когда проходили место, где между прибоем и береговой стеной было не более пяти метров, боковым зрением замечаю, что горизонт приподнялся и опустился. Я насторожился и уставился в горизонт. Он опять приподнялся на какой-то момент. Я подхватил Таню, и мы быстро вскарабкались на подвернувшийся осыпной конус у стены. И во время. Одна за другой подошли две волны, полностью перекрывшие узкую береговую линию, но не доставшую нас. Когда волны отошли, мы быстрее ветра улетели домой.

А ещё почти в том же месте шёл с отцом. Он при пистолете шёл на дежурство, а я просто так. Вдруг он быстро побежал вперёд. Я за ним. Впереди, в зоне прибоя, лежала какая-то доска. Папа подбежал и уже из волны выхватил её. Оказалось, что это была крупная рыба. Не удалось ей уйти в море со следующей волной, зато повезло нам. Продев через жабры палочку, чтобы удобнее было её нести, папа сказал: «неси домой, а если спросят – где взял рыба? – отвечай – сам припрыгал».

Заполярье

Очередное назначение отца и с Балтийского моря мы отправляемся к Баренцеву, в столицу Северного флота город Североморск. Гарнизон Североморск-2 располагался в десятке километров от этой столицы. Всё это севернее Мурманска. Приехали зимой полярной вьюжной снежной ночью в непонятный час. Ночь непроглядная, а народ и не собирается спать. На завтра той же ночью едем гарнизонным школьным автобусом в Североморск, устраиваться в школу, в девятый класс. Отучившись, той же ночью возвращаемся домой. Проходят сутки за сутками, а Солнышка всё нет. Появилось оно, выглянув краешком из-за сопки на минутку, только 27 января. Люди ликовали и салютовали шампанским. Солнцу эта встреча понравилась, и с этого дня его пребывание над горизонтом стало нарастать до того, что оно вообще перестало прятаться от нас и светило круглосуточно. Но и полярной ночью оно о нас помнило и присылало приветы. Однажды, когда я готовил уроки, вошёл папа и предложил мне выйти на улицу посмотреть на Полярное сияние. Я выскочил, в чём был. Звёзды сияли, как уличные фонари и по всему звёздному небосводу с неба спускались разноцветными нитями стеклярусные занавесы. Они тянулись от горизонта до горизонта. Их было три. Одна, самая яркая, прямо над головой, другая дальше к полюсу, третья у самого горизонта. Кто-то их открывал и закрывал, закручивал в спирали и эти волны и спирали перекатывались от одного конца занавеса до другого. При этом ещё прозрачные нити стеклярусных штор переливались цветами радуги. Зрелище было такое, что я забыл о времени и о морозе. Кончилось тем, что вышел отец, взял меня под мышку и занёс домой как замороженное полено.

Как-то солнечным тёплым (-5, -7) майским днём стал на лыжи и отправился на ближайшую сопку. В тундре между сопок лыжи оставляют глубокий след. Глубина снега такая, что перевёрнутой кольцом вверх лыжной палкой землю нащупать не удаётся. По мере подъёма на сопку снег становится всё плотнее и на вершине превращается в жёсткий наст. Вершина сопки оказалась ровной, плоской и почти горизонтальной. Так здесь поработал ледник. Но что это! На самом верху посередине площадки лежал огромный округлый валун. Размеры его примерно 2×1,5 метра. Меня особенно поразило то, что камень стоял на трёх небольших, размером не более 20 см., камнях. Ну и кудесник же этот ледник – подумал я. Только через полвека я узнал, что это культовый памятник Гиперборейской мегалитической культуры.

Прогуливаясь, замечаю на северной части горизонта тёмное пятно. Оно очень быстро разрастается, занимает четверть горизонта, половину и вдруг обрушивается на меня снежным ураганом. Я уже был наслышан о Зарядах, и что идти при заряде в любом направлении нельзя – всё равно он уведёт тебя с собой и вряд-ли оставит живым. Я снял лыжи и забился в какую-то скальную щель. Там было достаточно тихо и даже как будто тепло. Я стал засыпать. Сквозь дремотное состояние понял, что заряд уже пролетел, опять светит солнце и надо идти домой. Но мне грезится, что я на берегу моря, мне тепло и нет никаких сил, что бы открыть глаза. С собой договорился – досчитаю до 3 и открою глаза. 1, 2, 3, …30,… Нет! Снова. 1,2, 3,… 33,… и тут мысль, как молния пронзает мозг – ЕСЛИ МГНОВЕННО НЕ ОТКРОЮ ГЛАЗА – ЗАМЁРЗНУ! Открыл. И тут меня так затрясло, что я с большим усилием безчувственными и не гнущимися пальцами закрепил лыжи и бросился с сопки вниз. Это было очередное безрассудство потому, что ниже вершины из снега торчали пни, спиленного англичанами мощного леса. Лес здесь уже не вырастет никогда! «Цивилизаторы» выпилили и утащили всё, до чего дотянулись их жадные руки. Ныне тоже самое делают новые «хозяева» нашей страны в Сибири, Дальнем Востоке, Сахалине, да и у нас на Кавазе.

Наверняка, только благодаря моему хранителю я спустился, не сломав себе шею или лыжи, что в том случае, было одинаково смертельно. Внизу без лыж можно просто утонуть или выбиться из сил пробиваясь в рыхлом снегу по грудь. Поэтому в Заполярье существует запрет на выход в сопки и тундру одиночкам и группам менее четырёх человек.

О грибах надберёзовиках я писал выше и на прощанье с Заполярьем хочу описать купание в Баренцевом море. 10 класс. Мы сдали экзамен по физике и решили выбраться на рыбалку. Быстро собрались и во время отлива посуху вышли на скальный островок. На нём с северной стороны ещё лежали пятна снега. Прилив нас запер. Треска и пикша не клевала. Мы просто загорали. Солнце яростно нагревало чёрные скалы. Они накалились так, что обжигали ноги. Стоять можно было только на своей одежде. Не выдержав поджаривания на скале, бросились в воду. Вода обожгла не менее чем скала, так как температура её была не более шести градусов. Проплыв несколько метров, выпрыгнули из воды как пингвины, разлеглись на скале-сковородке и, переворачиваясь с боку на бок, оттаивали, схваченные спазмой мышцы. Спасли нас рыбаки, проходившие мимо на моторном боте. Мы запрыгали как папуасы, размахивая трусами и майками. Они нас увидели и причалили. Все быстро попрыгали в бот и отправились к нашему берегу. В благодарность за спасение, высыпали из вещмешков под кормовую банку свои запасы консервов.

Север не мыслим без охоты. Папа мне подарил малокалиберную винтовку ТОЗ-8. Мои друзья, Петя и Гена с дробовиками и я с малокалиберкой как-то осенью отправились в Сафоновскую бухту Мурманского залива. Отлив оголил обширное дно мелководной бухты, и там паслись дикие гуси. Сотни, или тысячи гусей. Но подойти к ним на выстрел не удалось. На особо выдающемся камне всегда стоял «наблюдатель» и подавал сигналы всем остальным. Гуси не улетали, а только отлетали от нас на сотню метров и продолжали заниматься своим делом. Мы даже оказались в полном их окружении, но вернулись домой, ни с чем. Как-то в мае в том же составе стали на лыжи и отправились на дальние сопки промышлять полярную куропатку. С нами была охотничья собака — сеттер. Эта порода собак считается птичьей. Когда пришли на место, то увидели множество следов куропатки. До этих сопок англичане не дотянулись и там стояли огромные ели и кудрявые берёзки по самые кроны утонувшие в снегу. Куропатки кормились берёзовыми почками. От пса толку не было ни какого. Необученный был пёс. Пришлось самому брать след и обходить берёзки одну за другой. И вот я её увидел. Вернее не её, а чёрную полоску не более сантиметра на крыле. Расстояние было метров десять. Не попасть было нельзя. Когда я её поднял и увидел, какая она была красивая, мне стало так её жалко, что я охоту возненавидел на всегда.

Много чего ещё я мог бы рассказать о Заполярье, но лучше увидеть, чем услышать. Слетайте туда. Впечатлений и пользы будет больше чем от какой-нибудь Анталии, где вам покажут только витрину, но не их жизнь.

Итак, 20 мая 1960 года покидаю Север и поездом Мурманск – Москва отправляюсь на юга. Пальто и шапку упаковываю в чемодан. 22 мая я в Москве. Она утопает в тюльпанах и цветущей сирени. Несколько дней наслаждаюсь Москвой майской.

27 мая я в Пятигорске. Пьянит аромат цветущей белой акации. В голове всё ещё заснеженный и вьюжный Мурманск. Образы смешиваются и заставляют оглянуться – где я – там или тут.

Наконец-то, в 19 лет, я приобрёл постоянное место жительства – Пятигорск.

Поработав два года и освоив с десяток специальностей, поступил в Московский Энергетический институт. Золотая пора студенческой юности! Учиться было очень нелегко. До 42 часов в неделю аудиторных занятий, а ещё чертежи, курсовые работы, подготовка к лабораторным работам, семинарам и т.д. Тем не менее, находилось время и на коньки, и на лыжи, и на стрелковый тир, и на театры. И, конечно же, на танцы. Мы тогда танцевали твист и рокэнрол, шейк и джайв, а ещё «табунные» танцы – хали-гали, континентальный шейк и другие. Как-то так получилось, что я заслужил на факультете негласное звание короля рокэнрола.

После четвёртого курса проходили практику на Нарвской ГЭС. Там на левом берегу реки Нарва стоит шведская крепость и эстонский город Нарва, со знаменитой Нарвской мануфактурой, а на правом берегу, прямо напротив шведской, стоит русская крепость и Ивангород. У стен русской крепости, под огромными липами на берегу реки Нарва была устроена обширная танцплощадка. Мы, практиканты — студенты МЭИ, в полном составе объявились там в первую же субботу. Провинциальный оркестр играл традиционные вальсы, танго и фокстроты. И вдруг грянул рокэнрол. Я подхватил Женю Ужову, свою одногрупницу, лёгкую и гибкую как лоза, и мы начали танец в довольно плотной обстановке. Ритм рокэнрола буйствовал и мы тоже. Пространство вокруг нас, на удивление освободилось. Мы увлеклись и не заметили, что мелодия звучит во второй или уже третий раз. Очнулись, когда оркестр устал и смолк. На площадке не было ни одной танцующей пары, кроме нас.

Все стояли у ограды и с восхищением наблюдали. Гром аплодисментов потряс стены старой крепости.

Студент четвёртого курса

А ещё у нас, студентов, была Целина. В Северном Казахстане строили мы ЛЭП напряжением 0.4, 10 и 35 киловольт, электрифицировали новые посёлки и зерновые тока. За Целину мне вручили на Съезде целинников во Дворце съездов медаль «Участнику сбора целинного урожая 1964 года». На съезде присутствовал Семён Буденный. Медаль мне вручил не он.

Учёба на первом и втором курсе мне давалась очень тяжело. Доходило до лишения стипендии и угрозы отчисления. В конце первого курса, сдавая экзамен по немецкому языку, заработал 7 баллов. Не гадайте как. 2+2+3. Ни как не мог перевести технический текст из одного предложения, но на всю страницу. Экзаменатор, седая женщина, сжалилась и дала статейку из немецкой газеты. Я её прочитал и сразу пересказал на русском. Она удивилась, но больше тройки не поставила.

Позволю себе здесь краткую вставку.

Когда-то мне – семикласснику папа сказал, что мужчина в 14 лет должен разбираться в политике. И вот когда я уже стал студентом, а он пенсионером в мои каникулы нашлось время для политических диспутов. И если он сегодня одабривал политику Хрущёва, то я критиковал. На завтра всё происходило наоборот. Это научило меня слышать, видеть и понимать в пафосных текстах СМИ подтекст и научило меня не бояться говорить то, что я думаю. Один ГИП (главный инженер проектов), схватившись за голову, сказал «как ты не боишься КГБ». На что я ответил «а что ты думаешь, там дураки сидят?». Он и такие как он даже слушать меня боялись.

Из-за этого меня обходят стороной те, у кого душа с душком. Зато остаются люди со светлыми душами. И это так здорово!

На третьем курсе был предмет Научный коммунизм. Из-за моего свободомыслия возник у меня глухой конфликт с предметником. Семинары вёл Максимов. На фронте он горел в танке. Левая рука отгорела по локоть, а у правой только кисть. Хирурги сделали чудо. Они разделили две лучковые кости, перепришили мышцы и получились два длинных независимых пальца. Он этими «пальцами» писал, застёгивал и расстёгивал пуговицы на пиджаке. (Попробуйте сделать это указательным и средним пальцами). Но вот мозги его были так промыты газетой «ПРАВДА», что там осталась только одна извилина и та между ягодиц. На семинаре «О возрастании роли партии в процессе строительства коммунизма» я, выступая, спрашиваю, а как же быть с работой Ленина «Государство и революция», где он чёрным по белому пишет, что коммунизм – безклассовое и безпартийное общество. О каком же возрастании тут можно говорить если мы строим коммунизм. На другом семинаре о пропаганде из-за бугра я заявляю, что такие радиостанции, как «Свобода», «Немецкая волна» слушать не стоит – наглая и глупая ложь. Но «Голос Америки» и БиБиСи слушать надо. Нашей пропаганде я верю, но и Голос Америки, положа руку на библию, заявляют «мы говорим правду, одну только правду и ничего кроме правды». И это действительно так. Но, наши говорят свою правду, а они говорят свою. Суд в любой точке Мiра выслушивает две стороны, две правды и делает свои выводы. Так дайте же и мне эту возможность. Если бы нашей пропагандой, да и страной, не руководили мозги с одной извилиной, то СОЮЗ не развалился бы, не было бы Майдана и НАТО не стояло бы от нас на расстоянии вытянутой руки. Для примера дам один пропагандистский эпизод. Вечером, проходя мимо гостиницы «МОСКВА» увидел на ступенях её крыльца с десяток, явно иностранцев, обвешанных фотоаппаратами. Меж собой они не общались. И тут из гостиницы выскакивают человек восемь лохматых кучерявых парней, разворачивают плакаты, что-то выкрикивают. Трещат фото и кино камеры. Сверкают фотовспышки. Милиция быстро запихивает картавых в воронок. Всё действо не заняло и трёх минут. Этим же вечером БиБиСи сообщает, что в Москве на Манежной площади состоялась демонстрация оппозиции, которая была жестоко разогнана милицией. ББС сказала и показала правду, при том на весь Мiр, а наши промолчали. А если бы сказали, что там было пять – восемь нигде не работающих и не учащихся иждивенцев, профессиональных платных «оппозиционеров» и что их вывезли за город, переписали в очередной раз, и отпустили, то бибесовская пропаганда тут же лопнула бы как мыльный пузырь.

В общем, после моих кратких выступлений, в аудитории начинался бурный диспут, и никто не зачитывал из учебника «правильные» ответы на поставленные вопросы, все высказывали свои соображения. Два часа пролетали как миг.

Но кафедра простить мне этого не могла, и дифференцированный зачёт по Научному коммунизму в зимнюю сессию я сдавал с 9 утра до 9-ти вечера. Группа сдала Зачёт и ушла, а я остался. Максимов дал мне пару вопросов и ушёл на занятия с другой группой. У меня были необходимые учебники (это позволялось). Я мог покидать аудиторию, но по окончании очередной пары, приходил Максимов, и, не спрашивая прошлого задания, выдавал новое. В 21 час он выдал мне зачётку с троечкой. Всё это означало, что в весеннюю сессию мне на экзамене по этому предмету ставят двойку и изгоняют из института, как не лояльного. Спасло меня то, что в следующем семестре семинары вёл молодой преподаватель с ешё не промытыми мозгами. Он вызывал меня только тогда, когда ему самому становилось скучно, но я и без этого прорывался. Экзамен сдал на хор.

Хочу посоветовать студентам настоящим и будущим не пропускать лекции и практические занятия. Это позволяет проще проходить экзаменационные сессии. Уж поверьте моему опыту. Был у нас предмет «Экономика в энергетике, организация и планирование предприятий». Профессор, который её читал, считал, что технари, учи их или не учи, всё равно знать Экономику не будут и поэтому, никогда и ни кому не поставил оценку «отлично». Я, обычно, в аудиториях садился во втором от кафедры или стола ряду. И вот, однажды профессор выдаёт задание на курсовую работу. Не помню точно, но примерно так: «Рассчитать варианты электроснабжения города с населением 500 тысяч от тепловых и гидростанций. Даны расстояния до угольного разреза и стоимость добычи, расстояние до ГЭС и что-то ещё. Напоследок профессор говорит, что если мы будем рассчитывать свои проекты на логарифмических линейках и арифмометрах, то нам не хватит и месяца на эту работу. Приходите на кафедру и считайте на электрических клавишных вычислительных машинах. Это был писк в вычислительной технике, появившийся задолго до персональных ЭВМ.

Прозвенел звонок и я стремглав переходами, коридорами, этажами быстро добежал до кафедры экономики, взял ЭКВМ, размером с телевизор (не плоский), и засел за расчёты. Я всегда старался выполнять курсовые задания сразу по получении, на свежую память. Так получалось гораздо быстрее и качественнее и экономилось время на девочек. Тут входит наш профессор. Он, по-видимому, шёл своими путями, и был очень удивлён моей прытью в исполнении его совета. Он ничего мне не сказал, но наверняка хорошо меня запомнил и на экзамене, даже не посмотрев мой экзаменационный билет, начал задавать мне вопросы, которые и не рассматривались в лекциях. Например — что считается командировкой? Ну и что-то ещё в том же духе. А я до института успел помотаться по командировкам и поработать в различных организациях в Заполярье и по всему Ставрополью. На все его вопросы у меня оказались чёткие и короткие ответы. Он был явно доволен мной и поставил мне «отлично».

В общежитии я жил в комнате с Ленинским стипендиатом Игорем Малыгиным. Он получил по Экономике «хор». На его вопрос – как сдал? Отвечаю – отл. Он не поверил. Я показал Зачётную книжку. В истории кафедры это была первая пятёрка, по крайней мере, за два известных нам года.

Когда пошли специальные предметы стало легче, а на четвёртом курсе, когда не осталось балтологических наук (история партии, политэкономия и прочая), решил сдавать всё на отлично. В зимнюю сессию так и пошло, но нарвался на профессора Зевеке и он мне по Теоретическим основам электротехники Теории поля ставит неуд. Продолжаю сдавать остальные экзамены на 4 и 5. Готовлюсь и сдаю ТОЭ повторно. Результат тот же. Я уже сам мог читать лекции по этому предмету, но Зевеке мне упрямо ставил неуды. Я успешно на 4 и 5 сдал уже и весеннюю сессию, но перевести меня на пятый курс не могли и оставили на второй год, зачтя все экзамены за 4-й курс. Мне оставалось посещать только ТОЭ. На первом же практическом занятии по ТОЭ преподаватель представляется – Стасенко Валентин и, вызывая по списку, знакомится с нами. Доходит до меня, делает паузу, зачитывает – Стасенко Владимир. Я встаю, а он и говорит: так вот из-за кого меня в прошлом году на кафедре изводил Зевеке. Как не придет на кафедру, так, потирая руки и громко, чтобы все слышали – «а я твоему однофамильцу опять двойку поставил!».

Этот год я проработал в монтажной организации. Налаживали и запускали автоматические линии окраски оконных рам. Зарабатывал не меньше, чем начинающий инженер.

О друзьях, товарищах — иностранных студентах

Как я уже сообщал, окончил я Электроэнергетический факультет МЭИ ещё 1968 году. В то время ЭЭФ был самым популярным для иностранных студентов, и они составляли более 20% от общего количества студентов факультета. Почти все они жили в нашем общежитии вместе с нами. Это позволяло им лучше усваивать русский язык и русский характер. Мне повезло несколько лет прожить с ребятами из Непала. Сразу скажу – все ребята исключительно способные и покладистые. Не помню ни одного хотя бы мелкого конфликта с ними.

Общение с иностранцами обогащало нас знанием жизни «За бугром», а их о нашей жизни. И мы, и они приходили к выводу, что имели извращённые, ложные представления о жизни, они у нас, а мы у них. Например, непалец Маник Ратна Туладхар, окончив школу в столице Непала городе Катманду, оказался вторым в реестре выпускников года. Попробуйте представить себе систему из 10-ти выпускных экзаменов при стобальной оценке за каждый экзамен. Десять первых выпускников имеют право поступить учиться за государственный счёт в любой университет Мiра. Следующие 25 половину оплачивают сами, а половину государство. Следующие 100 оплачивают 75% сами и 25% государство. (Я могу ошибаться в числах, но сама система просто восхищает). И вот я спрашиваю Маника почему он, имея возможность поступить в Гарвард, Сорбонну, или ещё куда, приехал в СССР. Его ответ меня поразил. Я думаю, поразит и вас. Буду писать от первого лица.

«В школе мы изучали Историю и Географию физическую и политическую. Знали наизусть американскую космическую программу. Когда будет запущен первый сателлит (спутник) и что весить он будет один фунт (400гр). Когда второй, который будет весить 4 кг. И вдруг Мiр потрясает весть – СССР запустил Спутник в 40 кг и его сигнал, знаменитое бип-бип, можно поймать на любой радиоприёмник. Что такое СССР я не знал. На школьной политической карте Мира, отпечатанной в Англии, огромная территория Евразии была закрашена в белый цвет, имела надпись UdSSR и три рисунка – медведь, самовар и лапти. И это всё! Конечно, интерес к этому белому пятну возрос взрывообразно, и я решил ехать учиться туда. И не я один так решил. Нас отговаривали, пугали всякими страшилками.»

Например, знакомый Манику индус привёз чемодан мыла на все годы обучения. Ему внушили — «прощай не мытая Россия …».

Фарук из Судана рассказал нам, уже дипломникам – мне и моему однокурснику Анатолию Гусеву, когда мы втроем, поужинав в ближайшем ресторане «Три пирожка», вышли в ночь. Хлопьями медленно падал снег. В лучах уличных фонарей вид был завораживающий. Фарук поднял своё лицо, ловя им снежинки. Хлопья снега мягко ложились на его, подогретую вином, чёрную кожу, и таяли. Это было очень приятно. Вдруг он засмеялся и рассказал, как его отговаривали. Ему говорили, что в Союзе едят хлеб чёрный как земля, а с неба падает замёршая вода. Он видел такую воду только в промышленных морозильниках и представил себе, что с неба падают ледяные блоки, а люди прячутся в бомбоубежищах. Я бы увёз домой этого чёрного хлеба на всю жизнь – сказал Фарук.

Один год к нам с Маником третьим подселили тоже непальца Хари Шанкар Мана. Он был на курс моложе. И он был самым настоящим йогом. Никто об этом не говорил, а я узнал совершенно случайно. Однажды, по окончании занятий, вошёл в свою комнату №519. Хари Шанкар сидел на своей койке в позе лотоса с открытыми глазами. Я несколько раз по своим делам прошёл мимо, едва ли не касаясь его. Он сидел, не моргая, совершенно неподвижно и меня не видел. Мне это показалось странным, но обращаться к нему я не стал. Я занялся курсовой работой и забыл о Шанкаре. Сколько прошло времени я не знаю. Услыхав шорох, обернулся. Хари Шанкар обулся и не говоря ни слова вышел. Пришёл он, когда я уже спал. На следующий день я рассказал об этом Манику. Он, отмахнувшись, сказал – да, он домой летал. Сказал так обычно, как – да, он в туалет ходил. Маннику Шанкар рассказал, что побывал дома, видел маму, сестру, соседей. Какое-то время поприсутствовал там и вернулся.

Хорошо, что я к нему в это время не обратился. Это для него могло бы печально закончиться.

Наши каникулы

Я никогда не пил. Иногда в дружеских или студенческих компаниях выпивал, но без особого желания. Однако за свою уже прожитую часть жизни дважды напивался до отключки. После второго курса мы, студенты Электроэнергетического факультета МЭИ, отправлялись строить наш спортивный лагерь в 13км на восток от Алушты. Для этого учебную программу спрессовали, и мы весеннюю сессию сдали на месяц раньше. К первой отдыхающей смене мы устанавливали палатки, пробивали в склоне ущелья новую террасу для установки ещё одного ряда палаток и дорогу к ним, тянули линии освещения, строили спортплощадки. Нам понадобился столб. Начальник лагеря полковник Латернер сказал – «добыть». Мы, бригада электриков, взяли под козырёк и отправились в соседнее ущелье, где располагался пионерский лагерь Днепрогэса. Завхозу-электрику этого лагеря был устроен банкет. Он пригласил девочек-пионервожатых, таких же, как и мы студентов. Мы принесли сухое вино, они организовали закуску. Для меня весёлое общение закончилось тем, что я скатился с лестницы в пять ступенек и на четвереньках отполз в сторону, в ночь. Упёрся головой в гидрант. Прямо под носом в лунном свете блеснула лужица, образованная мощной струёй воды. Выпил до дна литра три. Сунул голову в кусты и избавился от выпитой и выпитого. Встал и уже подошёл к гидранту. Процедуру повторил. И уже вполне уверенно пошёл на берег моря дожидаться товарищей. Они вскоре подошли. Чтобы пройти из пионерлагеря в наше ущелье, надо было обогнуть мыс, который вдавался в открытое море, прыгая по выступающим из воды камням. Рядом со мной всё время держался Лёня Макальский. Он не пил вообще. Утром он меня спросил, как это мне удалось из состояния медузы на берегу превратиться в козла, скачущего по скалам. Я ему рассказал, как и вам.

В итоге банкета электротехнические запасы Днепрогэса стали и нашими. Столб мы притащили на следующий день, только по горам, партизанскими тропами.

В Алуште побывал и в отдыхающей смене после четвёртого курса. Путёвку добыл и своей сестрёнке Тане, которая училась в Московском Лесотехническом институте.

Чтобы принести себе удовольствие, опишу хоть часть той феерии праздника, которая длилась 24 дня. Каждый день проходили какие-либо мероприятия. Это и СТЭМ (Студенческий театр эстрадных миниатюр), и КВН, юмористические соревнования мальчики-девочки, и приём большой делегации студентов Львовского Политеха, и ответная поездка к ним, экскурсии в Алупку, Ялту, Симеиз, Мисхор, Севастополь, уроки танцев и сами танцы, водные лыжи и много, много всего ещё. Порядки в лагере были вольными. Форма одежды – днём пляжная. Только в столовой все в рубашках, что бы над столами вид был цивильный. Было и своё кафе «Гром и Молния», где через день продавалось то чешское бочковое пиво, то крымское сухое вино в тех же пивных кружках. Ни одного пьяного и не одной обиженной за всю историю лагеря не было. Начальник лагеря Латернер в первый же день всем нам объявил, что если случатся какие-либо обиды или разборки, обоих сразу отправляем в Москву для разборки в деканатах. После такой фразы, ни каких происшествий произойти не могло.

Праздник, посвященный приезду гостей из ЛПИ

Наш лагерь они, студенты ЛПИ, называли лагерем дикарей. У них были порядки несколько отличные от наших.

Лагерь ЛПИ находился не далеко от города Алушта в паре километров от моря. Форма одежды – чёрные брюки и белая рубашка с длинным рукавом. Женские палатки стояли отдельно от мужских и за своим забором, с охраной у калитки. Ночью проходил контроль количества пар ног под одеялом. В нашем лагере палатки женские и мужские стояли вперемешку – работало предупреждение полковника Латернера.

От алуштинской трассы в ущелье к нашему лагерю круто спускалась грунтовая дорога. Выше лагеря на этой дороге, была устроена разгрузочная площадка для высадки людей и складирования стройматериалов. Здесь львовян и высадили из автобусов. Их сразу окружили, выкрашенные в боевую раскраску, дикари с копьями наперевес. Они почти грубо утолкли пленных в плотную толпу, наставив на них копья.

Снизу, от лагеря, поднимались два миссионера, один длинный, другой короткий. На них были чёрные широкополые плоские шляпы и чёрные рясы из старых шерстяных одеял с дыркой посередине для головы. На груди на цепях висели кресты. Они предложили гостям спуститься вниз и предстать перед советом вождей местных племён.

Миссионеры пояснили, что в этой местности проживает четыре племени: Умбо-Юмбо, Ням-Ням, Вуле-Буле и Амазонок, и что они сами уже третьи, а предыдущих съели. Через микрофон шла трансляция на всё окружающее пространство.

Лагерь пуст. Только у края большой (волейбольной) площадки сидит группа представительных мужчин. Судя по украшениям и раскраске, они и есть вожди племён. С ними и мать прародительница с грудями до набедренной повязки (надутые детские красные соски). Их охраняют ещё более грозные копьеносцы. Представитель гостей вручает вождям верительные грамоты и дарит, принесённых им на своих плечах двух красавиц. Верховный вождь в ответ неожиданно вручает ему прямо в руку живого крымского удава.

Отдаю должное представителю – он удержал удава одной рукой. Состоялся обмен приветственными речами. Вождь говорил на тарабарском языке, полном намёков и юмора. Его речь совершенно не синхронно и с другим содержанием «переводилась» миссионером. После успешных переговоров о взаимовыгодной торговле, вожди племён подали сигнал об этом. С гор ринулись толпы дикарей в набедренных повязках, и чем-то из камешков, раковин, трав и веточек. Каждое племя выделялось своей «одеждой». Эта толпа, со страшным шумом, набросилась на приезжих, обменивая в торге на свои камушки, пёрышки и ракушки на часы, рубашки и даже брюки. Добычу сносили вождям. (потом всё, конечно же, вернули). По сигналу же верховного вождя и закончился этот грабёж. Были освобождены от сетей четыре, оказавших сопротивление честной торговле гостя и начался турнир копьеносцев. После этого каждое племя яростно исполнило свой племенной танец – Континентальный шейк, лимбо, вуле-буле и липс. Танцы эти не парные, а исполняются всеми участниками, построившимися в ряды, синхронно и в хорошем темпе. Смотрятся восхитительно. Гостей познакомили с Вождями, каждого в окружении своих жён, Матерью прародительницей в окружении её детей и что-то колдующей шаманкой. Закончилось всё, как и положено, Праздничным ужином.

Другим праздником был Праздник Нептуна с морскими чертями, Стенькой Разиным и княжной, анархистами на пароходе «Пена» и студенческим ансамблем «Голубые гитары».

Праздник проходил на берегу моря. На середине одного из пирсов сидел Латернер и прочее начальство, а другой пирс зрители облепили как мухи. На пляже весь лагерь. На конец командирского пирса прямо из-под воды по трапу поднимается Нептун со своим трезубцем. Его охраняют морские черти и ублажают танцами наяды.

Из-за мыса появляются струги Стеньки Разина. Они приближаются, слышны какие-то возмущённые восклицания. Стенька поднимет над собой и швыряет в воду княжну (кореянку). Она, по настоящему, не умеет плавать. (конечно её спасают). Раздаётся кличь – «Атаман гулять будет» и разинцы освобождают пирс, сбрасывая всех, в том числе и Латернера, и Нептуна с наядами в море. Выгружают из струга бочку вина, и начинается пир. Но не долго царствовал на пирсе Степан. С моря, дымя трубой, подходит пароход «Пена» (шлюпка с трубой). Высаживается банда анархистов и сметает предыдущую власть. По узкой полосе пляжа на автомобиле-вездеходе пограничников подъезжает ещё одна группа революционеров-анархистов с гитарами и атаманом с подружкой. Звучит «цыпленок жаренный …» и прочая в том же духе.

После праздничного обеда и короткого отдыха началась спортивная программа – водное поло, заплывы, водные лыжи, волейбол, и уже вечером, конечно же, танцы, большой костёр на берегу и песни у костра.

Побережье Крыма, как и сейчас, было нашей границей. И у лагеря МЭИ с погранзаставой были очень хорошие отношения. Однажды пограничники попросили нас подежурить три ночи на своём участке берега. Ожидалось нарушение границы. Нас проинструктировали. Дежурство выпало и мне. Дежурили по двое. Море штилевало и, ласкаясь, лизало нам ноги. Тёплый ночной зефир струил в эфир и нам в лицо. Во второй половине ночи дремота стала валить с ног. Чтобы не уснуть, решили искупаться. И были награждены незабываемыми впечатлениями.

Я плаваю в море с всегда открытыми глазами. Эта привычка от подводного плавания. Нырнул в воду и вдруг перед глазам вспыхнули шары света. Струи света обтекали руки и всё тело. Явление это называют свечением или цветением моря. Плавать ночью, особенно нырять, в море в это время – получать ни с чем несравнимое удовольствие. Особенно красиво смотрится резвящийся рядом друг или подруга. Мы резвились как дельфины. Сон растворился, и мы снова стали вглядываться в темень неба и моря. Через какое-то время я увидел в море вспышку. Оба насторожились. Проходили минуты. Вдруг вспышка повторилась в том же месте. Стало понятно, что это о какое-то препятствие плеснулась и засветилась волна. В том месте был буёк. Тревогу пришлось отменить.

Наблюдая жизнь подводного мира, увидел однажды интересную картинку. На каменистом дне образовалась песчаная площадка не более полуметра в диаметре. На ней резвилась стайка барабулек (морских пескарей). У края площадки, прислонившись панцирем к камню (замаскировался) стоял краб, выставив вверх свои растопыренные клешни, в надежде поймать рыбку. Барабульки, резвясь, часто проплывали совсем близко, а некоторые, совсем уж отчаянные, броском пролетали через раскрытую клешню. Краб пытался схватить её, но не успевал. Успешной его рыбалки я не дождался. Надо было взлетать наверх за воздухом.

После института

После института жизнь и работа протекала в пространстве от Свердловска и Иркутска, до Владивостока, Сахалина, Якутска Айхала. Добраться туда можно только самолётами от АН-2 на колёсных шасси, лыжах или поплавках до ТУ-104, АН-24, ИЛ-18., Грунтовые взлётные полосы и стандартные здания аэропортов, деревянные рубленные, состоящие из зала, метров 15-20 на 7-10 с башенкой диспетчерской службы над серединой зала.

г. Благовещенск, Райчихинская ГРЭС. Щит управления

В зале, с относительным комфортом, могло разместиться несколько десятков человек. Но однажды ТУ-104, которым я летел из Иркутска, посадили на запасной (старый) аэродром Якутска. Перед посадкой нам сообщили, что в Якутске -58 гр. мороза. В зал поместились все, но прогуливаться было негде. Подошёл автобус ЗИЛ. Я как-то смог в него попасть. Я висел в проходе в середине автобуса, ухватившись за поручни и едва касаясь ногами пола. Водитель закрыл двери. Передняя закрылась, а у задней на морозе и от сопротивления чьих-то спин лопнула стальная тяга толщиной с палец. Так и поехали. Я был доволен тем, что висел в середине автобуса. В единственной гостинице «Лена» мест не было, как это и положено было в конце шестидесятых годов. Мне дали адрес ведомственной гостиницы энергетиков и как туда доехать. Я вышел на площадь в полярную ночь. Мороз уже был, наверное, за 60 градусов. Автобусы подходили. Перед их фарами висели огромные светящиеся шары. Это при ясном звёздном небе осыпалась вымерзшая влага, но не в форме снежинок, а в форме шестигранных ледяных зеркалец. Они и создавали перед фарами такой световой эффект. Явление это называют Шёпот звёзд, т.к., падая, льдинки соударяются и создают различимый шорох.

Автобуса моего всё не было, а мороз уже добрался до моей спины. Я вернулся в гостиницу, сказал, что лягу спать у стойки и таки получил койку под подписку об освобождении её по первому требованию. В этот и другой раз я так и прожил в этой единственной в городе правительственной гостинице с одним туалетом на этаже. Но однажды решился найти ведомственную. Она оказалась где-то в частном секторе. Тёплым весенним днём (-15) я шёл вдоль забора, отыскивая нужный дом. Забор стал опускаться и вот он стал мне по грудь, по пояс, а вот и примкнул к дому. Дом по самые окна был погружён в грунт. За домом забор начал вылезать из земли и вновь стал высоким.

Всё просто. Дома протаивают под собой мерзлоту и тихонько тонут в ней. «Гостиница» оказалась в таком же доме. По сравнению с ней «Лена» — пятизвёздочный отель.

Маленькие глухие окна с тремя рамами. Общая комната с телевизором КВН-64. Две жилых комнаты, мужская на полтора десятка коек и женская на пять коек. Удобства во дворе.

Получил койку, оставил на ней лишнее и отправился в Якутскэнерго. Вернулся ночью. Войдя в общую комнату, оказался толи в тумане, толи в дыму. Где-то мурлыкал телевизор. Я присел и на высоте пояса вынырнул из облака. На табуретках, поднырнув под облако сидели, уставившись в телевизор и отчаянно дымя, мужики. Я предложил проветрить комнату. Возражений не было. Подошёл к окну. Три рамы и нет даже намёка на форточку. Спросил у мужиков. Один из них сунул руку в туман в сторону окна, но выше и сказал – там дырка, выдерни тряпку. Поставил табуретку, выдернул тряпку. Спустился с табуретки, и что-то холодное мне посыпалось за шиворот. Оглянулся. Из отверстия в стене в дом врывалась струя снега, быстро нарастая на полу горкой, хотя ночь была звёздная и морозная, где-то за 40. Это вымерзало то, что надышали и надымили зрители. Туман стал быстро рассеиваться, и через несколько минут можно было рассмотреть всю комнату. При этом в комнате похолодало, и тот же голос произнёс – заткни. Я заткнул и пошёл спать. В спальне не курили. Домой, во Владивосток, я вернулся провонявшим табачищем.

Якут в коридорчике тонко нарезал и ел строганину. Это просто мороженая рыба. Я никогда её не ел и попросил кусочек попробовать. За что был жестоко наказан. Желудок не принял угощения, и я помчался искать удобства во дворе. Там меня поджидало ещё одно наказание. Присесть было некуда. Из очка торчал монблан, а рядом стоял лом и лежали рукавицы. На сорокаградусном морозе брать голыми руками железо нельзя, сразу обморозишь руки. Пришлось поработать. Строганину больше не пробовал.

Полвека тому назад зимней резины в Якутии ещё не знали. На стоянках резина замерзала и становилась деревянной. При начале движения машина ехала медленно и подпрыгивала. Прекращение скачки означало, что резина размялась, прогрелась и можно увеличивать скорость.

По морозу, где-то за 50 выехали в тундру для осмотра высоковольтной ЛЭП и установки своих приборов на электроподстанции. У ЗИЛ-131 спустило колесо. Водитель сбросил из кузова запаску. Она разбилась о дорогу как фарфоровая тарелка.

А ещё в Якутии говорят, что у них штаны не снимешь не летом ни зимой. Зимой можно что-нибудь отморозить, а летом голый участок тела мгновенно плотно облепляют комары.

И вот в таких условиях люди работают и чувствуют себя вполне комфортно. Воздадим должное их мужеству.

Давно хотел попасть на Вилюйскую ГЭС, что на одноименно реке в заполярной Якутии.

Эта ГЭС интересна тем, что плотина у неё не бетонная, а ледяная. Такого не было нигде в мире. На место будущей плотины из самосвалов высыпался базальтовый щебень и заливался водой. На шестидесятиградусном морозе этот суп сразу превращался в скалу. Самое интересное в том, что летом там случается жара до 40 градусов, но плотина не тает и при такой жаре за счёт накопленного за зиму холода. На плотине ко мне подошёл майор. Он представился и сказал, что он из КГБ. 

Я удивился и спросил — его-то, что занесло сюда. Он ответил, что ему тоже интересна эта ГЭС. Мы бродили по станции и плотине. Я объяснял ему, что такое ГЭС и как они важны в поддержании режима работы энергосистемы.

Дело было почти летом, но на плотине сразу под верхним слоем щебня светился синий лёд.

Много позже, уже в XXI веке понял, почему меня тогда сопровождал офицер из КГБ. На Вилюе были обнаружены странные изделия из неизвестного металла. Отколоть кусочек его так и не удалось. Геологический молоток не оставлял на нём даже следа. Местные назвали их «котлы». Диаметр котлов – 6-10 метров. Они, как и дома, постепенно тонули в мерзлоте, и уже большая их часть была в грунте. Были случаи, когда аборигены прятались в них от непогоды. Долго они после этого не жили. Заболевали и умирали.

Исходя из принципа традиционной официальной науки – если чего-либо невозможно объяснить, то это надо уничтожить. Вот и затопили эту территорию водохранилищем. Предлагаю эту мысль, как версию.

В городе Мирном сидел на краю алмазной трубки Мир, свесив в неё ноги. Нынешняя глубина этого карьера более 500 метров. За смену в то время там добывалось до двух мисок ювелирных алмазов.

А ещё, не далеко от Айхала (город в заполярной Якутии) мне показали построенный фундамент города будущего под одной крышей. Фундамент возвышался над скальным основанием метра на полтора и представлял собой круг метров тридцать в диаметре. Вокруг него расчищенная площадь диаметром в сотню или полторы метров. Город планировался, как огромная цилиндрическая башня из стекла и бетона, вмещающая в себя все городские структуры и рассчитанная на полтысячи человек. Там можно было бы жить и работать годами, не выходя в тундру. К сожалению, город будущего остался в прошлом, только на страницах журнала «Техника молодёжи».

Колёсный пароход «ЗЕЯ» на реке Лена

Работа моя в Якутии и Забайкалье была связана, по-видимому, со строительством БАМА и состояла в математической оценке надёжности работы энергосистем Якутской, Читинской и Амурской. Вот тут я насмотрелся и начитался в диспетчерских журналах, как вечная мерзлота выплёвывает опоры линий электропередачи, как рушатся, или тонут в ней дома и сооружения, а деревянные опоры ещё и горят от верховых или низовых пожаров. Как мерзлота рвёт толстенные электрические кабели. Много ещё чего, всегда неприятного для энергетиков. Например, геологи нашли богатое месторождение мусковитов (замечательные слюды). Протянули туда высоковольтную ЛЭП. Построили подстанцию. Стали настраивать релейную защиту, а она не настраивается. Нет «земли». Рядом речка. Набросали туда железа, протянули кабель. Опять нет земли. Вода в речке снеговая и течёт в слюдах, т.е. вода дистиллированная и течёт в слюде-изоляторе. Пришлось демонтировать типовые защиты и заменить на более сложные.

На прощание с Тихим океаном и его морями, с городами Сахалина, Якутии и всего нашего пространства от Урала и до Дальнего Востока, приведу по нескольким строчкам-фотографиям.

— Городок Оха на Сахалине, самый север острова. Перед гастрономом стоит грузовик, по края бортов загруженный свежевыловленной кетой по 20 коп за кг. Мясо тогда стоило 2,40р. Нерест уйка. Рыбёшка, что бы избавиться от икры, бьётся в прибое. Волна выбрасывает ослабевшую рыбку на песок и вдоль всего берега образуется буртик из рыбы. Жители грузят её в тачки, солят и сушат. К картошке или пиву замечательное сопровождение. То же повторяется с корюшкой.

Мост через реку Тымь в посёлке Ноглики. Здесь родилась моя жена – Татьяна. Течение реки почти не заметно. Ширина реки метров восемь. Поверхность реки двухцветная. Правая сторона от середины до берегов чёрная, а влево от середины белая. Это сёмга идёт на нерест до самых истоков реки, до мелких ручейков, не жалея сил. Согласно ПДД, правой стороной, чёрной спиной вверх. Вниз уже безжизненные тушки плывут белым брюхом вверх.

Южносахалинская ГРЭС. Единственный продмаг. Винный отдел. На полках стоят бутылки шампанского и водка в гусаках. Гусаками там называли трёхлитровые бутыли.

Владивосток. Японское море. Акваланг. Описать красоту подводного мира мне, сухопутному существу, не под силу. Тем более, что по богатству флоры и фауны Японское море — третье в Мире. Этот мир надо видеть своими глазами. Ни какой экран не даст тебе тех ощущений, которые получишь под водой.

Пятигорск

Летом 1970, при полной безнадёжности получить жильё во Владивостоке, прилетаю с беременной женой к родителям в Пятигорск. Проектирую линии электропередачи, подстанции, изучаю первые ЭВМ, их эксплуатацию и ремонт, пишу для них программы инженерных расчётов. Через пару лет получаю здесь приличную двухкомнатную квартиру, в которой и живу до сих пор.

Увлечения морские пришлось сократить до виндсёрфинга и водных лыж на озере. Море отпустило мою душу, зато её полностью захватили горы. Каждый отпуск проводил в спортивных горных походах. Многих молодых и не очень заразил этой болезнью. Заслужил признание друзей, звание Действительного члена РГО и председателя его Пятигорского отделения. Теперь в горах я чувствую себя лучше, чем в низу.

Бивак на перевале Тройной, Главный Кавказский хребет

О случаях в горах опасных и не очень, а то и на грани жизни и смерти было много. Хотя и здесь, в низу, их хватает. Просто там, в скалах, ледниках, всё ярче, контрастней, обострённей. Опять же, это совсем другой, новый мир.

Горный поход под рюкзаком, в котором твой дом и стол, и постель и продукты на 10 – 15 дней, примус и горючее, горное снаряжение – верёвки кошки, страховочная система, и т.д. А впереди скалы и ледники, трещины и пропасти, камнепады и лавины, … Всё это надо преодолеть. И ты это преодолеваешь и становишься сильнее, в первую очередь, сильнее духом. И ещё, любой поход развивает коллективизм, чувство взаимопомощи, ответственности перед товарищами. Потому, что даже просто заболеть кому-либо в походе или даже перед походом приводит к срыву запланированного похода для всей группы.

Горы уважают тех, кто уважает их.

Мне очень приятно осознавать, что за более чем тридцать лет моих спортивных походов в горы, не было ни одного несчастного случая, даже никто ни разу не заболел. А закалка тела, полученная в высокогорном походе, позволяет ему весь год справляться с любой заразой.

В походах мы старались ни в чём не навредить Природе и придерживались девиза – «После нас должно быть чище, чем до нас». Однажды вёл большую группу ПТУ-шников на Сталактитовые пещеры. Выбрались на водораздел. Остановились на привал и перекус. Я отошёл в сторону по своей нужде и увидел вытоптанную площадку, метра 2 в диаметре, заваленную бутылками, грязной одноразовой посудой объедками и прочим. Я вернулся к ребятам и с таинственностью в голосе сказал им: «хотите увидеть стоянку дикого человека?» У мальчишек загорелись глаза. Увидев «стоянку» они правильно поняли мой шуточный обман. Мы сожгли и закопали весь этот хлам, и пошли дальше. Уверен, что эти мальчишки своим детям и внукам привьют такое же отношение к Природе.

Хранитель мой оберегал не только меня, но и тех, за которых я был ответственен. А что бы я не потерял нюх, он время от времени подбрасывал мне довольно опасные сюрпризы. Два-три раза летел по леднику, но успевал зарубиться (остановить падение с помощью ледоруба). Качающийся камень бросил меня в скальные обломки, но тот камень, о который моя голова должна была расколоться как арбуз, хранитель аккуратно вынул из курума, и я, вывернув в плечах руки, пролетел головой в образовавшуюся нишу, не достав ею до следующего камня.

Описывать подобные случаи не хочу. Лучше попробую написать о том, зачем мы идём в горы. Знаменитое «получишь здесь победу над собой» — так это только в первый раз. 

Снимок сделан из палатки ночью

Во второй раз побеждать не придётся. Наоборот, в последний день похода до слёз не хочется спускаться от ледников и скал «в суету городов».

Описать красоту горных видов я не смогу. Всё, что создано Природой, неописуемо. Это надо видеть! Уже в Архызе, на высоте ледников, серны и туры подходят к палаткам. Они ищут места, где кто-либо помочился, и выгрызают там грунт – так им нужна соль. Избытки соли мы оставляли им.

Под перевалом Ак-Айры на зелёной гостинице (так называют ровные горизонтальные, поросшие травкой площадки высоко в горах сооружённые когда-то ледником) мне на протяжении нескольких лет попадалась одна и та же серна с бельмом на глазу.

Её можно было кормить печеньем из рук. Охотники поражались нашим фотографиям. Они не могли подойти к турам или сернам на расстояние выстрела, а мы ухитрялись фотографироваться с ними в обнимку.

Среди кого Вы хотели бы быть, среди охотников или туристов?

Одна поездка в горы окончилась для меня очень трагично. На следующий день по возвращении, я почувствовал страшную боль в животе. Жена врач и Скорая не смогли определиться, что со мною. Я катался от боли по полу два дня. Чуть помогала тёплая ванна. Вторая Скорая, предположив отравление отвезла меня, уже вечером, в инфекционную больницу и там в четыре часа ночи я почувствовал острейшую боль, словно удар ножом в живот. Это лопнул воспалённый аппендикс. К восьми пришли врачи и через час я уже был на операционном столе. Хирург промыл в тазике мои потроха и место, куда потом их снова уложил, удалил аппендикс и хорошо всё заштопал. На второй день меня поймали в коридоре, уложили на носилки и отнесли в палату. А ещё через пару дней у меня развился сепсис (общее заражение крови). Температура подскакивала до 40 и больше. После введения магнезии падала до 35. При этом через кожу с потом выделялось до трёх литров жидкости. Ватный матрас промокал насквозь. И так два раза в сутки. Сделали ещё две полостных операции. Одну на воротной вене и теперь у меня два пупка. Другую на печени. Подозревали нарывы в ней. Не нашли, но я лишился половины ребра, т.к. печень пришлось вынимать со стороны спины из-за двух свежих операционных швов на животе. Во мне осталось 40 кг веса и столько же процентов крови. И это всё в течении месяца. Маме и жене сказали – «не тратьтесь на лекарства, жить ему, т.е. мне, осталось не более недели».

Ко мне уже приходила та самая, правда без косы. В полной темноте я видел её даже закрывая глаза. В белом саване, ухватясь костяшками рук за спинку кровати, уставилась на меня. Под капюшоном черепа не было видно, но зато каска мотоциклетная под ним запомнилась. Я ни как не мог избавиться от этого видения. Решил, что если избавлюсь, то буду жить. Я искал глазами хоть какое-нибудь светлое пятнышко и не находил. Сколько длилась эта борьба, я не знаю, но я нашёл то, что искал. В углу палаты под потолком была решётка вентиляции, и прорези в решётке оказались ещё темнее, чем всё вокруг. Я все оставшиеся силы вложил во взгляд на эту решетку и видение растаяло! Я победил! Я буду жить!!!

Я ждал возвращения из отпуска Абаничева – хирурга от Бога. Он ушёл в отпуск в день моего поступления в больницу. По возращении из отпуска, он назначил мне восемь уколов в сутки по 2 млн. пенициллина в укол. Дела пошли на поправку. Но мне ещё предстояли две операции. Когда я немного окреп, то своим ходом прибыл в операционную уже по привычке, как в баню, разделся догола в предбаннике и забрался на стол. Операция проводилась под местным наркозом, и когда мне стало невыносимо больно, я не стал орать или материться, а запел. Абаничев спросил меня, что ты мычишь? Пою, ответил я. Что поёшь? — «А нам нужна одна победа».

Когда я очухался на следующий день, то спросил у Абаничева – почему он оперировал меня без общего наркоза? Ты бы не выдержал его – был ответ. А почему так долго и больно потрошил? Да потому, что сделал сразу обе, запланированные операции.

Всё это, кратко описанное, приключение продлилось восемь месяцев в 1975 году. Старшая хирургическая сестра сказала, что за двадцать лет её работы это второй случай, когда столь безнадёжный выжил.

В то время в Пятигорске проходил какой-то слёт хирургов всего Союза. И вот, в мою палату входит большая группа серьёзных мужчин и зав хирургическим отделением, указывая на меня, говорит им – смотрите на этого человека, он жив только потому, что хотел жить, а мы (хирурги) тут не причём.

Но уйдём от грустного к смешному. Когда я вижу молодых ребят с важным видом попыхивающих электронной сигаретой, то вспоминаю гарнизонного козла. Он как по расписанию каждый день объявлялся на аэродроме у курилки, где в определённое время собирались на перекур офицеры лётчики и техники. Ему вставляли в рот зажжённую папиросу, и он стремительно убегал к жилым домам. Там, попыхивая папиросой, проходил торжественным шагом между домами и исчезал до следующего дня. А ещё к курилке приходил большой пёс. Он укладывал голову на передние лапы и внимательно слушал, о чём говорят офицеры. Небось, потом всё передавал японцам или НКВД-эшникам. Кто-то заметил, что пёс ни разу не подал голоса. Один лётчик, заядлый охотник, сказал – завтра услышите его. На следующий день он подозвал пса, угостил его хлебом, всего погладил и отпустил. Пёс отошёл на своё место и улёгся. Но тут же вскочил, резко развернулся и зарычал. Перед ним, кроме лёгкого ветерка в нос, ни кого не было. Он опять улёгся и опять с разворотом вскочил мордой на ветер и зарычал. Но опять, ни кого. Снова лёг. Снова вскочил. Снова зарычал. Публика уже укатывалась от смеха, а бедный пёс стал неистово лаять на пустое пространство.

Что ты сделал с псом? – спросили лётчика-охотника. – Да, я просто намазал ему под хвостом медвежьим жиром – ответил тот.

Окончив школу в городе Североморске, даже не думал поступать в ВУЗ и пошёл работать, сначала там же в Заполярье, а позже в Пятигорске. За пару лет освоил более десятка рабочих профессий – водопроводчик, сантехник, оператор котельной, слесарь по ремонту промышленного оборудования, жестянщик, грузчик, молотобоец, электролинейщик и т.д. Всё осваивал очень быстро и терял интерес к освоенному. Опять хотелось познавать и осваивать что-то новое. Понял, что надо переходить на другой уровень и подал документы в Бауманку. Не прошёл. На следующий, 1961 год, поработав в Центральных Электросетях в посёлке Энергетик, и лучше подготовившись, поступил в Московский Энергетический институт. Полученные здесь знания и навыки работы позволили мне до самой пенсии заниматься тем, чем я хотел – разрабатывать, познавать, осваивать и внедрять Новое.

Никогда не задумывался о карьере, но всё-таки однажды занесло принять отдел АСУП (Автоматизированная система управления Предприятия) из двух человек. Через три года, увольняясь, оставил его со своей большой вычислительной машиной ЕС-1030, массой сопутствующего оборудования и коллективом более 50-ти человек. Это был не первый мой опыт в карьерном росте, зато последний. Я понял, что чем выше шагнёшь по этой лестнице, тем дальше будёшь от инженерной работы и станешь ближе к бюрократической. А я с детства был инженером. Ни какой ВУЗ, даже МЭИ, не создаст Инженера. Образование даёт знания и умение пользоваться передовыми технологиями и инструментами, такими как книга. Это на порядки увеличивает возможности Инженера.

Время, свободное от работы, я не мог тратить на домино, пиво или «шайбу, шайбу». Спорт ради рекордов или первенства я называю бизнесом на крови. На жизнях (крови) гладиаторов наживается спортивная номенклатура во всём мире. Прислушайтесь к спортивным новостям – какого-то гладиатора-футболиста продали туда, другого арендовали сюда, а этот в 40 лет уже ни чего не стоит. Мне стыдно за наш национальный спорт, если в нём выступают бразильцы, испанцы и прочие «россияне». При этом, играя хуже среднего, получают, немыслимые для докторов наук зарплаты, да ещё и держат пальцы веером. Если бы средства, которые гробятся на официальный спорт, тратились на Физкультуру во дворах, то спортсменов мирового класса у нас хватило бы на всех, и фанаты не бились бы на трибунах стадионов, а вспомнили бы русские игры – городки, беговую лапту, гоняли бы шайбы, мячи, воланы и т.п. во дворах и на стадионах.

Я занимался спортом только ради собственного удовольствия. Имею спортивные разряды по стрельбе и горному туризму. Увлекался лыжам беговыми, горными и водными. Занимался подводным плаванием в морях Японском и Чёрном, виндсёрфингом и городками. До сих пор стараюсь перемещаться по городу не в трамвае, а пешком или на велосипеде. Считаю, что добиваться успехов выше норм второго спортивного разряда, это – насилие над собой и вред своему здоровью.

Не жалел своего времени и на общественную работу. В городском клубе туристов прошёл обучение и участвовал в спортивных горных походах, а позже сам учил и сам водил группы в горы. С разгромом моей страны и уничтожением спортивного туризма, принял активное участие в работе Кавказского Горного общества. В начале нынешнего века узнал, что в Пятигорске существует отделение Русского Географического общества. После долгих поисков нашёл его председателя и секретаря, но отделение РГО оказалось самозакрытым, да ещё и с какими-то судебными разборками с Налоговой инспекцией. Ни каких документов, списков, печатей не было.

Обратился в Петербург к Президенту РГО контр-адмиралу Комарицину с ходатайством о закрытии старого и открытии нового отделения РГО в Пятигорске. Без проблем и проволочек в 2007 году всё было оформлено. На имя председателя отделения РГО была прислана Доверенность на уставную общественную и экономическую деятельность. Эта Доверенность предоставляла мне, как председателю Пятигорского отделения РГО, входящего в структуру всероссийского РГО, право обращаться от имени РГО в любые официальные структуры за содействием. С управлением РГО велась активная переписка. Мы отправляли туда отчёты о своих экспедициях, наши статьи в местных газетах и журналах, фильмы, созданные членами ПО РГО о достопримечательностях Северного Кавказа и его истории, и получали благодарные отзывы.

Новый коллектив быстро разросся до более полусотни. Среди участников жители всех городов КМВ и КБР. О наших экспедициях можно почитать на сайте rgopo.ru.

К сожалению, с переводом Управления РГО из Петербурга в Москву всё изменилось. Доверенность присылать перестали и прекратили с нами какие-либо сношения, объявив нам, что они нас не знают и знать не хотят. И обращаться к ним надо только через Ставропольское региональное отделение, как написано в новои Уставе РГО. На моё замечание, что Устав не догма, а руководство к действию и что он может и должен изменяться ежегодно, и что я живу уже при третьей Конституции моей страны, причём каждая последующая хуже предыдущей, было глубокомысленное молчание. В общем, Москва есть Москва – воплощение бюрократии.

А Ставропольское региональное отделение РГО, это ректор университета и преподаватели Геофака. Занимаются они студентами, пишут свои труды, сами их читают и мы им нужны как мозоль на заднем месте.

Кроме РГО много времени потратил на возрождение казачества, особенно в 90-х годах прошлого столетия. Кроме участия в различных акциях и патрулированиях участвовал в разработке Устава казачьей общины, кодекса чести казака, различных Положений, издании листка «Пикет», различных писем и обращений. Но казачья Община, в возрождении которой я участвовал, возрождаясь переродилась, вступив в «Реестр», в «Казачье общество», подконтрольное городским и, что самое печальное, РПЦ-шным властям. При этом казакам, мыслящим свободно и прилюдно высказывающим свои суждения места в этом обществе не осталось. Меня атаман с его хунтой исключили сначала из Совета стариков, а затем и из своего «казачьего общества». Исключили трусливо и подло, с нарушением всех казачьих традиций. Ну, что же, «каждый народ имеет то правительство, которого достоин». А я вошёл в ряды, неуважаемого нынешним государством, свободного «Нереестрового» казачества.

Казаки родовые есть, но не хватает казачьего духа. Казаком может назваться только свободный и независимый человек. А когда твой атаман может тебя выгнать с работы, лишить средств существования, какой же ты можешь быть казак. Свободных же исключают из Общества или они, разочаровавшись, отходят в сторону сами.

Надежда на возрождение казачества остаётся, т.к. далеко не все казаки легли под местные, часто криминальные, власти.

Но хватит о грустном. Вернёмся к интересному для Души.

В мае 2008 года члены Пятигорского отделения РГО на южном отроге горы Бештау соорудили лабиринт по образцу древних ведических, обнаруженных на Кольском полуострове и Соловецких островах. Он уже стал популярным настолько, что к нему приезжают группы со всего юга России и слагают легенды о его древности.

И, наверное, на это есть причины. По крайней мере, его создание было ознаменовано событиями, которые назвать естественными никак нельзя. На день летнего солнцестояния в июне 2008 года проводили обряд Одушевления лабиринта. Ирина Ошлокова, прираждённый этногрф, разработала сценарий праздника, как она это представляла.

Очень кстати в день Одушевления лабиринта с нами до самого вечера была Оксана, дочь моих друзей. Она ведунья или ясновидящая, или как угодно можно назвать эту редкую способность. Она живёт далеко от нас в другом крае. Я к ней обращаюсь очень редко, когда сам не нахожу ответа на обнаруженные природные или исторические загадки. На конкретные вопросы из сфер знаний, которых она в жизни не касалась, я получаю от неё конкретные ответы, достоверность которых позже подтверждается учёными умами. Смотри на сайте rgopo.ru «История рассказанная древом».

Ирина, волнуясь за то, как воспримут на небесах, подготовленный ею праздник, попросила Оксану спросить их мнение об этом.

Интересно наблюдать, как она уходит в Астрал, Ноосферу, или общается с Богами. Я не знаю, где и как она получает ответ, но при этом её глаза становятся невидящими. Такими же, как у улетевшего домой йога Шанкара. Это не объяснить и не отснять на фотоаппарат, что бы показать вам. В общем, Оксана через минуту или две после обращения Туда рассмеялась и сказала, что Там смеются над Ириниными страхами, и говорят – «какая разница, как вы проведёте этот праздник. Нам нравится то, что вы сделали, и каждый, кто пришёл сюда получит своего покровителя.»

Проводился праздник со второй половины дня субботы до утра воскресенья. Восходящее Солнце увидеть не удалось. Горизонт был закрыт огромным кучевым облаком. Я удивился – кучевое облако на рассвете?!

Такого я ни когда не видел. Кучевое облако – продукт знойного дня. Праздник продолжался. Кто-то вскрикнул – смотрите, и указал на облако. На нём обозначилось четыре или пять ликов. Подивясь на это чудо, продолжили праздник.

Все цепочкой вошли в лабиринт, и, пройдя его, поднялись на скалу, нависающую над лабиринтом. И тут опять наше внимание захватило всё тоже облако. Пока мы ходили по лабиринту и смотрели себе под ноги, оно из кучевого растеклось в слоистое, приблизилось к нам, и на нём образовалось семь кругов, как и у нашего лабиринта. Все были поражены. На глазах сверкнули слёзы. Тут любой Фома не сможет не задуматься. Конечно, это атмосферные явления, вихревые потоки и т.д., но почему над нами, и в день праздника Одушевления лабиринта, и лики Богов, и лабиринт в небе? Мы всё это отсняли на фото и видео.

Спустившись со скалы, продолжили наш праздник. Лабиринт в небесах рассеялся. Но стоило нам всем опять войти в лабиринт на земле, и он опять образовался в небе, но уже с Зародом в центре, как и в нашем лабиринте. Вот так – хотите верьте, хотите нет, но в фотографиях и видео это всё есть и гуляет по интернету. См. rgopo.ru и этот снимок.

Место, где сейчас располагается лабиринт, раньше было непроходимо из-за зарослей терновника, крапивы, завалов бурелома. Теперь же здесь стало очень привлекательным. ПОРГО намеривается создать в этом месте этнопарк и экологическую тропу. В неё войдут удивительные скальные развалы Хаоса, уникальная поляна с бештаугорскими маками-эндемиками и реликтами, скала Ворона, каменные диски диаметром до метра и больше (может быть заготовки жерновов), удивительные деревья и цветы, источник «Добрый» и объекты Этнопарка.

А теперь расскажу о другом важном деле Пятигорского отделения РГО.

В Северном Приэльбрусье у палеовулкана — горы Тузлук тысячи лет стоял уникальный памятник Мегалитической культуры – каменный витязь в шлеме. 22 июня 2008 года он был сброшен в стометровую пропасть. Сброшен он, по-видимому, теми же силами, которые взорвали памятники Будде в Афганистане, уничтожили Пальмиру, исторические музеи в Каире и Багдаде, и по всему Мiру, в том числе и в РФ-ии. (Не нравится мне это слово. Федерация – шаг к разъединению, Союз – шаг к объединению).

В 2010 году, по инициативе и силами Пятигорского отделения РГО, была изготовлена и установлена на том же месте копия памятника.

Летом 2012 года, скорее всего той же нелюдью, и он был сброшен в пропасть. На наше обращение в прокуратуру КБР была получена отписка, мол – он сам упал.

Нам, всем народам, проживающим на Северном Кавказе, объявлена война и сдаваться в этой войне нам негоже. Три раза в РГО подавались грантовые заявки на восстановление памятника. Не прошли. Сейчас проводится сбор средств на создание этого изваяния. В 2018 году надеемся его установить.

Но фанаты, прикрывающиеся Аллахом, намерены и его разрушить, как они разрушили первый и второй, и десятки других на Кавказе, И продолжают разрушать всё и вся, объявляя, что «это не наша культура». Да, это не их культура. Их культура – разрушать и убивать. Если заплатят им или их учителям, то они и родную мать зарежут. Они не знают, да и знать не хотят того, кто наживается на их «делах».

В 2014 году Пятигорское отделение РГО своими усилиями и авторитетом смогло уладить неразрешимые этнические проблемы и этим сделать возможным проведение конниками КБР и КЧР совместного конного перехода из Пятигорска к Эльбрусу «По пути экспедиции Эмануэля».

Здесь будет уместным, как я думаю, высказать свои соображения о некоторых понятиях:

НАЦИОНАЛИСТ – человек любящий и уважающий свой народ и делающий всё, что в его силах и возможностях, для благополучия своего народа. Националист уважает право любого другого националиста на такие же чувства и всегда поможет ему в его святом деле.

Националист силён Духом.

НАЦИСТ — любящий и выпячивающий себя в своём народе за счёт подавления и унижения других людей и народов. Нацист ненавидит всех, кто умнее и развитее его, или выше его по статусу и презирает всех, кто ниже его в социальном плане.

Нацист легко зомбируем (внушаем), и мерзок своей ненавистью.

Нацизм – грудное дитя Сионизма.

О сионизме можно составить представление, прочитав тоненькую, как тетрадка книжку, изучаемую в РФовских государственных еврейских школах – «Шулхан Арух» или «Сто законов из Талмуда».

Когда на Первой Государственной думе коммунисты задали вопрос — почему в наших государственных школах изучается такой человеконенавистнический документ? Им ответили, что в программе обучения этого документа нет, и что он изучается-таки факультативно.

Предлагаю Вам этот факультатив прочитать в интернете.

В мировых и наших СМИ (средства массовой идиотизации) эти два понятия специально смешиваются. Они боятся Национализма, так как он, в конце концов, разрушит нынешний несправедливый Мир, управляемый Сионизмом – родным отцом и матерью нацизма.

Кстати, по инициативе Сталина, Сионизм был осуждён ООН как экстремистская организация. В 1954 году, сразу после уничтожения Сталина, это Осуждение было отменено.

Пора опять сменить тему. Ещё одно моё увлечение — это чудо Света, седьмое или семнадцатое, а, по-моему, первое – Русский язык.

Первое моё удивление нашим языком возникло, когда я вычитал, что река Волга называлась Ра-река. Почему это русская река называлась по имени египетского Бога Солнца? Но, вдруг само расшифровалось слово Радуга, как Солнечная дуга. Затем слова с корнем Ра посыпались как горох. Гора – путь к Солнцу, нора и рано – нет Солнца. Петух на Руси назывался – кура. Кто и как будил русичей на рассвете? Мама будит утром сыночка – вставай, пора (по Солнцу), а у него ещё глаза закрыты и он возражает – рано (Солнца нет). Ещё десятки слов с этим корнем вы найдёте сами.

О сложностях перевода с нашего живого разговорного на любой иностранный покажу на примере Высоцкого.

Высоцкого я видел дважды. Один раз в Зелёном театре Пятигорска, другой в доме культуры Московского Энергетического института.

Для нас, студентов 60-х годов, он был глашатаем-трибуном всего того, что в нас клокотало. Мы знали его песни наизусть и пели в своих походах, на студенческой целине и комсомольских стройках. Имя его было любимо во всей моей стране СССР. И не только в СССР. Его песни пытались перевести на другие языки, но разве можно перевести живой Русский язык Пушкина, Есенина, Высоцкого на немецкий или английский?! Нет никогда! Для подтверждения этого расскажу об одном случае. МЭИ имеет свой великолепный Дворец культуры с одним из лучших в Москве залов по акустике. Поэтому и не только, к нам стремились попасть с выступлениями все звёзды столицы. Как выразился Плятт, когда мы освистали Беллу Ахмадулину с её дурацкими стихами – «мы к вам в МЭИ едем как на экзамен. Если примут здесь, то примут везде».

Ну, МЭИ это особая песня, вернёмся к Высоцкому.

Идёт очередной альманах Майю Кристалинскую сменяет прекрасный камерный хор «Советская песня», а их сменяет чудо виртуоз, король балалайки Михаил Рожков. И вдруг, за очередным, покидающим сцену артистом, стремительно возникает, даже не заявленный в афише, Высоцкий. Он сбрасывает на пол мокрый плащ, чуть подстраивает гитару и обрушивает на нас свой талант. Зал неистовствует. А он, не давая времени даже на аплодисменты выдаёт одну за другой свои уже известные и новые, ещё неизвестные нам песни. Звучит «гимн космических негодяев». Зал смеётся на его «сигнал посылаем, вы что это там, а нас посылают обратно». Рядом со мной сидит Дитрих Биндинг – студент из ГДР, мой одногрупник и друг. До сих пор переписываемся. Он толкает меня и спрашивает – почему смеётесь? Я смеюсь снова, но уже над Дитрихом. Ну как объяснить второй, а то и третий смысл выражений в русской речи.

Не было у Высоцкого никаких лауреатских, государственных «заслуженных» званий и премий. Не укладывался он в прокрустово ложе марксистко-ленинской идеологии. Зато у него была любовь всего многонационального народа СССР.

Почему была?! Она есть и всегда будет. Всегда будем петь его песни о настоящих мужчинах, о самоотверженной дружбе и верности, о любви и ненависти.

Будем помнить его, друзья, и петь его песни!

Ещё раз хочу обратиться к Русскому языку. Не в защиту. Он сам за себя постоит. Я о тех, кто нам навязывает скудный искусственный язык, вставляя, к месту и не к месту, «кластер», «дорожная карта», «толерантность», «окей» и прочая, кто специально смешивает понятия Националист и нацист, говорящих вместо Моя или Наша Страна – «эта страна», которые призывают нас к «толерантности». Это значит, что мы должны терпеть, когда они будут наклонять нас и продолжать грабить, когда безграмотные орды, приглашённые ими же, будут навязывать нам свою «культуру», даже не пытаясь, живя у нас, принять или приспособиться к культуре принявшего их народа.

Никогда я не буду толерантным. Как националист я признаю только ВЗАИМОУВАЖЕНИЕ. Взаимоуважение НАРОДОВ, КУЛЬТУР, РЕЛИГИЙ. Только на этом принципе можно достичь Мiра и благоденствия.

К сожалению, мне не доступны высокие трибуны, но здесь я хочу и могу сказать, что давно накипело: — господа демократы и либералы, вы уже, наверняка, знаете, что довели народы России до осознания вашей подлости и вины в том, что вы сотворили с нашей Державой и её народом, и что вас иначе как либерастами и дермократами на Руси не кличут. Почему бы вам не собрать чемоданы и не убраться туда, где, по-вашему мнению, так хорошо?! Да потому вы сидите здесь, что там вам цента ломанного не заплатят за ту блевотину, которую вы изрыгаете на МОЮ СТРАНУ.

Заключение

Я доволен своей жизнью. Благодарю и славлю Создателя!

Работал увлечённо, не считаясь со временем. Когда все пороги в работе оставались позади, и река входила в спокойное русло, мне становилось скучно и грустно, и я уходил на новые пороги. Обычно такой цикл занимал 3 – 5 лет, и только в Пятигорских Электрических сетях проработал аж 17. И только потому, что каждые те же 3 — 5 лет обустроив одно дело, брался за совсем другое. От сюда в 70 лет ушёл на пенсию, но и сейчас часто и с удовольствием посещаю Горсети. Чувствую там к себе уважение, и это приятно. И в городе часто приветствуют меня люди, которых я даже не всегда узнаю, останавливают бывшие сослуживцы, казаки, участники горных походов в которые я их водил. Чувствую, что я ещё имею право на жизнь, потому что Человек имеет право на жизнь, если он ещё нужен и полезен людям.

В моём семейном фотоальбоме «XX век и фамилия Стасенко» есть фото на которое я смотрю с завистью и грустью.

На фотографии 1938 года семья моего деда по маме — Затолокина Тимофея Фадеевича, его жена Мария, пять дочерей — Вена, Надежда, Любовь, Лена, Анисья и два сына – Василий и Иван. На фото ещё и первые внуки от Веры – Володя и Тая. Всего семь детей. И это была обычная для царской России семья. А уже у детей Тимофея по два и даже одному ребёнку. Только у Веры, старшей дочери было 4 ребёнка.

Это, конечно, несомненное достижение «Великой иудейской революции» в России. В конце 30-х годов Сталин инициировал движение за многодетную семью. Были учреждены Золотая и Серебряная медали «За материнство», запрещены аборты, а за мужеложество (педорастию), не особенно разбираясь, сразу давали 5 лет лагерей. В гулаге они были подарком для уголовных постояльцев. Вот от куда так много обиженных на Сталина. И поэтому этих уродов тогда не было не слышно не видно. Ныне же, при либерастах, они ежегодно пытаются проводить свои демонстрации и фестивали в крупнейших городах РФ-ии. Как же! Мы теперь толерантны и приобщились к демократии. Западной демократии. А официальный показатель уровня западной демократии в стране как раз и есть уровень педорастии в ней. Ведётся пропаганда отказа от детей вообще. Церковь благословляет однополые браки и возглавляет колонны уродов всех сортов в городах стран с наиболее развитой «демократией».

Не могу не затронуть наркоту. Славлю Богов и своего Хранителя за то, что не допустили даже попробовать этого средства самоуничтожения.

На летних каникулах после четвёртого курса работал в мехколонне №64. Мы строили линию электропередачи 35 000 вольт Хасавьюрт – Былым. Жили в домах частного сектора.

Однажды воскресным днём захожу в дом, где жили пятеро ребят из нашей бригады. Пришёл я с Иваном, одним из них. В доме увидел сцену меня поразившую. На полу вокруг большой кастрюли с борщом сидели наши ребята и отчаянно хохоча, пытались его есть. Но стоило кому-либо занести ложку над кастрюлей, как все просто валились на пол от смеха. Лица их были в слезах и борще. Он же расплёскан по одежде и полу. Я спросил Ивана – что с ними. Он сказал, отмахнувшись – «да, дуры накурились».

На следующий день они были как выжатые солёные огурцы.

Наркота искусственно внедряется «Западом» в Русь как один из инструментов геноцида. Другой инструмент – алкоголь, который русичей заставил пить Пётр I. Не окно прорубил он в Европу. Он распахнул ворота и снёс все ограды Руси для ввоза алкоголя, табака и всякой европейской мерзости. Для этого и был создан и заброшен к нам фальшивый Пётр I, а Михайлов Пётр погиб в Бастилии, закованный в «железную маску». Маска на самом деле была кожаная. В каком-то музее Франции хранится картина, изображающая человека в маске в камере Бастилии, а на стене камеры нацарапано «Михайлов Пётр».

Россия и на этот раз устояла против этой агрессии, и поэтому «демократическим миром» нам объявлена война. И в этой войне мы проигрываем, и будем проигрывать до тех пор, пока многонациональное коренное население России не начнёт заметно прирастать.

Война эта, то затухая, то разгораясь, длится уже более двух тысяч лет.

На прощание, друзья, а я считаю, что если Вы дочитали мою исповедь до этой строки, значит я заслужил Вашей дружбы и хочу поделиться накопленной мудростью.

Во первых, что такое мудрость? Древние мудрецы главным признаком мудрости назвали – СОМНЕНИЕ. Наши убеждения всегда основаны на наших знаниях, полученных от родителей и учителей, книг и собственного опыта. У всех людей свой объём этих знаний и свои из них выводы и убеждения. Поэтому, если Вы будете допускать сомнение в своих убеждениях, Вы будете продолжать искать им подтверждения или опровержения, и Вы никогда не будете записывать во враги человека, который молится другому Богу. Сомневайтесь и Вы будете умнее.

Моя формула о религиях – религии объединяют людей, но разъединяют народы.

Что бы сделать из друга врага может хватить одного мгновения, но что бы сделать из врага друга может не хватить всей твоей жизни.

И самое сакральное – о Боге. Вырос в атеистической стране. Никогда не задумывался о Боге.

С накоплением знаний, информации о познанном и не познанном, об объяснимом и не объяснимом пришёл к выводу, что Вселенная, а её ныне просматриваемая протяжённость — тысячи Световых лет, управляема.

Библейский Бог для этого слишком мелок. Он вполне годился для масштабов нашей Мидгард-Земли. Я понимаю Вселенского Создателя, как полевую пространственную структуру, всепроникающую и вездесущую. В любом живом и не живом, в плотной материи и в, считающимся пустым, вакууме.

Все народы сочиняли себе Богов. С развитием института жречества, появилась необходимость в окормлённой пастве. Каждому пастуху хочется иметь стадо побольше. Пастухи плодятся быстрее чем овцы. Началась конкуренция, переросшая в кровавую борьбу.

В Исламе более пятидесяти конфессий, в иудейском Христианстве ещё больше, а ещё Буддизм, Ламаизм, Синтоизм и сотни других. И все утверждают, что их Бог единственно правильный, а тот, кто в него не верует – неверный, то есть враг кровный.

К сожалению, Мир никогда не прейдёт к понятию Вселенского Бога-Создателя. Не допустят. На этом, пожалуй, закончу описывать свои воспоминания. Хотя они всё всплывают и всплывают.

Действительный член Русского Географического общества

Председатель Пятигорского отделения РГО,

Председатель Совета стариков Кавказской Казачьей линии,

Стасенко Владимир Дмитриевич.

После написанного

РАБОТА В МОЕЙ ЖИЗНИ

В 1958 году, по окончании школы, работал слесарем-водопроводчиком, оператором котельной в в.ч. 74410 в Североморске-2. Это на севере Кольского полуострова в Заполярье. За год до демобилизации отца переехал в родной маме край и остановился в Пятигорске у деда Тимофея Фаддеевича Затолокина. Работать поступил слесарем по ремонту промышленного оборудования на мясокомбинат. Там же освоил жестяные и лудильные работы, строительные и грузчика. Даже месяц работал молотобойцем при кузнице. Он ковал, а я молотом махал. Благо, отец мой – потомственный кузнец, ещё в детстве научил меня владеть молотом, и у кузнеца ко мне претензий не было. Поработал и на металлорежущем станке. Всё давалось мне очень легко. Появилось чувство необходимости перехода на более сложный уровень работы. До этого о ВУЗЕ я не помышлял, но в 61 попытался поступить в Бауманский. Увы. Вернулся в Пятигорск и пошёл работать в Ремонтно-Эксплуатационную службу Центральных Электросетей. Занимались мы ремонтом и наладкой оборудования электроподстанций всего Ставропольского края. Здесь по полной программе ощутили санкционную любовь Запада к Руси, как бы она не называлась – Царская, Большевистская, СССР или РФефия, они всегда находят повод укусить по больнее. И в 61 году прервали поставку в Союз труб большого диаметра и высоковольтных трансформаторов. Что ещё, я не знаю.

Нам пришлось тасовать имеющиеся в Крае трансформаторы как колоду карт. Недогруженный в Урупе, везём в Ставрополь, ставропольский же в Инкер-Шахар, а шахарский в Уруп или ещё куда. Вес трансформаторов до 40 тонн и нет таких подъёмных кранов, всё домкратами. Поднять с фундамента, передвинуть к трейлеру, задвинуть на него, закрепить и сопровождать при транспортировке этот негабаритный груз. В те времена над дорогами висели провода электрические, радио и телефонные. Приходилось их поднимать шестами. Работали часто ночами и воскресными днями.

За то бригада наша первая в крае заслужила звание «Бригады коммунистического труда», а я решил поступать в Московский Энергетический институт, и с 62-го года стал его студентом.

В 68 году выбрал Направление в Дальневосточное отделение ОРГРЭС – буферную внедренческую организацию между Наукой и Большой Энергетикой. Занимался монтажам и наладкой автоматики и релейной защиты ЛЭП и подстанций на Сахалине, Приморье и Приамурье. Обследовал энергосистемы Прибайкалья, Приамурья и всей Якутии до самого Крайнего Севера. Потом здесь начали строить БАМ.

Будучи в командировке на Райчихинской ГРЭС женился на студентке Благовещенского Мед. института – красавице Татьяне. А из-за отсутствия даже надежды на получение жилья во Владивостоке пришлось бросить очень интересную работу и перебраться в 71 году к родителям в Пятигорск. Здесь, работая в Сельэнергопроекте, внедрял и обслуживал первые ЭВМ и программы к ним. Написал программы расчёта релейных защит и расчёта стрел провеса проводов по профилю воздушных ЛЭП. В 75 г. получил хорошую 2-х комнатную квартиру.

Освоив и внедрив всё, что было интересного для меня в Сельэнерго, ушёл в РЭУ Ставропользнерго в отдел АСУ (Автоматизированных систем управления). Освоение и внедрение АСУ-Энергия — расчёты электрических режимов энергосистемы, покрытие графика нагрузок электростанциями энергосистемы и так далее. Написал изящную программу расстановки лопаток турбины по контуру и программу расчёта эквивалента соседних энергосистем, которая сводила например всю энергосистему Краснодарского края к 2 – 3 подстанциям.

Работа мне нравилась. Я довольно легко справлялся с трудностями, но с карьерным ростом появились подчинённые, а сними и бюрократические обязанности, которые партийно-административной системой СССР уже была доведена до абсурда. (Нынешняя ещё глупее и страшнее). Например я в начале месяца должен был выдать каждому сотруднику подробный план-задание на каждый день и каждый час на весь месяц. Кому-то я пропустил пару часов и главный инженер Жёлтиков вызвал меня на ковёр, где я вступил в спор с возражениями. Такое не все уважают.

Другое задание: представить план развития вычислительного центра на 20 лет вперёд. В 80-м году мы не могли себе представить, что огромные, занимающие залы в сотни и тысячи квадратных метров, вычислительные машины через десяток лет пойдут под пресс и их заменят Персональные настольные ЭВМ, а моя страна СССР рухнет под второй сионистской революцией.

В общем, я ушёл в КОНТУР. Там опять внедрение АСУ-предприятия и, принятый отдел из двух операторов без никакой техники за два года вырос до более 50-ти человек и своими большими и малыми ЭВМ.

Когда всё закрутилось и завертелось, когда все службы научились выдавать чёткую и правильную информация я стал не нужен, да и мне стало там скучно.

Работу искать не пришлось, она меня искала.

В Спецавтоматике вдвоём разработали Контроллер автоматической пожарно-охранной сигнализации и пожаротушения. Успели наладить его производство на нальчинском заводе Автоматики. Но грянула либерастическая революция, рухнула страна, уничтожены заводы и фабрики, образование и медицина. Расцвёл бандитизм, коррупция и хамство хозяйчика.

Год проработал Зам главного врача по технике в городском медобъдинении. Не моё! С пол года электромонтёром в частной фирме – не моё. И как-то раз зашёл в Горэлектросети Пятигорска. Зашёл и остался на всегда. Здесь и завершил свою трудовую деятельность в 70 лет, проработав 17 лет в Пятигорских Электрических сетях (ПЭС). Нигде так долго не работал. Освоив всё, что можно и отладив порученное дело, передавал его способным ребятам, а сам брался за что-нибудь для меня новое. Мне были интересны те дела, за которые боялись браться другие. Такой цикл занимал 3-5 лет. Тоже случилось и в ПЭС. Сначала поручили разобраться с телемеханикой. Разобрался и заявил, что заниматься существующей ТМ не буду, т.к. она дважды выработала свой ресурс и морально устарела. Меня правильно поняли и поручили выбрать из предлагаемых рынком. На техсовет предложил 5-6 достойных вариантов, перечислив достоинства и недостатки каждого. Директор — Хнычёв Валерий Альбертович спросил – что ты выбрал сам и почему? Я назвал систему и причину. А причина проста – разработчик системы уже работал в режиме «чего изволите». С ним я познакомился случайно, будучи в командировке в Краснодаре, зашёл к одногрупнику по МЭИ, директору Краснодарских эл. Сетей, а он и говорит, что у него как раз монтируется новая ТМ, иди, знакомься. Залез в документацию. Кто-то всё время крутится рядом, но мне не мешал. Кое-что записал и ознакомление закончил. Тут он ко мне подходит и представляется, что он — разработчик этой системы, и есть-ли у меня к ней замечания. Я выдал ему пять или шесть замечаний и предложений.

Не прошло и двух недель, он звонит мне и сообщает, что почти все мои предложения уже исполнены в железе. Я был поражён. Ведь при прежних властях чтобы заменить в проекте гайку М5 на М4 нужно было затратить на согласования пару лет и кучу денег, а тут предложения совершенно постороннего человека внедрены за пару недель!

Система, постоянно обновляясь, работает до сих пор.

Следующей проблемой стала радиосвязь. Пятигорск расположился у подножия горы Машук на его отрогах. Из-за этого для коротковолновой связи было много «мёртвых» зон. Обратился к друзьям, специалистам в этом деле, и несколькими, нестандартными в то время решениями, добились нужного результата.

Но проблемы не кончились. Вздыбилась телефонная станция предприятия, тоже очень древняя.

Опять по команде – выбирай и заказывай, обратился к предложениям рынка. Там куча систем примерно с одинаковыми характеристиками. От японцев отмахнулся сразу из-за их подлой эксплуатационной политики. За время работы их систем с покупателя они ухитряются вытянуть ещё две-три стоимости всей системы, а по окончании гарантийного срока сломать её окончательно. Ещё перебрал несколько систем и остановился на американской. Главным образом потому, что фирмачи, извиняясь, сообщили, что их система изготовлена для штатовских сетей частотой 60 Гц, но они поставят соответствующий преобразователь, и мы не будем иметь проблем. Зная то, что США, производя продукцию для внутреннего пользования, делают её по принципу «продал и забыл», т.е. неубиваемую. Порадовало меня ещё и то, что эта же система принята и Пентагоном. Видел в телепередаче из какого-то пентагоновского кабинета.

Решив задачи телемеханики, радио и телефонной связи, заскучал, но тут Федотов Виталий Васильевич, светлая ему память, пригласил меня в свой отдел. Надо было как-то остановить рост потерь электроэнергии от несанкционированного отбора или, по простому — воровства.

Я давно замечал, что когда перед человеком ставится какая-либо задача, то тут же и приходит, вроде бы ни от куда, помощь. Важно не проморгать её. К нам пришёл светлейшего ума человек, участвовавший в разработке Бурана, того самого – космического, Федоринов Михаил. С ним в сцепке был его друг – программист высшего класса. Этой бригадой был создан уникальный контроллер «Исток» для трансформаторных подстанций 10/0.4 киловольта. Он позволял контролировать потребляемую активную и реактивную мощность отдельно по каждой фазе 16-ти отходящих фидеров и хранить в архиве графики получасовых нагрузок за месяц. При анализе графиков нагрузок выявлялись «странности». Первый же контроллер окупил свою разработку. Аналогов ему на то время в мире не было.

Я считаю, что Человек имеет право жить пока он нужен и полезен людям. Даже выйдя на «Заслуженный отдых» получаешь право приносить посильную пользу, делая любимую тобой работу, а не долбление досок костяшками домино.

Пионерский лагерь осы.

Парабеллум, танк-тягач,

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

 

Всё дальше вглубь времён уходят события Второй мировой войны с её главной задачей – уничтожение РОССИИ, называвшейся в то время СССР.

Уже почти не осталось в живых непосредственных участников и свидетелей тех событий и это даёт возможность либерал-демократам врать и откровенно гадить на всё святое для РУССКОГО народа (Понятие «РУССКИЙ НАРОД» вмещает в себя все коренные народы СССР и народы, обрусевшие за сотни лет проживания вместе с россами и ставшие русскими).

Вторую мировую войну правильнее было бы назвать всемирной или глобальной войной. Вторая всемирная, не дай Бог ей разразиться, будет последней для нашей цивилизации.

Прочитайте и осмыслите масштабы Второй Мировой войны:

(Продолжительность – 6 лет. Воюющих стран – 61, с населением 1млр 700млн человек, или 80% населения Мира. Военные действия проходили в 40 странах. Всего погибло около 70 млн. Соотношение военных потерь к потерям мирного населения 33% к 67%.)

ПРОТИВОСТОЯНИЕ СССР и ГЕМАНИИ С СОЮЗНИКАМИ – ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Чего же представляло в 1941 – 1943 годах противостояние СССР Нацистской Германии с её союзниками, т.е. то, что мы, русские, называем Великой Отечественной войной.

Ресурсы сторон в Великой Отечественной войне

Вермахт для вторжения на территорию СССР сосредоточил у наших границ 5млн 600тыс. чел. 4310 танков, 4200 самолетов, 56000 орудий и минометов.

Войска только приграничных округов СССР насчитывали около 4млн. чел., 14-16 тыс. танков и примерно 5000 бронеавтомобилей, около 12000 самолетов. Красная Армия имела многократное превосходство над Вермахтом по всем показателям, кроме численности личного состава. Все немецкие дивизии были укомплектованы по штатам военного времени (16 тыс. чел.). Многие части Красной Армии не успели отмобилизоваться.

Чем располагала гитлеровская Германия

перед нападением на СССР

Кроме приведённых в таблице, против СССР воевали Хорватия, Словакия и добровольческая испанская дивизия. На оккупированных территориях организовывались добровольческие легионы, преобразованные в эсэсовские дивизии. Французов служивших в Вермахте погибло больше, чем в войне с ним.

Над Дальним Востоком нависла миллионная японская Квантунская армия. Это заставило СССР держать здесь 30% своих вооружённых сил.

Япония, постоянными провокациями не давала отвести с ДВК ни одной дивизии. Снятые дивизии тут же замещались вновь отмобилизованными.

Итак, нашей стране пришлось воевать против всей континентальной Европы и держать третью часть всех своих войск на Востоке.

Германия полностью использовала ресурсы Европы, людские и промышленные, а так же оружие покорённых стран. На неё уже в 1940 году работали чехословацкие заводы, позволившие вооружить готовым оружием 50 германских дивизий, заводы Рено и др. в оккупированной промышленной части Франции, голландские и бельгийские электротехнические и химические заводы, силезские угольные шахты. В Германии работали и американские заводы, которые не бомбились во время войны. Всего на Гитлера работало около 350 млн. человек, а под ружьём было 10 млн 400тыс. солдат. А население СССР в 1940 году насчитывало 120 млн. человек.

Нейтральная Турция так же представляла потенциальную угрозу. Турецкое правительство в случае падения Сталинграда планировало вступление в войну на стороне стран Оси, и было готово к нападению на Советский Союз осенью 1942 года.

Германия успела отработать в Европе тактику ведения современной войны.

Войска сторон, сосредоточенные у границы СССР.

Вермахт для вторжения на территорию СССР сосредоточил у наших границ 5млн 600тыс. чел. 4310 танков (включая венгерские и румынские), 4200 самолетов (включая венгерские и румынские), 56000 орудий и минометов.

Войска только приграничных округов СССР насчитывали около 4млн. чел., 14-16тыс. танков (не учтены примерно 5000 бронеавтомобилей), около 12000 самолетов.

Все немецкие дивизии были укомплектованы по штатам военного времени (16 тыс. чел.). Многие части Красной Армии не успели отмобилизоваться.

Превосходство по танкам и самолётам за Красной Армией, а по личному составу за Вермахтом, но тактико–технические данные большей части нашей техники уступали немецким.

Войны Германии в Европе

Австрию Гитлер взял без единого выстрела – Аншлюсом. Польша пала на 28 день, Франция на 36 день, хотя вооруженные силы Франции и Германии были, на тот момент, почти равны. Чехословакию, с её, считавшейся одной из лучших армий, тоже взяли за просто так.

О потерях на германском фронте

РУСЬ за тысячелетия существования много раз умывалась своей кровью, а ХХ век для нашей Родины был особо кровавым. Но самое трагичное в прошлом веке было утро 22 июня 1941 года.

Гитлер, выполняя волю «Мирового правительства (МП)», планировал уничтожить население СССР, оставив 40-50 млн. людей–рабов, разделить СССР на десяток колоний. Сионизм или МП никогда не отказывался от этой цели – вспомним доктрину Даллеса (1948г.), Тэтчер (80-тые годы) с её 40 млн. человек в России для обслуживания «англо-саксонской нации». И Гитлер в этом ряду далеко не первый и не последний. Исполнители меняются, а цель остаётся.

Поколение наших отцов на фронтах и матерей в тылу сражались в жесточайшей войне на выживание с величайшим напряжением сил и ужасными потерями они победили врагов, имеющих большие, чем СССР ресурсы в людях, вооружении и промышленном потенциале.

Германские вооружённые силы 70-80 % потерь во Второй мировой войне понесли на советском фронте, а по данным В.М. Фалина (Дипломат, политический и общественный деятель, референт А. А. Громыко), эта доля достигает 93 %. На Восточном фронте, в борьбе против СССР, в течение войны немецкие войска потеряли 507 дивизий, были полностью разгромлены 100 дивизий союзников Германии.

Потери вооружённых сил СССР

Постарайтесь изучить и понять, приведённую ниже гистограмму – плод колоссального труда в военных архивах.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Чем же объяснить разгром Красной армии в начальном периоде войны?

Либерасты опять кликушествуют о нежелании солдат Красной армии воевать за Сталина и СССР, бездарном руководстве войсками и страной, о довоенных репрессиях в армии и государстве.

Как же тогда расценить подвиг защитников Брестской крепости, Одессы, Севастополя, Сталинграда, Воронежа, Тулы, Ленинграда, Москвы и тысяч больших и малых городов и сёл – каждой пяди родной земли. Десятки подвигов Александров Матросовых, Гастелло, партизан Белоруссии и Украины.

О «бездарном руководстве страной» – революции 5-го и две 17- го года, Японская и 1-я Мировая, Гражданская война, несколько лет засухи, голод, интервенция стран Антанты (США, Англия, Франция, Япония), чехословаки, латыши, и кто только не топтал Россию в то время. От страны осталось менее 10% не занятой оккупантами территории. А внутри страны разгул Красного террора. Море крови пролитой Тухачевским в Кронштадте и Тамбовской губернии.

И только с приходом к власти Иосифа Сталина, в 30-х годах, кровавая мясорубка переместилась с народных масс на организаторов террора и саботажа. И вот именно об этой волне репрессий так завывают либерасты. А страна вздохнула и, невиданными до того темпами, взялась за Индустриализацию, Электофикацию, безграмотность, посадила молодежь на трактор и самолёт. После нескольких волн чисток партийных и руководящих кругов почти не осталось напыщенных и заслуженных. Их заменили умеющие и делающие. А за преступление, совершённое партийцем, его осуждали втрое суровее, чем рядового за такое же преступление. Как бы я хотел, чтобы страна вернулась к такой практик!!!

Жилось всем не сытно, но дружно, коллективно и без уныния. Планы пятилеток выполнялись и перевыполнялись. И к 1941 году страна уже была почти готова к неизбежной войне.

Всего менее 10 лет на возрождение из пепла!!! А ныне, – гениальные мальчики, окончившие оксфорды – чубайсы, гайдары, ебэны и пр. более четверти века уничтожают нашу Державу куда успешнее Гитлера!

И вот 22 июня 1941 года, нарушив все договора, без объявления войны, охваченные азартом и славой молниеносных побед в Европе, вражеские моторизованные орды ринулись на нас.

О событиях 41-го года аналитики практически не было до последнего времени. Мемуарам, даже маршальским, верить нельзя. Это всегда самохвальство, обвинение всех и вся и скрытие собственных ошибок.

Цензура вымарывала любую информацию об истинной причине катастрофы 41- 42 годов. И только с появлением Интернета представилась возможность высказаться о ней без оглядки. Но к этому времени усилиями, в первую очередь Хрущёва, были уничтожены сотни и сотни тонн документации об этом периоде войны. И теперь добывать зерно истины стало многократно трудней, чем мыть золото.

Из того, чего намыли серьёзные военные историки, предлагаю для начала посмотреть фильм «Заговор генералов». В фильме в смягчённой форме показан заговор Замнаркома Обороны СССР маршала Тухачевского и, урезанной до ничтожности, группы генералов.

Более серьёзно подана тема в телевыпуске Андрея Фурсова «Заговор генералов». Ещё смотрите и слушайте «Генералы против генералов».

Кого зацепит эта тема, набирайте в Интернете — Заговор генералов и найдёте там достаточно много серьёзных материалов.

Странности первых дней войны

  1. Ещё 20 мая 1941 года в войска была направлена Директива, которая предписывала рассредоточить и замаскировать авиацию.

Но самолёты стояли не замаскированными крыло к крылу у самой границы до 22 июня и с них, по приказу свыше, было слито горючее «для просушки баков» а также снято вооружение «для техобслуживания».

А посему тысячи наших самолётов были уничтожены на земле.

  1. Средствам ПВО, приказом было запрещено обстреливать самолёты нарушители, даже если бы они летели над нашей территорией большими группами. И Люфтваффе спокойно уничтожило все наши аэродромы вместе с самолётами, бомбили Киев и не только.

  2. Директива №1 от 18 июня о приведении войск Северо-Западного, Западного и Юго-Западного военных округов к Боевой готовности не была исполнена ни одним из них.

Директива №1 предусматривала вывод войск из казарм и полигонов, выдачу оружия и боеприпасов, занятие оборонных сооружений.

В результате, только в г. Бресте ночью 22 июня немецкой артиллерией было уничтожено две наших дивизии. Солдаты выпрыгивали из окон казарм в нижнем белье и без оружия.

Только исполнение этих трёх пунктов, наверняка, остановило бы или, по крайней мере, резко ослабило наступающую вражескую лавину.

Но Директива №1 не дошла до войск. Её задержали Жуков и Тимошенко. Они же заменили, принятую ещё до войны концепцию Активной обороны, т.е. оборона, отступление на подготовленные позиции, опять оборона, опять отступление. Изматывание противника и после этого контрнаступление на концепцию жёсткой обороны, т.е. все силы сосредоточены на флангах и фланговый блицкриг сразу, по нападении врага. Поэтому Жуков и Тимошенко «не ожидали» наступления на Минском направлении, оставив плотность войск Западного фронта 1/10, т.е. 100 штыков и 3-4 противотанковых ствола на 1 км. Снятыми войсками Западного фронта усилили Киевский военный округ под команду Хрущёва и частично Прибалтийский. Немцы же традиционно бросили кратчайшим минским направлением войска, втрое превосходившие наши с 50 танками на 1 км.

Сталин сразу заподозрил неладное, и уже 29 июня началась спецпроверка в Генштабе и проверка штабов фронтов. Расследование деятельности Генштаба закончилось только после убийства Сталина. То, что написали генералы, не укладывается в голову и до сих пор находится под грифом СС. Стало очевидным, что репрессии 1937 года снесли только верхушку айсберга.

Почему же сразу не расстреляны Тимошенко и Жуков? Да потому, что в тот момент повторять 1937 год, чтобы убрать второй эшелон тухачевского заговора означало полную дезорганизацию армии.

Кстати, Черчиль аплодировал Сталину, когда разведка доложила ему о действиях Сталина после раскрытия предательства генералов и оставлении их в армии. Он сказал, что вот теперь они будут рвать волоса и на голове дабы доказать свою преданность. Что и произошло.

В Германии и Англии знали о том, что в Кремле произойдёт переворот, как только начнётся война. Значит, их разведки работали достаточно хорошо и имели влияние на наш высший генералитет, а то и руководили им.

А теперь, после очень короткого рассмотрения, как бы сверху, на действия высшего командования армией, приведших к катастрофе 1941 года, посмотрим на эти события снизу, глазами капитанов, полковников, генералов фронтовиков.

Измена 1941 года. Покровский С.Г.

(Сокращённый вариант. Заинтересовавшихся прошу обратиться в Интернет)

Одним из наиболее загадочных моментов в истории нашей страны является 1941 год. Загадочным не только для нас, но и для солдат, прошедших через этот год. Год парадоксальный. Героизм защитников Брестской крепости, пограничников, лётчиков, совершивших несколько воздушных таранов уже в первый день войны, резко контрастируют со сдачей в плен масс красноармейцев. В чем проблема?

Контрасты 1941 года дают поводы для самых различных толкований случившегося. Одни говорят, что сталинские репрессии лишили армию нормального командного состава. Другие — о том, что советские люди не хотели защищать ненавистный им общественный строй. Третьи — о непреодолимом превосходстве немцев в способности вести боевые действия. Суждений много. И есть известная фраза маршала Конева, не ставшего описывать начальный период войны: «Врать не хочу, а правду всё равно написать не позволят».

Ни кто не мог написать всей правды об этом периоде войны. Рядовой, майор, полковник и даже строевой генерал видят не много. Картина в целом видна только из штабов фронтов, из Москвы. Но мы знаем, что штабы фронтов плохо владели ситуацией, соответственно и в Москву поступали неполноценные сведения.

Таким образом, всю правду не мог рассказать ни Конев, ни Жуков, ни Сталин. Даже они не обладали достаточной полной информацией.

Но правду можно ВЫЧИСЛИТЬ. Грамотно поставленный вопрос всегда требует ответа в форме ДА или НЕТ.

Была ли немецкая армия непреодолимо сильнее Красной армии?

Вся логика событий подталкивает к ответу — была. У немцев был опыт нескольких успешных военных кампаний в Европе. У них был безупречно отлаженный механизм взаимодействия родов войск. Но есть одно НО. Оказывается ровно те армии, по которым противник нанес удары заведомо превосходящими силами, на которые пришлась вся мощь удара, — именно они и не были разгромлены. Более того, они длительное время успешно воевали. Это и есть ответ на вопрос.

Проследим по карте обстановку на июнь 1941 – ноябрь 1942 г.г.

На фронте от Балтийского моря до Карпат немецкое наступление парировали три фронта: Северо-Западный, Западный и Юго-Западный. С севера на юг: 8-ая и 11-ая армии Северо-Западного фронта. Далее 3-я, 10-ая, 4-ая армии Западного фронта, 5-ая, 6-ая, 26-ая и 12-ая армии Юго-Западного фронта. За спиной прикрывавших границу армий Западного фронта в Минском укрепрайоне (УР) располагалась 13-ая армия Западного фронта.

22 июня удар танковых клиньев противника пришёлся на 8 и 11 армии, на 4-ую армию и на 5-ую армию. Проследим, что с ними случилось.

В самом тяжелом положении оказалась 8-ая армия, которой пришлось отступать через враждебную Прибалтику. Тем не менее, её соединения в июле 1941 обнаруживаются в Эстонии. Отступают, занимают оборону, снова отступают. Немцы эту армию бьют, но не сокрушают в первые же дни. По поводу массового пленения войск Красной армии на прибалтийском направлении в мемуарах противника ничего не проскальзывает. А Лиепая, которую несколько дней удерживали бойцы 8-ой армии и краснофлотцы — вполне могла бы претендовать на звание города-героя.

11-ая армия. В первый день войны ещё до всех приказов о контрударе её 11 механизированный корпус, чуть ли не слабейший по составу во всей Красной армии, вооруженный слабенькими Т-26, — атакует наступающих немцев, выбивает их за границу. В атаках последующих двух-трех дней он теряет практически все свои танки. Но именно контратаки танков 11 мехкорпуса 11-ой армии Северо-Западного фронта отмечены в истории войны как сражение под Гродно. В последующем 11-ая армия отступает, пытается вступать в борьбу за удержание городов. Но удерживать их этой армии не удается. Армия теряет связь, как со штабом фронта, так и с Москвой. Но армия существует. И, нащупав слабое место противника – плохо прикрытые фланги движущегося на Псков танкового клина, обрушивается на эти фланги, перерезает дорогу, на сколько-то дней останавливает наступление противника.

Таким образом, обе армии Северо-Западного фронта, которые попали под сокрушительной мощи первый удар немцев — этим ударом не были ни сокрушены, ни сломлены. А продолжали бороться. Причем небезуспешно. О какой-либо массовой сдаче в плен солдат этих армий сведений нет. Солдаты не проявляют своего нежелания воевать за Советскую Родину. Офицеры вполне грамотно оценивают возможности ведения боевых действий. Где отступить, чтобы не быть обойденными, где занять оборону, а где нанести опасный контрудар.

4-ая армия Западного фронта. Она попала под удар противника через Брест. Две дивизии этой армии, которым ни командование Белорусского военного округа, ни собственный командарм не дали приказ выйти из города в летние лагеря, — были расстреляны артиллерией немцев прямо в казармах в городе Бресте. Армия, тем не менее, вступила в бои, участвовала в контрударе силами имевшегося у нее механизированного корпуса, отступала, цепляясь за рубежи. Одна из дивизий этой армии, уйдя в Мозырский УР на старой границе, удерживала его в течение месяца. К этой, оставшейся далеко на западе дивизии пробивались разрозненные отряды окруженцев.

Войска армии, принявшей на себя тяжесть самого мощного удара немцев через Брест, оборонявшейся на одной из важнейших магистралей, ведущих к Москве — на Варшавском шоссе,- не просто не были разгромлены и пленены, а вели наступательные бои с целью оказания помощи окружённым войскам.

5-ая армия Юго-Западного фронта получила удар на стыке с 6-ой армией. И фактически должна была отходить, разворачивая фронт на юг. Мехкорпуса этой армии участвовали в контрударе в районе Новоград-Волынского. На фронте этой армии немцы вынуждены были на неделю остановиться на реке Случь. В последующем, когда прорыв танкового клина противника к Киеву между 5 и 6 армиями стал реальностью, 5-ая армия, фронт которой, обращенный на юг, растянулся на 300 км, — нанесла серию дробящих ударов во фланг киевскому клину, перехватила Киевское шоссе — и тем самым остановила наступление на Киев. Танковая дивизия немцев подошла к Киевскому укрепрайону, который буквально некому было защищать, — и остановилась. Примитивно осталась без снарядов — из-за перехваченных войсками 5-ой армии коммуникаций.

Против 5-ой армии, зацепившейся за Коростенский укрепрайон на старой границе, немцы вынуждены были развернуть 11 дивизий. В течение 35 дней армия нанесла немцам 150 ударов. Войска армии скрытно и быстро маневрировали в припятских лесах, появлялись в неожиданных местах, громили противника, а потом сами ускользали из-под ударов немцев. Успешно действовала и артиллерия. Укрепрайон — это, прежде всего, склады оружия, боеприпасов, продовольствия, топлива, обмундирования, запчастей. Артиллерия 5-ой армии не испытывала трудностей со снарядами. Позднее, уже в 1943-44 годах в ходе наступательных операций Красной армии было выявлено, что 2/3 трупов немецких солдат имели следы поражения именно огнем артиллерии.

В директивах немецкого командования уничтожение 5-ой армии было поставлено в качестве задачи, равной по значимости взятию Ленинграда. Она вынудила немцев остановить наступление на Москву и повернуть танковую группу Гудериана на юг — против Киевской группировки. Эта армия наносила дробящие удары по коммуникациям даже тогда, когда немцы начали масштабное наступление против неё — после 5 августа. Армия не была разгромлена. Она истаяла в боях, но продолжала терзать 11 полноценных немецких дивизий неожиданными и успешными ударами, оставаясь на 300-километровом фронте со всего 2400 активными штыками (8 штыков на 1 км.).

11 дивизий — это 150 тысяч. А их держит армия, которая по числу штыков уступает в численности этих войск в 20(!) раз, но ведёт наступательные бои, которые становятся головной болью германского генштаба.

Итак. Армии, по которым пришлась тяжесть удара германской армии, — не были разгромлены этим ударом. Более того, они продемонстрировали живучесть, активность и умение грамотно отступать, а потом ещё и громить многократно превосходящего противника. — Не числом, но умением.

Кроме 5-армии Юго-Западного фронта следует отметить действия уже не целой армии, а правофланговой 99 Краснознамённой дивизии 26 армии под Перемышлем. Эта дивизия успешно боролась с двумя или даже с тремя наступавшими в этом месте немецкими дивизиями. Отбрасывала их за реку Сан. И немцы ничего с ней поделать не могли. Несмотря на мощь удара, несмотря на всю немецкую организованность и на превосходство в воздухе

Против других дивизий этой армии наступление в первые дни войны не велось.

На заглавный вопрос параграфа ответ НЕТ. Не имел вермахт качественного преимущества над советскими бойцами и командирами.

Воевала ли 12-ая армия?

А что с другими армиями? — Теми, по которым удар не наносился. Либо был относительно слабым.

Начнём с самой интересной для прояснения ситуации армии — 12-ой армии генерала Понеделина. Эта армия занимала фронт от польской границы на юге Львовской области, двумя дивизиями 13 стрелкового корпуса прикрывала карпатские перевалы на границе с Венгрией, которая 22 июня в войну не вступила. Далее корпуса этой армии располагались вдоль границы с Румынией до Буковины.

22 июня войска этой армии были подняты по тревоге, получили оружие и боеприпасы — и заняли позиции. При движении войск к боевым позициям они подвергались бомбежкам. Авиация, подчиненная командованию 12-ой армии 22 июня в воздух не поднималась. Ей не отдавали приказ взлетать в воздух, кого-то бомбить или прикрывать с воздуха собственные войска. Не отдавал приказ командарм и штаб армии. Командир и штаб 13 стрелкового корпуса, части которого как раз и подвергались воздействию авиации противника. Тем не менее, после выхода на позиции войска на этом огромном многосоткилометровом фронте никем не были атакованы до 26 июня включительно. В Интернете выложены письма с фронта офицера Иноземцева, который 22 июня с артиллерийской батарей 192 стрелковой дивизии вышел на позиции, а через два дня они вынуждены были отходить по причине того, что их могут обойти. Так бойцам объяснили. Через 2 дня — это 24 июня. Приказа штаба Юго-Западного фронта на отход 12 армии не было. Приказ штаба корпуса был.

Есть ещё одни воспоминания — офицера железнодорожной бригады. Книга «Стальные перегоны». Утром 25 июня группа взрывников-железнодорож-ников прибыла на место расположения штаба 192 стрелковой дивизии получать распоряжения, что взрывать, — и не нашла штаба. И так, три подтверждающих друг друга свидетельства оставления 13 стрелковым корпусом 12 армии позиций на границе с Венгрией вечером 24 июня — утром 25 июня без минимального давления противника, и без приказа штаба фронта. В боевом донесении 12 армии, которые тоже выложены в Сеть, — 25 июня командарм Понеделин сообщает штабу фронта, что положение войск 13 стрелкового корпуса штабу армии неизвестно. И это на не тронутом войной фланге Юго-Западного фронта, командарму неизвестно, что творится в его правофланговом корпусе — до которого от штаба армии 2-3 часа езды на машине, и с которым есть связь по гражданской телефонной сети.

В воспоминаниях железнодорожников между тем есть интересные подробности. Приказы на подрыв сооружений, которые они получали в штабе стрелковой дивизии, были какими-то странными. Вместо важных объектов им приказывали разрушать тупиковые ветки да какую-то малозначительную линию связи. А 25 июня к ним подбежал интендант с просьбой помочь уничтожить армейский склад авиабензина. Устный приказ уничтожить склад ему отдали, но средств уничтожения у него, интенданта, просто нет. А если склад останется врагу, так он сам себе пулю в висок пустит. Железнодорожники, получив от интенданта расписку, данный склад уничтожили. А сколько других войсковых складов было оставлено без шума?

В следующие дни, когда взрывники-железнодорожники уничтожали всё, до чего доходили руки, немцы сбрасывали листовки с угрозами расправы — именно за то, что всё уничтожали. Немцы, похоже, очень рассчитывали на содержимое складов, которые им тихо оставляли комкор-13 Кириллов и командарм-12 Понеделин.

Далее самое интересное. Приказ штаба Юго-Западного фронта на отход 12 и 26 армий поступил. Он был выработан в штабе фронта в 21 час вечером 26 июня. И в последующем был признан необоснованным по причине того, что войска левофланговых дивизий 26-ой армии и правофлангового 13 стрелкового корпуса 12-ой армии не подвергались давлению. Поторопился штаб фронта. Но при этом указал 13-ому стрелковому корпусу ровно те рубежи отхода, на которые корпус отошел по собственному разумению еще 24-25 июня.

Имеем совершенно явный факт измены, к которой причастны

1) комдив-192, отдававший приказы на уничтожение малозначимых объектов, но оставлял не взорванными склады;

2) комкор-13 Кириллов, подписавший приказ о выводе войск с позиций и о снятии пограничников с Верецкого перевала (при этом заставы в горной глуши между перевалами не снимались);

3) командарм-12 Понеделин и его штаб, который 2 дня «не знал», где находятся войска 13 корпуса;

4) руководство Юго-Западного фронта в составе командующего фронтом Кирпоноса, начальника штаба Пуркаева и члена Военного совета фронта Никишева, без подписи каждого из которых, признанный необоснованным приказ от 26 июня — был недействителен.

12 армия, порядком измотанная быстрым маршем с Западной Украины, лишившаяся по ходу марша материальной части приданного ей механизированного корпуса, превратившегося в пеший, занимает позиции на старой границе. И только здесь 16-17 июля на неё начинает давить противник. Немцы прорывают Летичевский Укрепрайон, причём за оборону на участке прорыва отвечает командир 13 стрелкового корпуса Захаров. Командарм Понеделин на прорыв отвечает грозным боевым приказом об ударе по прорвавшемуся противнику. И то самое соединение, которое должно было с 7 утра быть в наступательных боях вблизи границы за десятки километров от штаба армии, — в 17 часов дня наступления Понеделин видит рядышком со своим штабом в Виннице. Это отмечено в документах 12 армии. Т.е. приказ писался для отчёта, а войска никто не собирался двигать.

После этого войска 12 армии начинают очень успешно воевать за удержание моста через Южный Буг, по которому армия Понеделина и соседняя 6 армия Музыченко уходят от угрозы окружения из укрепрайонов на старой государственной границе. С изрезанной, заполненной лесистыми балками Подольской возвышенности, из зоны складов имущества, продовольствия, боеприпасов, топлива, оружия, которыми можно воевать не менее месяца (по образу и подобию 5-ой армии), — в голую степь. И походными колоннами по голой степи приходят в Уманский котел. Где 7 августа и оказываются пленёнными. Во главе с Понедельным и с комкором Кирилловым.

В плену оказываются десятки тысяч солдат, которым не дали повоевать, а буквально привели в плен, т.е. загнали в условия, в которых воевать было безнадежно.

12 армия фактически не воевала. Причем не воевала не потому, что солдаты или офицеры не хотели, а потому что ей не давало воевать собственное командование, совершавшее измену.

Воевали ли механизированные корпуса?

Прежде чем разбираться с судьбой прочих армий, зададимся вопросом, а что у нас происходило с танками многочисленных мехкорпусов.

Что они-то делали? В принципе, из истории нам известно про гигантское танковое сражение на Западной Украине, в котором собственно и были потеряны танки. Но всё-таки, раз уж мы выявили странности в поведении целой армии, странности в приказах штаба Юго-Западного фронта, посмотрим, а вдруг и здесь не всё гладко. Как мы знаем, 5-ая армия показала себя в высшей степени блестяще. В её составе были два мехкорпуса 9-ый и 19-ый. Одним из этих корпусов командовал будущий маршал Рокоссовский, всем своим фронтовым путём доказавший и преданность Родине, и умение грамотно воевать. Рокоссовский отмечен и тем, что из поверженной Германии он не привёз ничего, кроме собственного чемоданчика. К мародерству не причастен. Поэтому к происходящему в корпусах 5-ой армии присматриваться не будем. Судя по всему, они честно исполнили свой долг.

А вот с корпусами, принадлежавшими 6 и 26 армиям разобраться надо. У нас во Львовской области были 15-ый и 4 мехкорпуса 6-ой армии и был 8 мехкорпус, подчиненный 26 армии.

Первая странность заключается в том, что уже в середине дня 22 июня у ведущей серьезные бои в районе Перемышля 26 армии отбирают 8 мк, переподчиняют его штабу фронта и направляют подальше как от фронта, так и от собственных баз снабжения и складов запчастей. Сначала корпус своим ходом приходит в район Львова, далее его перенаправляют под г. Броды на востоке Львовской области. 27 июня утром он начинает наступать в сторону советской территории и противника не встречает. В том же направлении во взаимодействии с ним наступает и 15 мк. По советской территории вдали от границы. И противника перед ними нет.

Между тем разведка фронта ещё 25 июня обнаружила накопление механизированных сил противника севернее Перемышля, т.е. севернее прекрасно сражающейся 99 Краснознаменной дивизии, которая била превосходящие силы противника. 26 июня эти механизированные силы немцев прорывают фронт левофланговой дивизии 6-ой армии, далее перерезают железную дорогу Стрый-Львов и оказываются на окраине Львова — на станции Скнилов.

Что здесь не нормального?

Ненормально то, что от основного места дислокации 8 мехкорпуса в г. Дрогобыч до линии немецкого удара юго-западнее Львова — менее 50 км. Если бы он был на своем месте, он мог бы легко парировать немецкий удар. И тем самым обеспечить открывшийся фланг 26 армии. Т.е. не допустить взятия Львова, действуя при этом в интересах собственной армии. После возникновения прорыва командарму-26 Костенко пришлось пехотой соревноваться в скорости с механизированными силами немцев, обходивших его армию с севера. Ему танки 8 мк были позарез необходимы для прикрытия собственного фланга. Но корпус увели уже за пару сотен километров на восток Львовской области да ещё и дали приказ наступать в сторону Ровенской области. Ещё восточнее. Причём реакции штаба Юго-Западного фронта на информацию собственной разведки о сосредоточении механизированных сил противника нет как таковой.

А Львов, который в результате оказался оставлен, — это место сосредоточения гигантских складов всевозможного военного имущества, тех же самых запчастей. Их на территории Львовской области было два базовых складских пункта Львов и Стрый. Именно сюда прорвались немцы 26 июня. Не Львов им был нужен, а Скнилов с гигантскими запасами всего и вся для целой 6-ой армии и для двух её танковых корпусов: 4-го и 15-го.

Теперь — 4-ый мехкорпус будущего создателя РОА Власова. Он на направлении удара немцев из района севернее Перемышля на Скнилов. В лесах юго-западнее Львова. Немцы проходят мимо корпуса Власова так, как будто его не существует. А сам Власов вечером 26 июня получает от штаба фронта приказ на отступление в сторону Тернопольской области. Один из двух мощнейших в Красной армии корпусов с тысячей танков, с лучшей в Красной армии обеспеченностью корпуса автотранспортной техникой — никак не реагирует на прорыв немцев к Скнилову, но не только сам не реагирует! О том, что ему сам Бог велел разгромить наступающие немецкие механизированные части — не вспоминает и штаб Юго-Западного фронта, который собственно и назначил Власову место сосредоточения в лесах юго-западнее Львова. Вместо боевого приказа разгромить противника корпусу, который в первые дни войны уже безполезно намотал на гусеницы танков более 300 км, отдаётся приказ на новый дальний марш в отрыве от базы запчастей в том самом Львове, который он должен был бы защитить. Ни у штаба фронта, ни у Власова не возникает мыслей, что это неправильно.

Есть, правда, один человек, который бьёт тревогу. Начальник автобронетанковых сил Юго-Западного фронта генерал-майор Моргунов, который пишет докладные о недопустимости непрерывных маршей механизированных корпусов. Пишет 29 июня о потере уже 30% техники, брошенной по причине поломок и отсутствия у танкистов времени и запчастей для их ремонта. Моргунов требует остановить корпуса, дать им хотя бы осмотреть и отрегулировать технику. Но мехкорпусам останавливаться не дают. И уже 8 июля их выводят в резерв — как лишившиеся боеспособности из-за утраты матчасти. Как мы помним, мехкорпус из состава 12 армии к моменту выхода на старую границу стал пешим — вообще без боёв.

В конечном итоге мы вынуждены констатировать. Мехкорпуса в основном не воевали. Их лишили возможности действовать там, где они могли изменить ход событий, и загоняли маршами по дорогам до израсходования моторесурса техники. Причем вопреки документированным протестам начальника автобронетанковых сил фронта.

Выполнялись ли директивы Москвы?

Самым первым крупным пленением советских войск знамениты 3 и 10 армии Западного фронта, располагавшиеся в Белостокском выступе. Здесь же в составе 10 армии располагался самый мощный по числу и качеству танков, отлично обеспеченный автотранспортом 6-ой мехкорпус генерала Хацкилевича. Располагались армии в приграничных укрепрайонах, в частности 10-армия опиралась на Осовецкий Укрепрайон. В 1915 году русские войска в крепости Осовец прославили себя длительной героической обороной. Как бы сама история взывала к удержанию этого места.

Да и главные удары немцев прошли мимо этих армий. Танковая группа Гудериана двигалась через Брест и расположение 4 армии, Танковая группа Гота двигалась через расположение 11 армии на Вильнюс с поворотом на Минск. 25 июня когда 4-ая армия не сумела остановить противника под Слуцком, перехват дороги из Белостоцкого выступа на восток через Барановичи стал реальностью. Ровно в этот день 3 и 10 армии получают РАЗРЕШЕНИЕ командования Западного фронта на выход из укрепрайонов и отступление на восток. Ровно тогда, когда отступать уже поздно. Западнее Минска эти армии, большинство войск которых двигались в походных колоннах, оказываются перехвачены. Подвергаются жесточайшему разгрому авиацией и артиллерией на дорогах в походных колоннах. И именно здесь возникает ситуация первого массового пленения советских войск.

Между тем, до 25 июня были еще 22, 23 и 24 июня. Днем 22 июня из Москвы штабам фронтов направлена директива № 3, которая предписывала нанести механизированными силами удары по противнику на сопредельной территории и овладеть городами Сувалки и Люблин.

До Люблина было приблизительно 80 км от мест расположения 4-го и 15 механизированных корпусов сильнейшей 6-ой армии Юго-Западного фронта.

Сувалки — тупиковая станция железной дороги в болотисто-лесистом медвежьем углу северо-востока Польши. Район Сувалок вклинивался в территорию СССР севернее Белостокского выступа. К Сувалкам шла железная дорога, единственная, по которой и можно было снабжать танковый клин Гота. От границы и от мест расположения 3 армии до железной дороги на Сувалки всего-то 20 км. По дороге от Августова – 26 км. Дальнобойная артиллерия 3 армии имела возможность поддерживать собственные наступающие войска вплоть до перерезания этой железной дороги, не сдвигаясь со своей территории. Обычная артиллерия, не удаляясь от складов, могла обеспечить поддержку наступления до середины этого пути. Необходимые для мощной артиллерийской поддержки наступления снаряды далеко везти не надо. Они здесь же — на складах укрепрайона. А запасы, на которые опиралась 5-ая армия в Коростенском УР были достаточны для более, чем месячной эффективной борьбы с противником.

И этот приказ ударить на Сувалки был. Конкретный приказ с точно указанной целью удара. И даже с чётко обозначенным смыслом. Противник, бросивший войска в глубокий прорыв, подставил свои тылы. По которым и надо наносить удар.

Между тем командование Западного фронта во главе с Павловым и начальником штаба Климовских вместо выполнения указаний директивы принимает решение наступать не через границу к железной дороге, находящейся в 20 км, а двигать 6-ой механизированный корпус и кавалерию по своей территории в сторону Гродно, что значительно дальше, причем танки заведомо не могли быть обеспечены на этом маршруте топливом с помощью наличной автозаправочной техники.

Странно, но самого удара на Гродно немцы не зафиксировали и танковых сил на Белостоцком выступе их разведка не обнаружила.

Важно, что короткого удара – на Сувалки, — в результате которого танковая группа Гота оставалась бы на чужой земле без снабжения, — была штабом Западного фронта проигнорирована. Подвижным войскам был отдан приказ двигаться по своей территории в отрыве от баз снабжения.

В случае нанесения удара в направлении на железную дорогу к Сувалкам 3-я армия делала безнадежным материальное положение одной из крупнейших наступающих группировок противника. Советский мехкорпус, пересекший границу, не имел бы перед собой никаких способных его остановить сил, — и только давил бы гусеницами, расстреливал бы и захватывал материальные средства, без которых брошенные на советскую территорию немецкие войска оказывались бы безпомощными.

Ошибки бывают. Но не бывает одинаковых ошибок на двух фронтах. Юго-Западный фронт мехкорпуса отправляет наматывать на гусеницы сотни километров. Директиву, предусматривающую удар на Люблин, — игнорирует. Вместо этого организуют удар по своей территории. Причем 27 июня мехкорпус наступает против противника которого не видит.

Заметим, что в этом решении изменить задачу удара на Юго-Западном фронте участвует прибывший из Москвы Жуков.

Но директива №3 от 22 июня не была выполнена командованием двух важнейших фронтов — Западного и Юго-Западного, — и начальником Генштаба Красной армии Жуковым, принимавшим решение о контрударе вместе с командованием ЮЗ фронта.

Бросок немцев, очертя голову, вперед был авантюрой. С самого начала.

Но авантюрой он не был. Ибо немцы знали, что им позволена любая глупость. Позволена заговором части генералитета Красной Армии, который не будет исполнять приказы Москвы. Который будет уничтожать боевые возможности собственных войск — например, уничтожением моторесурса танков в безсмысленных многосоткилометровых маршах.

Маленькая ремарка.

Моторесурс танка «тигр» составлял всего 60 км. Первое применение танка под Ленинградом во второй половине 1942 года было неудачным потому, что большая часть танков просто не добралась до поля боя со станции разгрузки.

Танки советских механизированных корпусов Юго-Западного фронта в июне- начале июля 1941 года прошли своим ходом 1200-1400 километров. Приказы не оставляли времени на осмотр и ремонт танка. Ну а когда их не стало, пришла очередь и пехоты. Её тоже оторвали от баз снабжения, в походных колоннах вывели на дороги. Где она и была захвачена теперь уже превосходящими по мобильности и по вооружению механизированными соединениями противника.

Генералитет двух фронтов грубо нарушил дисциплину — не выполнил прямое указание высшего военного руководства страны — директиву №3. И противник, авантюрно подставлявший свои тылы под естественный, совершенно логичный удар, приказ на который был издан и направлен в штабы фронтов, — знал, что этого удара не будет. Знал, что штабы фронтов не выполнят приказ.

Не бездарно, а исключительно грамотно не выполнят. Отберут 8-ой мехкорпус у честного командарма-26 генерала Костенко, который только из интересов врученной ему под командование армии не позволил бы взять Львов коротким и мощным ударом мехкорпуса по угрожающим его флангу войскам противника. И тогда лесистая Львовская область с двумя крупными складскими центрами во Львове и в Стрыю, опирающаяся на сложнопреодолимые Карпаты с юга, на укрепрайоны по границе, нависающая над путями снабжения немцев через Люблин и по шоссе на Киев, — превращалась бы во вторую занозу масштаба 5-ой армии. Даже при полной изоляции. А то и посущественнее. В Карпатах — не украинские националисты западенщины, — а дружественный русинский народ. За Карпатами — принадлежавшая Венгрии, но исторически связанная со Словакией территория. А словаки — не чехи. Словаки — это Словацкое национальное восстание 1944 года. Словаки — это просьбы о вхождении в СССР в 60-е. Это полковник Людвиг Свобода, командир чехословацкой бригады, бравшей вместе с Красной армией карпатские перевалы в 1944-ом. Союзные немцам словацкие части, в отличие от румын и венгров, на советской территории плохой памяти по себе не оставили.

Но и это не все. Для сведения: на юге Львовской области — нефтеносный район. Румыния обеспечивала добычу 7 млн. тонн нефти в год. Львовская область дала Гитлеру 4 млн. тонн. Каждая третья тонна из той нефти, на которой работали моторы Рейха! Быстрый уход Красной армии из Львовской области не позволил существенно разрушить инфраструктуру региона. — Не успевали. Нефтедобыча была быстро налажена. Ради нефти немцы здесь даже не уничтожали евреев, в руках которых было управление нефтепромыслами.

Итак, реальная альтернатива катастрофе 1941 была. Она была понятна и выражена конкретными указаниями, что делать, — в форме сталинской Директивы № 3 от 22 июня 1941 года. В середине первого дня войны был фактически решен вопрос о полном и безусловном разгроме агрессора. И эта уникальная возможность была убита штабами двух главных фронтов — Западного и Юго-Западного. В штабах были три человека, без подписи каждого из которых, ни один приказ штаба не имел законной силы: командующий, начальник штаба, Член Военного Совета. На Юго-Западном фронте нач. штаба был Пуркаев, а членом Военного Совета — Никишев.

Принципы организации армии не допускают невыполнения директивы вышестоящего командования. На Западном и Юго-Западном фронтах два штаба фронтов одновременно отменили смысл директивы вышестоящего командования №3, изменили цели и сами направления контрудара. Изменили подчиненность войск. На ЮЗФ вывели 8 мк из подчинения 26-ой армии. На Западном фронте вывели 6 мк 10-ой армии из подчинения этой самой 10-ой армии. И тоже загоняли по дорогам Белоруссии. Кстати, о гибели в окружении 13-ой армии. Её выводят из Минского УР — в район Лиды — приказом штаба фронта. А прибывающие войска Второго Стратегического эшелона примитивно не успевают занять позиции в Минском Уре. Сама 13-я армия отправлена вглубь будущего котла, в пространство между базами снабжения укрепрайонов старой и новой государственных границ. В никуда. В леса. Армия гибнет ни за что ни про что. А на защиту Минска в опустевший укрепрайон бросаются свежеприбывшие войска, которые даже не успевают занять укрепрайон. Танки Гота слишком быстро продвигались через Вильнюс с севера. Советские дивизии с ходу вступали в бой. Ни о каком налаживании взаимодействия с силами укрепрайона, ни о каком нормальном использовании запасов средств на складах УР — речи уже не могло быть.

Ну и совсем мелкий штришок к картине заговора в Красной армии. Среди воспоминаний солдат попалось на глаза свидетельство. Прибыли бойцы на фронт под Полоцк. На окраине какой-то деревни они утром позавтракали. Лейтенант Бардин, которого солдаты знали, построил их без оружия (оружие оставалось в пирамидах) и повёл в деревню. Там уже были немцы. Бардин остановил строй и сообщил солдатам, что для них война закончилась. Вот так.

Власов.

В описанных эпизодах прорисовалась фигура генерала Власова, через позиции механизированного корпуса которого немцы прорвались к окраинам Львова. Не особо утруждая себя.

А последний эпизод военной биографии Власова в составе Красной армии — это командование 2-ой ударной армией Волховского фронта. Известно, что армия попала в тяжелое положение, погибла. А Власов сдался. Но почти неизвестно, что погибла армия по причине невыполнения Власовым приказа Генштаба. В Генштабе осознали, что наступление армии захлебнулось, теперь она оказалась в опасном положении. И приказали Власову отвести армию на безопасные рубежи. Вывод войск было предписано осуществить до 15 мая 1942 года. Власов сослался на плохое состояние дорог, занятость этих дорог кавалерийским соединением. И сообщил дату, когда он сможет начать вывод армии — 23 мая. Немецкое наступление началось 22 мая. Армия оказалась в западне в полном составе.

Если не всмотреться пристально в события первых дней войны под Львовом, то можно было бы считать это роковым стечением обстоятельств, а Власова — человеком, у которого в 1942 году произошел переворот мировоззрения из-за ошибок Сталина, допущенных в первый год войны. Но события под Львовом были. Власов прямо к ним причастен. Обе дороги, по которым немцы могли доехать до Скнилова проходили буквально по краю того леса, где стояла в ожидании приказа 31 танковая дивизия его корпуса. Остальные войска корпуса тоже были не за тридевять земель. Они непосредственно прикрывали направление, по которому и был осуществлен прорыв механизированных сил противника, заняв восточный берег реки Верешица.

Можно определенно делать вывод, что Власов и в 1941 году был важным участником военного заговора. Причем последующая судьба Власова как создателя РОА — сама становится свидетельством сговора с немцами тех, кто руководил штабами по крайней мере двух фронтов и отдельными армиями этих фронтов в 1941 году.

Войска уводились из районов сосредоточения гигантских материальных запасов на складах в как новой, так и старой, хорошо укреплённых, государственных границ. Заговорщики лишали Красную армию средств ведения боевых действий, накопленных за несколько лет работы оборонной промышленности.

И наоборот, снабжали противника этими средствами — бензином, снарядами к оставленным немцам пушкам, авиабомбами, продовольствием, запчастями к технике, которая бросалась из-за мелких поломок, медикаментами, взрывчаткой, проводами, рельсами, шпалами, шинами для автомобилей, фуражом для лошадей. Интересная подробность. Готовясь к войне с СССР, немцы сократили заказы на производство боеприпасов. Они определенно знали, что Красная армия в короткие сроки столкнётся с нехваткой снарядов.

Вяземский котел.

Сложно рассуждать о случившемся под Киевом. Но удалось многое важное прояснить и по Вяземскому котлу. Для меня самым удивительным оказался факт размещения десяти дивизий народного ополчения Москвы (ДНО) — строго против направления главных ударов немцев в операции «Тайфун». Пять кадровых армий Резервного фронта посредине. А на очевидных направлениях возможного наступления противника — вдоль основных шоссе — только что прибывшие дивизии ополченцев.

Ополченцев ставят на самые опасные направления. Ну, просто по логике: среди глухих смоленско-вяземских лесов есть два шоссе. Минское и Варшавское. Ну не по лесам же и болотам пробираться наступающим немцам. — Вдоль дорог. И на обеих дорогах первыми встретили удар операции «Тайфун» 10 дивизий московского народного ополчения. Большинство дивизий народного ополчения прибыли на фронт 20 сентября. Буквально за 10 дней до начала немецкого наступления. И получили участки фронта, удар противника на которых наиболее вероятен.

Обеспеченные сверх головы всем, чего только могло не хватать служивым, Пять армий Резервного фронта, — исчезли в результате операции «Тайфун» — как их и не бывало.

А московские ополченцы — не исчезают. Разгромленная 8-ая ДНО — прорисовывается 16 октября на Бородинском поле. Позже боец этой ДНО Эммануил Козакевич становится автором небезызвестной повести «ЗВЕЗДА», по которой снят одноименный фильм.

Три ДНО южного направления прорыва немцев останавливают их в Наро-Фоминске, под Тарутино, под Белевым.

На северном участке сложнее. 2-ая ДНО ценой больших потерь прорывает кольцо окружения Резервного фронта под селом Богородицкое. И с удивлением обнаруживает, что армии фронта не желают выходить из окружения через готовый, пробитый тысячами отданных жизней проход. Обескровленная 2-ая ДНО в декабре 1941 года была расформирована.

Еще одна московская ДНО после длительного отступления, после выхода из окружений, заняла оборону на Пятницком шоссе между дивизиями Панфилова и Белобородова. Она, брошенная в бой без подготовки, стала 11-ой гвардейской дивизией. Дивизия Панфилова стала 8-ой гвардейской. А пять не дивизий, но армий Резервного фронта, особо себя в военном плане не проявили, и при этом обеспечили немцам сотни тысяч пленных. Как такое может быть?

Есть воспоминания комдива 2-ой дивизии народного ополчения о том, что в первый день немецкого наступления ему поступил приказ от командования армии, которой он подчинялся, на отступление. Вслед за этим к нему прибыли офицеры связи из 19-ой армии генерала Лукина и отдали приказ не отступать, а занять такой-то рубеж обороны, и обеспечить проход через позиции дивизии этой армии. Парадокс ситуации в том, что комдив выполнил именно этот приказ. — Приказ чужого командарма. Почему?

И пробила дивизия коридор из Вяземского котла тоже по приказу Лукина. А вот сдача армии в плен происходила уже после ранения Лукина.

Про саму 19 армию известно, что буквально перед передачей её под командование Лукина бывший командарм Конев составил длинный список офицеров штаба армии, которых он подозревал в предательстве. И есть мемуары военврача, который наблюдал, как Лукин выстроил около 300 офицеров штаба армии и вызвал добровольцев для командования тремя ротами прорыва. Добровольцев не было. Командиры рот были назначены Лукиным. С задачей прорыва они, тем не менее не справились.

Похоже, что всплыли фрагменты страшной правды начального периода войны. Обширность офицерского заговора была настолько значительной, что честным офицерам и генералам приходилось учитывать его постоянно. И, похоже, пользоваться способами опознавания «своих».

Но это уже другой вопрос. Важный. И чрезвычайно актуальный для сегодняшней России.

Вывод.

Главное в том, что заговор, важнейшие эпизоды которого и почерк реализации которого нами выявлены, — был. Сведения, которые позволили его вычислить, — всплыли. На грань краха советскую страну поставила не мощь германских дивизий, не непрофессионализм наших солдат и офицеров 1941 года, а именно измена, тщательно подготовленная, продуманная, спланированная. Измена, которая была учтена немцами при выработке совершенно авантюрных, если их судить объективно, планов наступления. Великая Отечественная война не была дракой русских с немцами или даже русских с европейцами. Врагу помогали советские офицеры и генералы. Она не была столкновением империализма с социализмом. Врагу помогали генералы и офицеры, которых наверх подняла Советская власть. Она не была столкновением профессионализма и глупости. Помогали офицеры и генералы, считавшиеся лучшими, которые по результатам их службы в мирное время — были возведены в элиту Красной Армии. И наоборот, там, где офицеры и генералы Красной армии не предавали, — немецкий военный гений являл собственную беспомощность. 5-ая армия ЮЗФ — ярчайший тому пример. А потом были Тула, Воронеж, несмываемый из истории Сталинград. Был город-герой Тула, удар на которую приняли рабочие тульских заводов в составе Рабочего полка и туляки же, военизированная охрана заводов, — в составе полка НКВД. В 2010 году парад в Туле отменили. Не любят Тулу. И Воронеж тоже не любят. Хотя Воронеж в оборонительной фазе — был вторым Сталинградом.

После вскрытия проблемы измены 1941 года вопрос о том, кто с кем воевал, становится гораздо актуальнее, чем это представлялось до сих пор. И это вопрос — внутренний. Кто с кем воевал в нашей собственной стране? Воевал так, что воронки от той войны не сравнялись по сей день. А душевные раны — бередят не только ветеранов, но и их внуков? — В отличие от ничуть не менее жестокой по событиям на фронте — первой мировой, которая для России — «забытая». Великая Отечественная оказалась страшнее, но содержательнее.

С этим предстоит разбираться. Чтобы не было «конца истории», о котором в последнее время стали слишком часто упоминать.

Предстоит разбираться, чтобы у человека было будущее.

Заключительное замечание.

Предложенная статья учитывает современное состояние умов. Я не стал её делать наукообразной — со ссылками и цитированиями. И нынешнего читателя отвращает, и при этом всё можно найти в Интернете. Всё пока легко находится по ключевым словам. На всякий случай (подмен в текстах — а от этого мы не застрахованы) в ближайшее время постараюсь обеспечить статью цитированиями и самими текстами оперативных сводок, боевых приказов, цитатами мемуаров — в отдельных Приложениях.

Но пока спешу — выложить именно те соображения, которые изложил, — и перейти к не менее важным задачам. Их нынче много. Очень много.

И заниматься ими тоже надо срочно — чтобы «конец истории» не наступил.

«Нынче мы в ответе — за Россию, за народ и за всё на свете»

И ещё одна тема, поднимаемая до небес либерастами – Ленд-лиз.

Безспорно и однозначно, что помощь по Ленд-лизу была значительной, но вот на сколько. Попытаюсь вкратце разобраться.

Предлагается статья из Военное обозрение «Военный архив» История

Значение ленд-лиза для СССР

Про американские поставки в СССР в годы Великой Отечественной войны известно практически каждому. В памяти сразу всплывают «студебеккеры» и американская тушёнка, прозванная советскими солдатами «второй фронт». Но это, скорее, художественно-эмоциональные символы, являющиеся на самом деле вершиной айсберга. Целью же настоящей статьи автор ставит создание общего представления о ленд-лизе и его роли в Великой Победе.
В начальный период Второй мировой войны в США действовал так называемый акт о нейтралитете, согласно которому единственной возможностью оказания помощи
любой из воюющих сторон была продажа вооружения и материалов исключительно за наличный расчёт, причём транспортировка также возлагалась на заказчика — система «плати и забирай» (cash and carry). Основным потребителем военной продукции в США тогда стала Великобритания, но очень скоро она исчерпала свои валютные средства. В то же время президент Франклин Рузвельт отлично понимал, что в сложившейся ситуации наилучшим выходом для США является всемерная экономическая поддержка стран, воюющих против нацистской Германии. Поэтому он фактически «продавил» 11 марта 1941 года в конгрессе «Закон по обеспечению защиты Соединённых Штатов», именуемый также актом о ленд-лизе.

Теперь любой стране, чья оборона признавалась жизненно важной для США, оружие и стратегическое сырьё предоставлялось на следующих условиях:
1. Оружие и материалы, утраченные в ходе боевых действий, не подлежат оплате.
2. Оставшееся после окончания войны имущество, пригодное для гражданских целей, должно быть полностью или частично оплачено на основе
предоставляемых США долгосрочных кредитов.

3. Неутраченное оборудование после войны должно быть возвращено США.
После нападения Германии на СССР Рузвельт направил в Москву своего ближайшего помощника Гарри Гопкинса, так как хотел выяснить, «как долго продержится Россия». Это было важно, так как в США в то время превалировало мнение, что СССР не сможет оказать существенного сопротивления немцам, и поставленное оружие и материалы просто попадут к противнику. 31 июля состоялись встречи Гарри Гопкинса с Вячеславом Молотовым и Иосифом Сталиным. По их итогам американский политик отбыл в Вашингтон с твёрдым убеждением, что быстрой победы у немцев не будет и что поставка вооружений Москве способна оказать существенное влияние на ход боевых действий.

Однако включение СССР в программу ленд-лиза произошло только в октябре-ноябре 1941 года (до этого момента все американские военные поставки наша страна оплачивала золотом). Столь длительный промежуток времени Рузвельту потребовался для преодоления сопротивления большого числа американских политиков.
Подписанный 1 октября 1941 года первый (Московский) протокол предусматривал поставку самолётов (истребителей и бомбардировщиков), танков, противотанковых и зенитных орудий, грузовых автомобилей, а также алюминия, толуола, тротила, нефтепродуктов, пшеницы и сахара. Далее количество и номенклатура поставок постоянно расширялись.
Доставка грузов проходила по трём основным маршрутам: тихоокеанскому, трансиранскому и арктическому. Наиболее быстрым, но одновременно и опасным был арктический маршрут в Мурманск и Архангельск. Проводка судов осуществлялась британским флотом, а на подходах к Мурманску охранение усиливалось кораблями советского Северного флота. Поначалу немцы практически не обращали внимания на северные конвои — столь велика оставалась их уверенность в скорой победе, но, по мере того как боевые действия приобретали затяжной характер, германское командование стягивало на базы в Норвегии всё большие силы. Результат не заставил себя

долго ждать.
В июле 1942 года германский флот в тесном взаимодействии с авиацией практически разгромил конвой
PQ-17: погибло 22 транспортных судна из 35. Тяжёлые потери, а также необходимость привлечения большого количества кораблей для проводки судов со снабжением для осаждённой Мальты, а затем и подготовки высадки в Северной Африке вынудили англичан прекратить проводку северных конвоев до наступления полярной ночи.

Начиная с 1943 года баланс сил в арктических водах постепенно начал смещаться в сторону союзников. Конвоев стало больше, а их проводка сопровождалась меньшими потерями. Всего же по арктическому маршруту в СССР доставлено 4027 тыс. т грузов. Потери не превысили 7% от общего количества.
Менее опасным был тихоокеанский маршрут, по которому доставили 8376 тыс. т. Перевозки могли осуществляться лишь судами под советским флагом (СССР в отличие от США в то время с Японией не воевал). Далее полученный груз приходилось везти железнодорожным транспортом практически через
всю территорию России.

Определённой альтернативой северным конвоям служил трансиранский маршрут. Американские транспортные суда доставляли грузы в порты Персидского залива, а далее они доставлялись в Россию с помощью железнодорожного и автомобильного транспорта. С целью обеспечения полного контроля над транспортными путями в августе 1941 года СССР и

Великобритания оккупировали Иран.
Чтобы увеличить пропускную способность, провели масштабную модернизацию портов Персидского залива и Трансиранской железной дороги. Также компания «Дженерал моторс» построила в Иране два завода, на которых производилась сборка предназначенных для поставки в СССР автомобилей. Всего за годы войны на этих предприятиях изготовили и отправили в нашу страну 184 112 автомобилей. Общий грузопоток через порты Персидского залива за весь период существования трансиранского

маршрута составил 4227 тыс. т.
С начала 1945 года, после освобождения Греции, стал функционировать и черноморский маршрут. Этим путём СССР получил 459 тыс. т грузов.
Кром, отмеченных выше, существовало ещё два воздушных маршрута, по
которым в СССР «своим ходом» перегонялись самолёты. Наибольшую известность получил воздушный мост «Алсиб» («Аляска — Сибирь), по которому перебросили 7925 самолётов. Также самолёты перелетали из США в СССР через Южную Атлантику, Африку и Персидский залив (993 самолёта).
Долгие годы в трудах отечественных историков указывалось, что поставки по ленд-лизу составляли всего около 4% от общего объёма продукции советской промышленности и сельского хозяйства. И, хотя не имеется оснований подвергать сомнению достоверность этой цифры, тем не менее «дьявол кроется в деталях».
Определяя номенклатуру американских поставок, советское руководство стремилось в первую очередь закрыть «слабые места» в армии и промышленности. Особенно ярко это прослеживается при анализе объёмов поставленного в СССР стратегического сырья. В частности, полученные нашей страной 295,6 тыс. т взрывчатых веществ составили 53% от всех произведённых на отечественных предприятиях. Ещё более впечатляющим выглядит такое соотношение по меди — 76%, алюминию — 106%, олову — 223%, кобальту — 138%, шерсти — 102%, сахару — 66% и мясным консервам — 480%.
Не менее пристального внимания заслуживает и анализ поставок автомобильной техники. Всего СССР получил по ленд-лизу 447 785 автомобилей.
Показательно, что советская промышленность за годы войны изготовила только 265 тыс. автомобилей. Таким образом, количество полученных от союзников машин более чем в 1,5 раза превысило собственное производство. К тому же это были настоящие армейские автомобили, приспособленные к эксплуатации во фронтовых условиях, в то время как отечественная промышленность поставляла армии обычные народно-хозяйственные машины.
Роль ленд-лизовских автомобилей в боевых действиях трудно переоценить. В немалой степени они обеспечили успех победных операций 1944 года, вошедших в историю как «десять сталинских ударов».
Немалая заслуга союзных поставок и в успешном функционировании в годы войны советского железнодорожного транспорта. СССР получил 1900 паровозов и 66 дизель-электровозов (особенно наглядно эти цифры выглядят на фоне собственного производства за 1942–1945 годы в 92 локомотива), а также 11 075 вагонов (собственное производство — 1087 вагонов).
Параллельно функционировал и «обратный ленд-лиз».
За годы войны союзники получили от СССР 300 тыс. т хромовой и 32 тыс. т марганцевой руды, а также древесину, золото и платину.
В ходе дискуссий на тему «Мог ли СССР обойтись без ленд-лиза?» сломано немало копий. Автор полагает, что, скорее всего, мог. Другое дело, что сейчас не представляется возможным подсчитать, какова была бы цена этого. Если объём поставленного союзниками вооружения в той или иной степени вполне мог бы быть компенсирован отечественной промышленностью, то в отношении транспорта, а также производства ряда видов стратегического сырья без поставок союзников ситуация очень быстро перешла бы в критическую.
Недостаток железнодорожного и автомобильного транспорта запросто мог бы парализовать снабжение армии и лишить её мобильности, а это, в свою очередь, снизило бы темпы проведения операций и увеличило рост потерь. Нехватка цветных металлов, особенно алюминия, привела бы к снижению выпуска вооружений, а без поставок продовольствия гораздо сложнее было бы бороться с голодом. Наверняка наша страна смогла бы выстоять и победить даже в такой ситуации, но определить, насколько возросла бы цена победы, не представляется возможным.
Программа ленд-лиза прекратилась по инициативе американского правительства 21 августа 1945 года, хотя СССР и обращался с просьбой продолжить поставки на условиях кредита (предстояло восстанавливать разрушенную войной страну). Однако к тому времени Ф. Рузвельта умер, а в двери громко стучалась новая эпоха «холодной войны».
Во время войны оплаты поставок по ленд-лизу не производились. В 1947 году США оценили долг СССР за поставки в 2,6 млрд долларов, но год спустя сумму снизили до 1,3 млрд долларов. Планировалось, что погашение будет производиться в течение 30 лет с начислением 2,3% годовых. И.В. Сталин эти счета отверг, сказав, что «СССР сполна расплатился по долгам ленд-лиза кровью». В качестве обоснования своей точки зрения СССР приводил прецедент списания долгов за поставки по ленд-лизу другим странам. К тому же И.В. Сталин вполне резонно не хотел отдавать средства разорённой войной страны потенциальному противнику по Третьей мировой войне.
Соглашение о порядке погашения долгов удалось заключить лишь в 1972 году. СССР обязался уплатить до 2001 года 722 млн долларов. Но после перечисления 48 млн долларов выплаты вновь прекратились в связи с принятием США дискриминационной поправки Джексона — Вэника.
Вновь этот вопрос подняли в 1990 году на встрече президентов СССР и США. Были установлены новая сумма — 674 млн долларов — и срок окончательного погашения — 2030 год. После распада СССР обязательства по этому долгу перешли к России.
Подводя итоги, можно сделать вывод, что для США ленд-лиз явился, прежде всего, по словам Ф. Рузвельта, «выгодным вложением капитала». Причём следует оценивать не прибыли непосредственно от поставок, а многочисленные непрямые выгоды, которые получила американская экономика после завершения Второй мировой войны. Истории было угодно распорядиться, чтобы послевоенное благополучие США в немалой степени оказалось оплачено кровью советских солдат. Для СССР же ленд-лиз стал практически единственным способом снизить количество жертв на пути к Победе. Вот такой «брак по расчёту»…

Автор: Андрей ЧАПЛЫГИН

Первоисточник: http://историк.рф/special_posts/значение-ленд-лиза-для-ссср/

Гора ВЕРБЛЮД

 

Однажды в мае 2008 года группа участников Пятигорского отделения Русского географического общества посетил гору Верблюд и её окрестности.

ВЕРБЛЮДКА — самая северная гора-лакколит.

Поход был рассчитан на два дня. И оба дня принесли нам замечательные открытия и находки.

Мы все были экипированы как для горного похода – палатки, спальные мешки, горные ботинки, газовое оборудование и т.д., но всё оказалось гораздо проще и удивительнее.

Солодовник Сергей привёл нас к самому подножию горы в дом своего друга Юлиана в селе Калаборка, которое расположилось к югу от горы. Хозяин был в отъезде, но дом свой предоставил нам в полное распоряжение. Места хватило всем.

Оставив рюкзаки в гостеприимном доме, вышли в поход. По просёлочной дороге быстро дошли до подножия самой горы, под седловиной. Далее дорога стала медленно подниматься по южному склону в восточном направлении, и не преодолев и третьей части подъёма, неожиданно закончилась. Дорога эта предназначена для вывоза камня, которым и сейчас модно обкладывать фундаменты.

Далее тропой, продираясь в высоком цветущем разнотравье субальпийского луга, поднимаемся к живописной гряде скал на восточном склоне горы. Отсюда открывается замечательный вид на запад. Горы Бештау, Бык, Острая как на ладони. Железноводск и сёла Быкогорка и Порт-Артур под нами.

Линец Сергей Иванович, доктор исторических наук на восточной вершине г. Верблюд.

Оказалось, что в нашей группе присутствовала наследница последнего владельца села Порт-Артур – Ольга Гажур. Её бабушка по отцовской линии была младшей дочерью Ивана Михайловича Головченко.

За доблестную службу в личной охране император Александр III пожаловал хутор Порт-Артур с прилегающими землями Ивану Михайловичу.

От скал поднимаемся пологим склоном на восточную вершину.

Среди деревьев обнаруживается скальный массив.

Скалы всегда притягивали и притягивают к себе человека. Даёт знать генетическая память, ведь человечество, как уверяют антропологи, вышло на просторы Земли из пещер. Отсюда наша любовь к горам и тяга к пещерам.

Мы оказались далеко не первыми, привлечёнными красотой горы. Вот на скале просматривается выбитая ещё докоммунистическим, долуночарским шрифтом надпись:

«ЛЮБОВЬ СИЛЬНЕЙ РАЗЛУКИ!».

Глубокая мысль. Можно легко представить автора и исполнителя этой надписи.

Ещё удивительнее оказалась находка на вершине скальной стены над этой выбитой фразой. Скальная стена с северной стороны по всей своей макушке была надсечена неглубокими пробивками, которые мы раньше встречали на Бештау и Змейке. Но там большую часть пробивок в огромных камнях и скалах можно было объяснить утилитарными целями добычи камня в блоках для каких-либо сооружений. Зачем же на вершине колоть скалу, если вывезти её оттуда и сейчас крайне проблематично.

Разгадка оказалась рядом. С западной стороны скального массива большая каменная плита лежала на других обломках скал так, что под ней можно было проползти взрослому человеку. Конечно, это могло быть и случайностью, но очень уж часто нам стали попадаться подобные «случайности» на всех горах лакколитах и даже несколько на самом Эльбрусе, среди его ледников, и у его подножия, с северной стороны в урочище Джилысу. Такие мегалитические сооружения называются Храм Земли.

Храм Земли.

Обследовав восточную пологую вершину, стали спускаться на седловину. На великолепном альпийском лугу встретили, давно искорененные недочеловеками на Бештау и Машуке цветы: Пион мелколистый, Мак реликтовый …

Пион мелколистный.

Маки.

Седловина представляет собой широкую и ровную площадку, с которой на западную вершину начинается крутая каменистая тропа, впрочем, вполне доступная для участников нашего похода.

Сама вершина – небольшая площадка со скальным останцем, у которого, к нашему удивлению, опять обнаруживаем «Камень Земли» похожий на тот, который находится на восточной вершине.

Возвращаемся по пути подъёма, через седловину.

Внимание наше привлекают группы крупных камней, расположенных в высоких травах недалеко от дороги.

На всех камнях обнаружились следы обработки камня, аналогичные тем, которые мы видели на Бештау, Змеевой, Эльбрусе.

Такими обколотыми огромными камнями обложена прямоугольная площадка.

Надвигающаяся гроза подгоняет к приютившему нас дому.

Готовимся к ужину и ночлегу. Кто-то расположился в доме, кто-то на веранде, а кто-то и в палатке в саду.

Дом выглядит не жилым, заброшенным. Видно, что нынешний хозяин редко бывает в нём.

Тем не менее, дом сохранил следы былого величия и даже великосветской жизни. Величественный столп от дворянских ворот, самотечный водопровод чистейшей родниковой воды, не загаженной ядовитой хлоркой.

В доме на стене висит железный рыцарский доспех, а в гостиной стоит огромный инкрустированный стол с большой фаянсовой вазой. Среди книг обнаруживается подшивка журнала РОДИНА за 1886 год. Журнал еженедельный и дорогой – 5 рублей 40 копеек. Столько тогда стоила корова.

Очень интересно листать журнал позапрошлого столетия. Какая прелестная древность и до чего же много современности.

Что-то объясняет древний фотоальбом.

Оказывается, сей дом был центром «Имения Гаджи».

Вокруг имения цвели сады и зрели виноградники. Кипела светская жизнь, а в винных подвалах вызревали замечательные вина.

Рядом с имением развивалось селение со странным для нас названием Калаборка. Оказывается, ещё в XIX веке Великий Князь Константин выписал из итальянской провинции Калабрия Виноградных дел мастера Гаджи для постановки виноградного дела на Кавказе.

Гаджи прибыл с целым коллективом итальянских виноградарей. Они-то и основали село Калаборка. Заложили виноградники и фруктовые сады. Создали водопровод и винохранилища.

О былой жизни имения много рассказал его нынешний хозяин Юлиан.

К сожалению, от той бурной жизни здесь осталось только воспоминание в том доме, который мы и посетили.

Калаборка – Калабрия

Порт-Артур

Дорогами Гошаях

Старая, но еще вполне крепкая «Волга» Муссы мчит нас по дороге на юг. Она всхлипывает на ухабах, бормочет что-то свое, раздраженно фыркая и кряхтя, словно вредная свекровь на бестолковую невестку. Внутри у нее что-то журчит и булькает, видно и машины болеют каким-то своим железным панкреатитом. Она живет напряженной механической жизнью, но те, кого она везет, ей совершенно безразличны.

У Муссы другая жизнь, другой напев.

— Меня прёт, меня прёт, потому что патриот, потому что идиот, меня прёт.

Сидя за рулем, ёрничает ученый арабист и историк, поэт и филолог. При всех своих многочисленных профессиях Мусса работает только в летний сезон, а большую часть года посвящает занятиям литературой. Он истинный патриот, несмотря на всю свою иронию, злые шуточки и камешки в свой огород. Вот о нем-то никак не скажешь, что он безразличен к происходящему, как его стальной конь.

— По горным дорогам, по горным дорогам веду я машину свою…

Меняет тему Мусса, и наша машина взлетает на верхнюю обзорную площадку перевала Гумбаши. Боже, какая красота!…. Если и есть бескрайний простор, то это здесь, у нас на Кавказе. Как на ладони весь белоснежный хребет с величественным Эльбрусом и многочисленными вершинами, зябко кутающимися в одеяла облаков. Здесь только природа и ты, и тишина, и вечность. Это и есть свобода, которую ни один кавказец не променяет на все соблазны мира. Мужчина во цвете лет и мужчина на склоне лет, мы стоим на обзорной площадке, молчим и думаем каждый о своем. Неразумные дети перед величием матери-природы. В этом бурном мире, в этой нереальной тишине.

— Поехали? — прерывает мои раздумья Мусса.

Поехали. По горному серпантину машина спускается в ущелье и берет курс на Теберду. Ежегодно в старинном гостевом доме карачаевского просветителя Ислама Крымшамхалова, где сегодня разместился музей его памяти, проходит литературный форум. В рамках форума тюркоязычная литература Северного Кавказа подводит итог своей деятельности и присуждает победителям премию с вручением памятной медали, на которой изображен родоначальник и валий карачаевцев Ислам Крымшамхалов. Именная награда присуждается в области той деятельности, которой в 19-ом столетии занимался сам Ислам Крымшамхалов. Таких направлений пять и наград тоже пять. В нынешнем году их получили достойнейшие.

Первая медаль засверкала на груди Исмаила Сабанчиева, представителя Совета старейшин Кабардино-Балкарского народа, за плодотворную деятельность по защите гражданских прав и свобод. Исмаилу пришлось пройти нелегкий путь от защитника права народа в российских судах до выступления с трибуны ООН.

Вторая медаль в номинации «Экономика» была присуждена создателям мемориального комплекса «Сто шагов к Кайсыну». Комплекс представляет собой 150-метроввый барельеф, выполненный на скальном монолите, ведущем к дому, где родился поэт Кайсын Кулиев. Строительство комплекса в селении Верхний Чегем, стоимость которого рассчитана на 60 миллионов рублей, была сокращена за счет безвозмездной помощи волонтеров до 6 миллионов, а работы были выполнены в кратчайшие сроки.

Такой подарок по достоинству оценили и туристы маршрута, ведущего на Чегемские водопады, и любители литературы. Премию вручили руководителю работ Хадису Тетуеву.

Третья медаль уедет в Норвегию, где в настоящее время живет известный карачаевский поэт Билял Лайпанов. Его замечательную поэму «Камень и дерево» в переводе Аркадия Тюрина русскоязычная публика сможет прочесть в международном литературно-художественном и научно-публицистическом журнале «Мегалог» в №5 за 2014 год.

«Будь горд,

Потомок вольного народа,

И головы в печали не склоняй!

В тебе живет высокая свобода

Земли, чье имя вечно – Карачай!»

В поэме прославлены те ценности, которые принято называть вечными: «Дух предков жив, пока живут веками те символы, что люди сберегли…», — продолжает поэт Билял Лайпанов, увлекая нас в мир высоких чувств и высокого слога.

Еще одна литературная премия присуждена совсем молодому поэту, пишущему на карачаевском и балкарском языках. Недавно в свет вышел сборник его стихов «Клятва». Имя поэта — Шамиль Узденов. Ему 25, работает он в силовых структурах, далеких от лирики, однако удивляет своих читателей тонкими наблюдениями природы и философским взглядом на жизнь.

«Ветер черные тучи на тучи несёт,

Бьются лбами, и схватка долга,

И вонзаются в землю, срываясь с высот,

Быстрых молний оленьи рога».

Несмотря на юный возраст, поэта волнуют вопросы из разряда философских и вечных. В стихотворении «Старый путник» Шамиль сравнивает старца с осенним опавшим листом. Удивительно, как молодому поэту удается передать печаль аксакала, прожившего долгую жизнь.

Вдали, как острие стрелы, конец пути.

Плетётся, силится старик тот путь пройти.

А вдоль дороги тополя стоят, желты…

Под ветром, сухи и мертвы, летят листы.

Из долгой вечности старик идёт, устав.

Погоня времени за ним летит стремглав.

Вот, чуть помедлив, поглядел на листьев слой,

Как будто бы один из них сравнил с собой.

 

Последнюю награду вручают представителям Карачаевского НИИ им. А.И.Батчаева за ряд генеалогических исследований. Род Крымшамхаловых увековечен не только в исторических фактах, но и в прекрасных легендах, одна из которых повествует о кавказских Ромео и Джульетте, о Гошаях и Каншаубие. С большим докладом на тему о заимствованиях сюжета о Гошаях в литературах народов Кавказа выступил и Мусса Дудов, начав его со своих стихов:

«В роду Крымшамхала найдется немало
известных отвагой своей удальцов,
их время не раз и не два проверяло
на стойкость и верность заветам отцов»…


Он нашел различные варианты легенды в литературе абазинов, балкарцев, кабардинцев, осетин и карачаевцев. Провел сравнительный анализ и в результате выявил удивительные факты национальной истории и этнографии, указывающие на реальные исторические личности и конкретную географию поэмы. В результате поездки у нас родилось навязчивое желание увидеть собственными глазами места, где происходили легендарные события поэмы, проехать, пройти, прошагать дорогами Гошаях.

И вот мы снова в пути.

На этот раз наш маршрут пролегает по главной магистрали Северного Кавказа «Ростов – Баку» вплоть до Баксанского ущелья. В старину горный проход охраняли сторожевые башни. Сегодня только наметанным глазом можно определить местоположение укреплений слева от шоссе. Справа тянется ряд древних рукотворных курганов, выстроившихся цепочкой по направлению ко входу в ущелье. Скифских, сарматских, аланских? Ученые сходятся на том, что они принадлежат еще более древнему бронзовому веку. Кто знает, какие тайны спрятаны под их покровами…

При въезде в ущелье стоит довольно многолюдное селение Атажукино. Историки утверждают, что оно основано в 1706 году на правом берегу реки Баксан, одним из главных кабардинских княжеских родов — Атажукиных. Основателями его были два брата: Бекмурза и Мыхамат Атажукины, — которые переселились в эти места со своими людьми из района Пятигорья. А вот события нашей легенды происходят за столетие до указанной даты и подтверждаются российскими документами. Те же историки, однако, указывают на тот факт, что братья поселились выше аула Исламово, принадлежавшего еще одному отпрыску того же рода – Исламу Атажукину. Следовательно, события поэмы разворачиваются в Баксанском ущелье между предками Ислама Атажукина и предками Ислама Крымшамхалова. Два княжеских рода оказались в состоянии вражды, словно Монтекки и Капулетти, а причиной раздора послужили любовные отношения княжны Атажукиной и Каншаубия Крымшамхалова. Только шекспировская пара разделяла страстное увлечение друг другом, а чувства наших героев питали интриги. Как трактует ситуацию абазинский вариант легенды, «княжна Атажукина делала непристойные предложения Каншаубию, которые Крымшамхалов не мог принять по причине своего положения любящего мужа и отца». Но все по порядку.

image (1)

Баксанское ущелье тянется вдоль реки Баксан, то расширяясь, то сужаясь в узкое горлышко прохода, и, наконец, заканчивается, упираясь в подножие Эльбруса. В одной из его горловин, примостившись к монолитам отвесных скал, ухватившись за голые камни, высились башни аула Эль — Джурт. Ни сверху, ни снизу захватить аул было невозможно. С высоты башен берега реки и всё ущелье просматривалось до самого горизонта. В этом каменном гнезде вывел своих птенцов Бекмурза Крымшамхалов. Его жилище и сегодня можно отыскать по скале, удивительно напоминающей облик орла. Она хорошо видна с правой стороны от современного шоссе, ведущего в сторону Эльбруса. Четыре сына, четыре надежды было у Бекмурзы. Первенец Эльбуздук соответствовал всем рыцарским достоинствам княжеского рода. В поэме Муссы Дудова мы читаем следующие характеристики сыновей:

« В гнезде Бекмурзы, что зовут Крымшамхалом,
четыре бесстрашных и вольных орла.
Из них Эльбуздук как разбойник бывалый
был истый вояка и меткий стрелец,
да только джигиту движенья сковала
та пуля, что насквозь пробила крестец.
Второй, Камгутбий, был находчивый малый,
искусный наездник и смелый боец,
успел удивить нас удачным началом,
да слишком уж рано нашел свой конец».

image (2)

 

Склеп с могилой Камгутбия, умершего от оспы, мы находим на противоположной от аула стороне реки. Он прекрасно сохранился, хотя по самым грубым подсчетам этому сооружению уже более трех веков. Склеп представляет собой сооружение из камня с двумя пятиугольными оконцами, устроенными на противоположных стенах склепа, как вытяжки. Заглянув в оконце, вы увидите большой надгробный камень, залитый в более позднее время бетоном от «любопытных кладоискателей». Но мертвым – мертвое, живым – живое. К третьему и четвертому сыну судьба была более благосклонна.

« Сынок Каншаубий без копья и кинжала
улыбкой одною сердца покорял,
и девичьи тайны легко узнавал он
и даже на скрипке кавказской играл.
Младшой Гилястан по крутым перевалам
послом в Дадианскую землю ходил,
владея на равных мечом и оралом,
в трудах свою долгую жизнь он прожил».

Итак, четыре джигита, готовых прославить свой род, выросли в Эль-Джурте. Пришло время засватать старших сыновей, и вот тут-то и появилась наша главная героиня – прекрасная абазинка Гошаях Бебертова. Её прочили Камгутбию. Но судьба распорядилась по — своему. Болезнь и смерть суженого нарушили земные планы Гошаях. Теперь по старинному обычаю невеста должна была стать женой старшего брата, Эльбуздука, да не тут-то было. Накануне свадьбы ее похищает третий в семье сын – везунчик и сердцеед Каншаубий. Он прилагает все усилия, чтобы завоевать сердце красавицы, и это ему удается. Гошаях влюбляется в прекрасного юношу с тонким тополиным станом, в лихого наездника, удачливого охотника и смелого воина. Вскоре у любящей четы одна за другой рождаются две дочери. Казалось, счастье их будет вечным. Но злодейка судьба готовила им новое испытание. В Каншаубия влюбляется княжна из соседнего аула. Она выказывает ему знаки внимания и делает ему недвусмысленные и непристойные предложения. Возмущенный Каншаубий противится её желаниям и тогда оскорбленная отказом женщина превращается в непримиримого врага. Орудием своей мести она избирает яд. Чашу со смертельным напитком княжна подает гостю на одном из праздничных застолий. По обычаям гор Каншаубий не смеет отказать гостеприимной хозяйке и, зная о том, что в чаше смертельное зелье, выпивает его за благополучие дома и рода Атажукиных. Зелье имеет коварное свойство проявлять свое действие спустя некоторое время. Вскоре наш герой замечает, что его жизненные силы тают с каждым новым днем. Понимая, что ему осталось недолго, Каншаубий объясняет причину своей болезни любящей жене и просит ее отпустить его на лечение в далекую Шемаху. В те времена персидская Шемаха славилась своими богатствами и знаниями. Молва о знахарях и лекарях этого города слыла далеко за его пределами, в том числе знали о Шемахе и в горах Кавказа. Придя в город, Каншаубий разыскал целительницу, которой оказалась дряхлая старуха. С первого взгляда старуха поняла, что приключилось с княжеским сыном, но помогать ему не стала. «Я вылечу тебя, — сказала старуха,- если ты на мне женишься!» Пораженному Каншаубию не оставалось ничего, кроме как согласиться на дерзкое предложение старухи.

Шли годы, лечение давно уже благополучно закончилось, но безутешная Гошаях продолжала жить в неведении. Она не знала, жив ли её возлюбленный. Каждый вечер взбиралась она на черный придорожный камень, обугленный, как и её сердце, и всматривалась вдаль. Сколько слез пролила она на этом камне, сколько молитв прочитала, сколько сложила грустных и прекрасных песен. Но Каншаубий все не возвращался. Над соломенной вдовой вновь нависла необходимость выйти замуж за Эльбуздука, старшего в семье мужчину. И тут короткое счастье вновь улыбнулось Гошаях, но только для того, чтобы улыбнувшись навсегда спрятаться за горизонтом. Каншаубий вымолил у старухи разрешение повидать семью хотя бы на один день. Старуха позволила ему в последний раз обнять свою Гошаях, но предупредила, что, если лучи восходящего солнца застигнут его в Эль-Джурте, болезнь снова к нему вернется и тогда даже она не сможет ему помочь. На крыльях летел Каншаубий к возлюбленной, и не было на земле более счастливых супругов, чем эти двое. Счастье их было недолгим. Как только небо заалело на востоке, предвещая восход, Каншаубий собрался в дорогу. Гошаях готова была вырвать свое сердце и отдать его возлюбленному, но изменить заклятье она не могла. И тогда безутешная Гошаях собрала в дорогу своих дочерей и наказала им служить своему отцу и любить его так, как любила его она. Забрав дочерей, Каншаубий отправился в Шемаху, где и прожил остаток своей жизни. Взрослых дочерей он выдал замуж, а сам отправился на войну, где и сложил свою голову при осаде Еревана. Вражеское ядро разметало прах Каншаубия, но не убило его любви к Гошаях. А что же Гошаях? – спросите Вы. А Гошаях до последнего вздоха хранила память о своем возлюбленном, выпуская из своего сердца, как из золотой клетки, крылатые песни, в которых прославляла подвиги и благородные поступки Каншаубия.

Вот на этом мы и закончим легенду, но продолжим историю. Гошаях Бебертова после смерти Каншаубия ненадолго становится женой Эльбуздука, но физическая немощь калеки вынуждает ее искать прибежища в доме последнего четвертого брата, Гилястана. Сегодня трудно судить о достоверности песен Гошаях, тем более, что они вновь и вновь будут рождаться в творчестве поэтов разных национальностей, обогащая кавказскую литературу новыми находками и богатством национального фольклора. В одном из современных вариантов легенды, описанной карачаевским поэтом Муссой Дудовым, песня Гошаях предстает перед нами в следующем виде:

Много сотен лет подряд
абазины говорят:
«Если ты с конем не дружен,
не носи мужской наряд,
за село не выходи,
мать свою не изводи,
если ты с конем не дружен,
нам с тобой не по пути.

Будь ты беден иль богат,
строго учит нас адат:
если ты с ружьем не дружен,
не носи мужской наряд,
дальше сада не ходи,
мать свою не изводи,
если ты с ружьем не дружен,
нам с тобой не по пути.

Будь ты стар, иль будь ты млад,                                               но цени стальной булат.
Коль с кинжалом ты не дружен,
не носи мужской наряд,
за ограду не ходи,
мать свою не изводи.
Коль тебе кинжал не нужен,
нам с тобой не по пути.

Знает с детства Аминат,
острый ум — бесценный клад.
Коли ты с умом не дружен,
не носи мужской наряд,
и за дверь не выходи
мать свою не изводи.
Коли ты с умом не дружен,
оставайся взаперти».

В песнях Гошаях определяется народное понимание мужского благородства, непременными составляющими которого являются конь, оружие и ум джигита. Таким она видела своего возлюбленного Каншаубия, таким он и остался в памяти потомков, в нашей с вами памяти.

Побродив по руинам древнего Эль-Джурта, прикоснувшись к прекрасной легенде, мы возвращаемся «в суету городов и в потоки машин». С лица Муссы не сходит довольная улыбка. Мы оба наполнены радостным чувством доброго дела, как в детстве, когда хочется поделиться своими «подвигами» с самым дорогим человеком, с мамой. Наши мамы уже давно в мире ином, но так много вокруг друзей, которые одобрят нашу поездку и выслушают наш рассказ о Каншаубие и прекрасной Гошаях.

Старая, но еще вполне крепкая «Волга» Муссы мчит нас по дороге на север. Она всхлипывает на ухабах, бормочет что-то свое, раздраженно фыркая и кряхтя, словно вредная свекровь на бестолковую невестку. Внутри у нее что-то журчит и булькает, видно и машины болеют каким-то своим железным панкреатитом. Она живет напряженной механической жизнью, но те, кого она везет, ей совершенно безразличны.

Николай Прокопец.

УСЛОВИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТЕРИАЛОВ

УСЛОВИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТЕРИАЛОВ САЙТА — ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ

Настоящее Соглашение определяет условия использования Пользователями материалов сайта www.rgopo.ru(далее — «Сайт»).

 

1. Общие условия

1.1. Использование материалов Сайта регулируется законодательством Российской Федерации.

1.2. Настоящее Соглашение является публичной офертой. Получая доступ к материалам Сайта Пользователь считается присоединившимся к настоящему Соглашению.

1.3. Правообладатель Сайта вправе в любое время в одностороннем порядке изменять условия настоящего Соглашения. Такие изменения вступают в силу по истечении 3 (трех) дней с момента размещения новой версии Соглашения на сайте. При несогласии Пользователя с внесенными изменениями он обязан отказаться от доступа к Сайту, прекратить использование материалов Сайта.

 

2. Обязательства Пользователя

2.1. Пользователь соглашается не предпринимать действий, которые могут рассматриваться как нарушающие российское законодательство или нормы международного права, в том числе в сфере интеллектуальной собственности, авторских и/или смежных прав, а также любых действий, которые приводят или могут привести к нарушению нормальной работы Сайта и сервисов Сайта.

2.2. Использование материалов Сайта без согласия Правообладателя не допускается. Для правомерного использования материалов Сайта необходимо заключение лицензионных договоров (получение лицензии) от Правообладателя Сайта.

2.3. При цитировании материалов Сайта, включая охраняемые авторские произведения, ссылка на Сайт обязательна (подпункт 1 пункта 1 статьи 1274 Гражданского кодекса Российской Федерации).

2.4. Пользователь предупрежден о том, что Правообладатель Сайта не несет ответственности за посещение и использование им внешних ресурсов, ссылки на которые могут содержаться на сайте.

2.5. Пользователь согласен с тем, что Правообладатель Сайта не несет ответственности и не имеет прямых или косвенных обязательств перед Пользователем в связи с любыми возможными или возникшими потерями или убытками, связанными с любым содержанием Сайта, регистрацией авторских прав  и сведениями о такой регистрации, товарами или услугами, доступными на или полученными через внешние сайты или ресурсы либо иные контакты Пользователя, в которые он вступил, используя размещенную на Сайте информацию или ссылки на внешние ресурсы.

 

3. Прочие условия

3.1. Все возможные споры, вытекающие из настоящего Соглашения или связанные с ним, подлежат разрешению в соответствии с законодательством Российской Федерации.

3.2. Бездействие со стороны Правообладателя Сайта в случае нарушения кем-либо из Пользователей положений Соглашения не лишает Правообладателя Сайта права предпринять позднее соответствующие действия в защиту своих интересов и защиту авторских прав на охраняемые в соответствии с законодательством Российской Федерации материалы Сайта.

 

Пользователь подтверждает, что ознакомлен со всеми пунктами настоящего Соглашения и безусловно принимает их.

ЮБИЛЕЙ РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ  ОБЩЕСТВО ОТМЕЧАЕТ ЮБИЛЕЙ

Старейшей в России общественной организации 18 августа 2015 г. исполнилось 170 лет.

Члены-учредители РГО

18 августа 1845 года Высочайшим повелением императора Николая I было утверждено представление министра внутренних дел Российской империи графа Л. А. Перовского о создании в Санкт-Петербурге Русского Географического Общества (впоследствии, с 28 декабря 1849 года, Императорское Русское Географическое Общество).

IRGO_founders_1

IRGO_founders_2

Штаб-квартира РГО Санкт-Петербург

Rgo_upstairs

Портреты руководителей РГО, лестница Главного здания (Санкт-Петербург)

Rgo_vitraz

Витраж в Главном здании РГО (Санкт-Петербург)

Награды Русского географического общества

Константиновская медаль существовала как высшая награда РГО  до 1929 года

Большая_золотая_Константиновская_медаль_ИРГО

Большая золотая Константиновская медаль (аверс)

Большая_золотая_Константиновская_медаль_ИРГО_(_реверс)

Большая золотая Константиновская медаль (реверс)

Библиотека РГО

В 1845 году, одновременно с Русским географическим обществом, создаётся и его Библиотека.

Rgo_library

Вход в библиотеку РГО, Главное здание (Санкт-Петербург)

Rgolibrary

Научная библиотека Русского географического общества.    1916 год

Леонид_Колотило_в_библиотеке_РГО

Библиотека Русского географического общества. 2004 год

Сегодня в Русском географическом обществе насчитывается около 13 000 членов в России и за рубежом. Региональные отделения имеются во всех 85 субъектах Российской Федерации.

Главная задача Русского географического общества — сбор и распространение достоверных географических сведений. Экспедиции Русского географического общества сыграли большую роль в освоении Сибири, Дальнего Востока, Средней и Центральной Азии, Мирового океана, в развитии мореплавания, открытии и изучении новых земель, в становлении метеорологии и климатологии.

Великий князь Руси Святослав

Так уж сложилось в русской культуре, что и школьники и студенты, а стало быть, и почти все люди в России больше знают о князьях и королях Англии, Франции и прочих правителях далёких от нашей истории и культуры стран.

Я сам учился понемногу и в школе, и в Московском Энергетическом институте. И меня коробило от необходимости заучивать даты рождения и смерти каких-то королей, в какой год и с кем они воевали. А позже, в институте, мукой адовой было запомнить – где, когда и по каким вопросам собирались партийные съезды. Помню, что дифференцированный зачёт по научному коммунизму я сдавал с 9 утра и до 21 вечера. А посему, к той истории как науке, у меня выработалось чувство неприятия.

Но время течёт и всё изменяется. На прилавки выплеснулся океан литературы, которая раньше не имела права быть опубликованной. На 90% это не литература, а макулатура, но в оставшихся 10% книг, можно найти такие жемчужины, о которых ранее и не слыхали. Они-то и разбудили мой интерес к истории.

Среди этих работ и книги по многотысячелетней истории Руси. Причём не только наших авторов (Б. Рыбаков, Ю. Петухов, А. Асов, В. Дёмин и др.), но и иностранцев, которых даже не заподозришь в «квасном» патриотизме — американец Уильям Ф. Уоррен – «Найденный Рай на Северном полюсе» и индийский учёный-санскритолог Б.Г. Тилак – «Арктическая Родина в Ведах».

В книгах всех этих авторов наша история предстала в другом свете, совсем не похожей на то, что мы изучали.

Каким бы хорошим учебник истории не был, изучить её в полном объёме по нему нельзя. На основании одних и тех же документов, книг, летописей разные авторы создают свои «истории». И очень часто они соответствуют пословице – кто платит, тот и заказывает «историю». Под такую «историю» переписываются летописи и подделываются документы, уничтожаются или объявляются ненаучными (фальшивыми) «неудобные» книги и их авторы. И это происходило всегда и сейчас тоже. Поэтому необходимо читать разных авторов, как дружественных Вашей стороне, так и соперников.

Поделюсь, накопленными из разных источников, знаниями. Расскажу только об одном русском князе, последнем ведическом правителе Восточной Руси — Святославе (940 – 972 гг). Русский историк Н. М. Карамзин назвал его «Александром (Македонским) нашей древней истории». Святослав был Великим князем всех русских земель. Имя его прочно связано с судьбой народов Северного Кавказа и Предкавказья. Ему довелось разгромить могущественное химерическое государство – Хазарию, и научить Византию уважать Русь.

(Химерическим называют государство, в котором большим количеством многочисленных народов, управляет малочисленный пришлый этнос, причём управляет только в интересах собственного этноса).

(Выдержки из летописей — киевских, византийских, булгаро-хазарских и выводы разных авторов выделены курсивом.)

Хазария тогда располагалась от Дербентской стены по предгорьям Кавказа почти до Пятигорья, дальше к Азову и Дону до сближения с Волгой и на юг по ней к Каспию до Дербента. Горы, где сформировались и жили остатки разбитых авар, казикумухцы, чеченцы, ингуши, осетины, балкары, карачаи, аланы, русы и абазины, а также причерноморские адыги в Хазарию не входили.

Принципиальные сведения о хазарской экономике сообщает Истархи ибн Хаукаль: «Хазары не производят ничего и не выводят ничего, кроме рыбного клея». По словам анонимного автора «Предков мира» — «Хазария поставляла рогатый скот и рабов из земель Харских печенегов».

Известный географ Мукадасси, описывая общее положение народа Хазарии, говорит об их чрезвычайной бедности: «нет ни скота, ни плодов». Жировала только правящая «элита» Хазарии за счёт беззастенчивого грабежа двух важнейших мировых торговых путей: из Византии, Рима и Европы на Русь и к Варягам; и «Шёлкового пути» из Китая, Средней Азии и Ближнего Востока в ту же Византию и Европу.

Академик Борис Рыбаков пишет о Хазарии и Святославе в книге «Рождение РУСИ». М.2003:

«Паразитарное государство хазар, жившее за счёт таможенных пошлин, держало в своих руках все выходы из Восточной Европы на Восток в страну гузов, Хорезм и остальные владения Халифата. Хазарский каган брал огромные пошлины при проезде и возврате, а в случае благоприятного для него соотношения сил просто грабил, возвращавшиеся русские караваны как это было в 913 году».

«В самых восторженных тонах придворного панегирика описано русским летописцем короткое княжение Святослава Игоревича (964 – 972). Воспета доблесть, рыцарство и мудрость молодого князя».

В современной литературе его называют Святослав, но я думаю, что славо-славить произошло от искажённого христианством свято-славить, в честь Бога Святовита. Святослав никогда не предавал мировоззрение и культуру своих предков. И об этом мы читаем в летописи Волжской Булгарии — «Летопись дракона Бараджа», приведённой в книге А.Асова: Веды РУСИ. Веды БУЛГАР. М. 2011

«В Киеве в то время один знахарь взялся исцелить смертельно больного Святослава, сына Игоря Рюриковича, которого безуспешно лечили волынянские и византийские врачи. Мать Святослава – норманка Ольга спросила целителя – «Каковы будут твои условия?» Знахарь ответил: «Если я исцелю Святослава, пусть он не принимает христианства». Он вылечил сына княгини и дал ему новое имя – Святослав, ранее его звали Борис».

И главное – «Христианство было отвергнуто Святославом, так как он и его бояре хорошо знали, что за крещением последует вассалитет по отношению к Византии и очередной цесарь охотно назовёт его «сыном» в феодальном смысле». Б. Рыбаков – «Рождение РУСИ.»

В 944 году Святослав в возрасте 4 лет броском копья, упавшего к ногам его коня, начинает войну с древлянами, убившими его отца – князя Игоря.

Летопись Волжской Булгарии так описывает возникновение этой войны:

«В 944 году Саманиды утвердили хаканом Хазарии Узбека, а беком при нём стал Кубар. Иосиф с Малом бежали в Поднепровье, но ловкий Кубар решил расправиться с ними с помощью Игоря Рюриковича. Его послы передали Игорю, что хакан не будет противодействовать захвату Игорем днепровских земель, где было немало городов – Коростень, Курск, Харьков… и другие. Игорь весьма обрадовался этой возможности овладеть богатым краем. Чтобы спровоцировать войну с Коростенём, он потребовал от Мала уплаты им дани. Тот дал требуемое.

Тогда Игорь снова потребовал с него дань – на этот раз для своей жены Ольги. Мал внёс и её. Но Игорь со своим русским войском из смоленцев явился к Коростеню в третий раз и потребовал дань уже для своего сына Святослава, посаженного им в Галиче.

На этот раз Мал отказал. Началась война, в которой Игорь был взят в плен. Жена Мала, бывшая раньше женой Игоря и бежавшая от него из-за происков Ольги, велела разорвать великого князя на куски и развесить их на дереве.

«Жадность» Игоря Рюриковича объясняется тем, что ему нечем было выплатить дань кагану Хазарии.

Овдовевшая Ольга двинулась на Коростень с новым русским войском из галичан. Кара-булгары раскололись: бояре решили продолжать войну с русскими, а ковуи во главе с родом Руслана, перешли на сторону Ольги.

При помощи ковуев русские овладели Коростенём и пленили Мала и Иосифа». Бывших до 944 года беком и хаканом Хазарии.

Дальнейшее взросление князя хорошо описано у А.Нечволодова – «Сказание о РУССКОЙ ЗЕМЛЕ», глава 4. м. ЭКСМО 2007:

«На четвёртом году Святослав из женских теремов был передан на руки дядьки, а собственно, на руки дружины. При этом он был пострижен и посвящён в князья, в ратники. Дружина стала для него родным отцом, воспитателем и кормильцем»…

«Детство и молодость Святослав провёл вместе со своей дружиной в Новгороде, куда новгородцы выпросили его княжить»….

«В дружине его были собраны богатыри и храбрецы со всей Русской земли, — безразлично, к какому бы славянскому племени они не принадлежали. Это были настоящие сыны своей великой Родины и преданные слуги, и друзья своего князя.

Сам Святослав ничем не отличал себя от дружины и заодно с ней переносил все труды и лишения походной жизни.

В походах он не имел обоза, не брал с собой шатра и даже котла. Расстелив на земле подседельный войлок, в голову клал седло и так спал под открытым небом. Так же жила и вся его дружина. Вот почему, ведя многочисленные войны, он со своей дружиной, стремительно, как барс, переносился из одной страны в другую и потому без боязни посылал врагам сказать: «Хочу на вас идти».

Выросши и возмужав и собрав много храбрых, Святослав в 964 году напра­вил первый свой поход на Волгу, где у хазар, буртасов и камских болгар изме­ннически погибла русская рать, возвращавшаяся в 914 году из похода по Каспию. Теперь внуки шли, по языческому обычаю, мстить за смерть своих дедов».

Нельзя не сказать о роли Ольги в организации этого похода. Любая война требует денег, а их у Святослава не было, и мудрая Ольга отправилась в Европу собирать деньги на войну с опостылевшей и всей Европе Хазарией. Прибыла к франкам, а король ей говорит «принимай нашу веру». – Ладно, сказала Ольга и поехала к латинянам в Рим. Там то же самое – «принимай христианство». Ольга в Крым, и там «принимай…». Ольга приняла их веру, и поехала в Византию. Константин VII Багрянородный, увидев прелестную Ольгу, предложил ей креститься. Но я уже крещёна в Крыму – сказала Ольга. Это не важно, в Крыму ариане, а арианство это ересь. Крестись у нас. Хорошо, сказала Ольга, только крестить меня будешь ты — Цесарь, но деньги вперёд. Деньги были получены и отправлены в Киев.

Константин окрестил её, назвав Еленой, и сделал ей предложение: «Хощю тя пояти собе жене». Ольга, торжествуя, ответила цесарю: «Како хощещи мя пояти, крестив мя, сам и нарёк мя дщерию?» То есть жениться на своей дочери в христианстве не позволительно.

Так было или иначе, но средства на войну Ольга Киеву добыла, и Святослав отправился в поход.

«Выйдя на лодках из Киева по Десне, волоком перетащил свои су­да в реку Оку, чтобы следовать по ней к Волге. По Оке жило в это время сла­вянское племя вятичей, ещё не приведенное под руку русского князя. «Кому дань даете?» — вопросил их Святослав. «Хазарам дань платим», — отвечали вятичи. Святослав промолчал и поплыл дальше. Разумный князь понял, что не­выгодно ему покорить вятичей и, тем, возбудив их против себя, оставить в своем тылу, когда впереди на Волге бы­ло много дела; поход мог кончиться не­удачей, а потому на обратном пути и выгоднее было встретить в вятичах друзей, а не врагов.

Этот первый поход Святослава продолжался более трёх лет и был необыкновенно счастлив; после него, по словам арабских писате­лей, не осталось следа ни от камских болгар, ни от буртасов, ни от хазар. Святослав уничтожил главный город камских болгар — Болгары; разгромил хазарский Саркел, или Белую Вежу, на Дону, а затем, спустившись к югу, поко­рил воинственные племена ясов и касогов (очевидно), живших на Северном Кавказе в нынешней Кубанской области. Нако­нец, победоносный Святослав на об­ратном пути подчинил себе и вятичей и возложил на них дань».

Смысл и значение этого похода академик Борис Рыбаков объясняет с государственно-политической точки зрения:

«Прежде всего, следует сказать, что военная дея­тельность Святослава при всём её небывалом размахе подчинена только двум направлениям: волжско-каспийскому (хазарскому) и цареградскому, византий­скому. Оба они являются основными направлениями торговых экспе­диций, организуемых Киевской Русью как государст­вом. Государственный экспорт был формой реализа­ции первичной феодальной ренты, и обеспечение его безопасности являлось важнейшей задачей молодой державы.

К X веку торговля Руси с Востоком приобрела и транзитный характер. В получении разных восточных товаров (шёлк, пряности, оружие, украшения, скакуны и многое другое) были заинтересованы многие госу­дарства Северной Европы и Франция, не имевшие прямого доступа к ним: Византия слишком строго регламентировала и централизовала свой экспорт; прямая сухопутная дорога в анатолийские восточные земли была закрыта мощным полукольцом кочевых племен Среднего Дуная до Нижней Волги: мадьяры, тюрко-болгары, печенеги, хазары, кипчаки, гузы.

Борьба за свободу и безопасность торговых путей из Руси на Восток становилась общеевропейским делом.

Оба направления русских заморских экспедиций по-прежнему требовали военной поддержки.

Хронология походов Святослава в источниках не очень точна, но четко выделяются два последовательных комплекса:

  1. Поход на вятичей, на Волгу и на Хазарию (по летописи в 964—966 годах, по Ибн-Хаукалю — в 968-969 годах).Безымянный

    1. Поход в Болгарию Дунайскую и война (совместно с болгарами) против Византии (967—971 годы).

    Маршрут первого похода, во время которого русские войска воевали в Волжской Болгарии, в земле буртасов и в Хазарии, где взяли Итиль и древнюю столицу каганата — Семендер на Ка­спийском море. Затем были покорены народы Север­ного Кавказа — ясы (осетины) и касоги (адыгские пле­мена). Поход был закончен на Таманском полуострове, который с этого времени стал русской Тмутараканью. Очевидно, на обратном пути был взят Саркел («Белая Вежа») на Дону, и Святослав оттуда пошёл не прямо в Киев, а обходным вятическим путем на север (поэтому земля вятичей упомянута дважды под 964 и под 966 годами), для того чтобы миновать приднепровские коче­вья печенегов.

    Результаты похода были совершенно исключитель­ны: огромная Хазарская империя была разгромлена и навсегда исчезла с политической карты Европы. Пути на Восток были расчищены; Волжская Болгария пере­стала быть враждебным заслоном и, кроме того, Сар­кел и Тмутаракань, два важнейших города юго-восто­ка, стали русскими центрами.

    Изменилось и соотношение сил в полувизантийском, полухазарском Крыму, где Керчь (Корчев) стала тоже русским городом».

    Второй поход Святослава объясняется теми же политическими и экономическими целями.

    «Возросшее после побед могущество Киевской Ру­си, появление русских в Крыму могли создать конфликтную ситуацию, которая к 969 году приняла характер большой войны русских и болгар с Византийской империей. Оценки этой войны противоречивы, в чём повинна, прежде всего, непол­нота сведений русской летописи и крайняя тенденци­озность греческих источников, стремившихся изобра­зить русских как врагов Болгарии, а византийцев как друзей и освободителей болгар. Но именно по поводу этих событий русский летописец и написал свою зна­менитую фразу о лживости греков, часто вспоминаемую историками: «Суть бо грьци льстиви и до се­го дьне».

    Всё началось с того угла Чёрного моря, где, по предположению, помещался «остров русов», образованный излучиной и дельтой Дуная, морем и огром­ным «Траяновым валом» с полноводным рвом.

    В 943 году, когда Игорь Киевский принимал здесь, на Дунае, откупную дань Византии, эта область при­надлежала Болгарии, но по праву заселения руссами-уличами на неё могла претендовать и Киевская Русь, владевшая здесь несколькими гаванями. Впрочем, эт­ническая близость жителей «острова русов» к киевским русам ещё не определяла политических симпатий — ведь уличи переселились на Дунай в результате трех­летней войны с Киевом.

    Греческое население приморских городков и оби­лие здесь римско-византийских крепостей и крепостиц давало некоторое основание и империи заявлять свои претензии на эту стратегически важную область.

    Стотысячное русское население «острова» могло, подобно позднейшим донским казакам, стремиться к независимости, но в силу разных внешних событий оно неизбежно должно было колебаться между двумя родственными странами — Киевской Русью и Болга­рией. Меньше всего оно было заинтересовано в под­властности Византии, так как это, во-первых, возлага­ло бы много обязательств по охране дунайской границы, а во-вторых, лишало бы местные порты вы­год, получаемых от русско-цареградской торговли.

    Обстановка усложнялась тем, что внутри Болгарии среди феодальной знати существовали как сторонни­ки, так и противники Византии. Во всяком случае, власти Переяславца на Дунае, столицы «острова русов», не­сколько раз обнаруживали свою враждебность Святославу во время его войны с Византией.

    Начало балканских походов Святослава русская ле­топись описывает так:

    «В лето 6475 [967 год]. Иде Святослав на Дунай на българы. И бивъшемъся обоим. Одоле Святослав българом и възя город 80 по Дунаеви. И седе къняжа ту, Переяславьци, емля дань на Грьцех».

    Странным представляется то, что одолел Свято­слав войско болгар, а дань взимал с Византии. Это объясняется, очевидно, резким переломом в византийско-болгарских отношениях в конце царствования Никифора Фоки (963—969 годы). Византия ощутила свою силу, расторгла в 966 году невыгодный для неё договор с Болгарией (927 года), и Никифор начал обращаться к болгарскому царю Петру как к своему вассалу.

    Но, царь Петр отказался выполнять распоряжение Никифора. Византия и Болгария стали врагами.

    В это время на Нижнем Дунае дважды появляется Святослав с россами и будто бы по просьбе Никифора занимает болгарские земли, после чего «разрывает договор, заключённый с императором Никифором» и да­ет цесарю «ответ, преисполненный варварской хвастливостью».

    Другой греческий автор, Лев Дьякон, сообщает не­сколько иную версию: императорский посол патрикий Калокир в переговорах со Святославом начал действо­вать в своих личных интересах и уговаривал Святосла­ва ввести войска в Болгарию, с тем, чтобы в дальнейшем начать войну с Византией и помочь ему, послу Калокиру свергнуть Никифора и овладеть императорским троном.

    Греческие источники полны недомолвок, противо­речий и явного нежелания признать союз русских с болгарами, который, судя по переходу к Святославу 80 болгарских городов, обозначился уже при первом появлении русских на Дунае. Греческие авторы писали тогда, когда Византия, вытеснив Святослава с Балкан, полностью поработила Болгарию, и их многочислен­ные выпады против русских являются просто выполне­нием политического задания. Это следует учитывать при анализе источников.

    Из того, как император Никифор (будто бы сам пригласивший Святослава для того, чтобы привести к покорности болгар) отнесся к вести о появлении рус­ских у дельты Дуная, уже становится ясно, что никако­го приглашения, никакого дружественного договора Византии с Киевской Русью, направленного против болгар, на самом деле не было.

    Узнав о появлении русских, Никифор начал спеш­но готовиться к обороне своей столицы: «снарядил за­кованную в железо конницу, изготовлял метательные орудия и расставлял их на башнях городской стены»; Босфор был перетянут огромной железной цепью. Со­юзников, якобы «повиновавшихся императору», так не поджидают.

    Из слов того же Льва Дьякона явствует, что появ­ление Святослава на Дунае сам император расценивал как «начало войны против обоих народов», то есть и против русов, и против болгар. «Ему показалось, что полезно склонить один из этих народов на свою сторо­ну». Хитроумные византийцы решили получить у бол­гарской знати заложников и под видом смотрин невест для принцев (сыновей императора Романа) заполучили в Константинополь болгарских знатных девушек. По­сле этого какая-то часть болгарских феодалов неволь­но оказалась в руках Никифора. Это объясняет нам многое в событиях конца 960-годов.

    Очевидно, летописные свидетельства о битвах Свя­тослава с болгарами в 967 году относятся не к Болгар­скому царству Петра, не к Болгарии вообще, а к от­дельным феодальным владетелям, вроде тех, чьи дочери стали заложницами цесаря. К ним должны быть отнесены и владетели Переяславца на Дунае, Враждебные Святославу. Здесь на месте старого дворца хана Омортага (середина IX века), могли сохранить­ся контингенты тюрко-болгарского всадничества, не­сколько обособленного от остального населения.

    В свете данных о сторонниках Византии в среде болгарской знати мы должны крайне осторожно отнес­тись к преднамеренным высказываниям греческих хро­нистов о войне русских против болгар. Если результа­том нижнедунайских военных действий Святослава была контрибуция, наложенная им на Византию (лето­пись), то из этого становится ясным, кто именно был его настоящим противником.

    В 969 году умер болгарский царь Пётр, а император Никифор был убит своим двоюродным братом Иоан­ном Цимисхием, собственноручно зарубившим его ме­чом (10 декабря 969 года). Иоанн стал императором.

    Обстановка в 970 году была такова: в столице Бол­гарии Великой Преславе в царском дворце жил, обла­дая всеми сокровищами, болгарский царь Борис, сын Петра. В качестве воеводы при нем находился варяг русской службы Свенельд.

    В Переяславце на Дунае, в середине «острова русов» княжил Святослав. В Киеве он оставил старшего сына Ярополка; другого — Олега — посадил в мятеж­ной земле древлян, а третьего — Владимира — напра­вил в Новгород. Сам Святослав был весьма доволен той новой землей, куда он переместился в 967—969 го­дах. Это не было переносом столицы, но являлось пе­реносом резиденции и закреплением новой, очень вы­годной позиции на скрещении разных путей:

    «Не любо ми есть жити Кыеве, — говорил Святослав ма­тери и боярам. — Хощю жити Переяславьци в Дунай, яко то есть среда земли моей, яко ту вься благая съходяться: от Грьк — паващокы [шелк], злато, вино и овощеве разноличьнии [фрукты], ис Чех и из Угьр — съребро и комони, из Руси же — скора и воск и мёд и челядь».

    Русские и болгарские войска не только господство­вали в Болгарии, но и перешли в широкое наступление по всей северной границе Византийской империи. Они оказались там, где недавно проводил свою инспекционную поездку император Никифор. Войска Святослава перешли Балканы, пересекли византийскую грани­цу и оказались в «долине роз», в бассейне Марицы. Здесь был взят Филиппополь (современный Пловдив), и союзники дошли до Аркадиополя. «За малъмъ бо бе не дошьл [Святослав] Цесаряграда». До Царьграда оставалось всего лишь 4 дня пути по равнине.

    В большом сражении под Аркадиополем печенеги и венгры, входившие в русско-болгарское войско, дрогнули, и битва была проиграна. Иоанн Цимисхий в 971 году начал грандиозное наступление, отозвав для этого азиатские войска из Сирии и тренируя их всю зиму. Грекам удалось отбить натиск, взять Великий Преслав, где они пленили царя Бориса, взять Плиску и двинуться на север к Дунаю.

    При взятии болгарских городов византийцы пре­давались беззастенчивым грабежам. Так, при взятии Преслава «ромеи все разом ворвались в город, рассы­лались по узким улицам, убивали врагов и грабили их имущество» (Лев Дьякон).

    Святослав сделал своим опорным пунктом Доростол (Силистрию) на Дунае, где и проходила заключительная фаза войны с Византией. Здесь происходил ряд крупных сражений, после которых славяне устраивали погребаль­ные костры для своих павших воинов (сюжет известной картины Семирадского); здесь Цимисхий более двух месяцев осаждал Доростол, безуспешно ожидая сдачи; здесь произошла личная встреча императора с прославленным киевским князем, описанная Львом Дьяконом.

    Свою последнюю решительную битву русские на­чали в день Перуна, 20 июля 971 года, но ни та, ни другая сторона не добилась победы. Начались перего­воры о мире. Император стремился поразить славян­ского полководца всем великолепием византийского царского убора, но сам оказался пораженным простотой одежды великого князя:

    «Государь Иоанн Цимисхий, покрытый вызолоченными доспехами, подъехал верхом к берегу Истра, ведя за собою многочисленный отряд сверкавших золотом вооруженных всадников [так называе­мых «бессмертных»]. По­казался и Святослав, пе­реплывающий реку на скифской ладье. Он си­дел на веслах и грёб вме­сте с остальными, ничем не отличаясь от них.

    Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высо­кого и не очень низкого, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый с густыми, чрезмерно длин­ными волосами над верх­ней губой [усами]. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос — признак знатности рода. Крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные. Выглядел он угрюмым и диким. В одно ухо у него была вдета золотая серьга; она была укра­шена карбункулом, обрамленным двумя жемчужинами.

    Одеяние его было белым и отличалось от одежды других только чистотой.

    Сидя в ладье на скамье для гребцов, он поговорил не­много с государем об условиях мира и уехал».

    Цимисхий, как пишет тот же автор, «с радостью принял условия россов». Условия мира были изложены в договоре, помещенном в летописи: Святослав обязы­вался не вести более войны с Византией. Князь уходил «възьм имение мъного Грьк и полон бещисльн». Мир был почетным».

    Заключив мирный договор, Святослав отправился в Киев обычным морским путём. Его старый воевода Свенальд уговаривал Святослава идти на конях в обход Днепровских порогов, где, наверняка, будут поджидать их печенеги. Но Святослав был слишком уверен в греческом царском слове, т.к. Цимисхий обещал послать посольство к печенегам, чтобы те не трогали русских. С малой дружиной он пошёл на пороги, забыв об извечной лживости греков, а Свенельд ушёл на конях. Однако византийцы сообщили печенегам: «Вот идёт Святослав домой Русь с малой дружиной, взявши у греков многое богатство и налоги бесчисленные».

    И те напали на него в днепровских порогах весною 972 года. «Из че­репа убитого князя печенежский хан «съделаша чашю, оковавъше лоб его и пияху в немь…».

    Существует и другая версия, что Святослава убили свои, т.к. печенегам на лошадях да ещё в половодье соваться в пороги просто не мыслимо, а ладей они не имели.

    «С уходом Святослава из Болгарии пала самостоя­тельность Восточно-Болгарского царства, завоеван­ного и оккупирован­ного Византией. Ког­да Цимисхий взял в плен в Великом Преславе законного бол­гарского царя Бори­са, союзника Свя­тослава, то он лице­мерно «воздал ему почести, назвал владыкой булгар». Но как только Святослав со своим войском, защищавшим болгар, покинул берега Ду­ная, тот же Цимисхий показал свое ис­тинное лицо.

    Столица Болгарии была переименована в честь це­саря в Иоаннополь, древний Доростол — в Феодорополь, а вся придунайская Болгария превратилась в ви­зантийскую провинцию Паристрион.

    Подводя итоги короткому, но блистательному кня­жению Святослава, мы видим, что он вовсе не был «безрассудным авантюристом», бродившим где попало по степям. Его волжско-хазарский поход был жизнен­но важен для молодого государства Руси, а его действия на Дунае и за Балканами были проявлением друж­бы и солидарности с народом Болгарии, которому Святослав помогал отстаивать и свою столицу, и свое­го царя, и политическую самостоятельность от посяга­тельств Византии.

    Поражение Святослава было концом суверенной Болгарии, возродившейся только два столетия спустя.

    По отношению к Руси вся стремительная деятель­ность Святослава не только не была невниманием к её интересам или неосознанным стремлением «охабить», пренебречь ею, но, наоборот, всё было рассчитано на решение больших государственных задач требовавших напряжения всех сил. Важнейшая задача, состоявшая в обеспечении безопасности со стороны Хазарского ка­ганата, была решена вполне успешно. Вторая задача — создание мирного торгового плацдарма на западном по­бережье Русского моря (в содружестве с Болгарией) — выполнена не была, так как здесь Руси противостояли две значительные силы: Византия и Печенегия, раски­нувшаяся по степям на «месяц конного пути».

    А вот ещё одна оценка уже нашим современником Митрополитом Иоанном (Снычёвым): «В 939 г. войну против Византии развязал хазарский царь Иосиф, который начал с того, что “низверг множество необрезанных”, то есть попросту перебил христиан, живущих внутри Хазарии… Составной частью кампании стал поход на русские земли, закончившийся подчинением киевского кн. Игоря. Он обещал “платить дань кровью”, то есть в войне Хазарии с Византией выставить свою дружину против империи на стороне каганата. Этим, возможно, и объясняются два его похода на Царьград, последовавшие один за другим в 941 и 944…

    Под мощным воздействием хазарских евреев Русь разваливалась на глазах, превращаясь в вассала иудейского каганата, вынужденная не только платить ему дань, но и воевать за его интересы, совершенно чуждые славянам…

    Гибель талмудистов Итиля освободила как самих хазар, так и все окрестные народы, входившие в сферу влияния каганата».

    Всем им, в том числе и Киеву, приходилось платить дань кровью иудейскому государству.

    Прославился Святослав и крылатыми словами: «Иду на вы», а византийский хронист X века Лев Дьякон приводит одну из речей Святослава: «…Проникнемся мужеством, которое завещали нам предки, вспомним о том, что мощь россов до сих пор была несокрушимой, и будем храбро сражаться за свою жизнь! Не пристало нам воз­вращаться на родину, спасаясь бегством. Мы должны либо победить и остаться в живых, либо умереть со сла­вой, совершив подвиги, достойные доблестных мужей!»

    По самым минимальным подсчетам, Святослав прошёл походами за несколько лет 8000—8500 киломе­тров.

    Иногда историки обвиняют Святослава в излиш­ней воинственности, безрассудной драчливости, назы­вая его авантюристом, «предводителем бродячей дружины». При этом обычно ссылаются на события 968 года, когда в отсутствие князя печенеги осадили Киев, и Ольга с внуками оказалась в опасности.

    Вот пример писания о Святославе таких «историков»: «… типичный представитель архаичной, дружинной эпохи вождей и героев, странствующий предводитель вольницы, абсолютно «негосударственный» человек, полуваряг — полусармат – вот главные черты его портрета». А.А.Бычков, А.Ю. Низовский, П.Ю. Черносвитов. — Загадки древней РУСИ, М. «Вече», 2000.

    По заказу подобные «историки» пишут историю нашего Отечества, и если она такая попадает в учебники, то из наших детей вырастут не патриоты, а иваны родства не помнящие, что, по-видимому, и нужно заказчикам.

    Но историческую память народа невозможно убить окончательно, и она проламывается сквозь завалы лжи, как пробиваются ростки травы сквозь бетон.

    Весь мир знает про империи Александра Филипповича Македонского и Юлия Цезаря, но их империи развалились сразу или почти сразу после их смерти. Святослав же принял княжество, платившее дань Хазарии, воюющее за её интересы и задыхавшееся под этим гнётом, а оставил независимое экономически устойчивое государство, существующее и поныне. Слава ему во веки веков!

    Святославу уже установлены памятники – в Запорожье, Серпухове два в Киеве, и один в Белгороде.

    Но против установки памятника в Белгороде восстало так называемое Еврейское сообщество:

    «Евро-Азиатский Еврейский конгресс требует незамедлительного расследования обстоятельств и правомочности установки данного сооружения, политической, правовой и нравственной оценки, а также скорейшего уничтожения этого публичного символа антисемитизма»

    «Федерация еврейских общин России считает установку в Белгороде памятника Вячеслава Клыкова (Святославу) провокационной акцией, которая не только искажает историю, но и крайне негативно влияет на современность».

    В Пятигорске тоже на народные и спонсорские средства уже изготовлен памятник князю Святославу, но возникло противодействие, по-видимому, тех же самых сил и, к нашему стыду, администрации русских городов, с энтузиазмом воспринимающие, по началу, предложение установить этот памятник, через некоторое время открещиваются от него.

    Литература:

    1. Борис Рыбаков Рождение Руси. Москва. 2003

    2. А.Д. Нечволодов Сказания о Русской земле Москва. ЭКСМО 2007

    3. Александр Асов Веды булгар Москва. АСТ 2011

    4. Ю.Д. Петухов Н.И. Васильева Евразийская империя скифов Москва ВЕЧЕ 2007

    5. А.А.Бычков, А.Ю.Низовский, П.Ю.Черносвитов. Загадки древней РУСИ, М. «Вече», 2000.

    6. О.Ф. Ольховский Древние русы и Кавказ ЗАО «Книга» 2010

    Действительный член Русского Географического общества Стасенко В.Д.

Бештау

КОЕ ЧТО О БЕШТАУ ИЗ ТОГО, ЧТО Я О НЁМ ЗНАЮ

Бештау над облаками

Остров «Бештау» над океаном облаков.

Я хочу рассказать об одной своей любви, но не к женщине,  женщин своей Отчизны я всех люблю, а о любви к горе. Об этой горе народами, проживавшими в разные времена в её окрестностях, сложены легенды. Я их не буду повторять и опишу своё видение и чувствование  этой горы.

Впервые я увидел её в 1948 году. Отец, служивший в морской авиации под Владивостоком, привёз свою семью в отпуск на Ставрополье, где родилась моя мама и проживала многочисленная в то время родня. Объезжая её, я познакомился сначала со знойной степью, с её арбузами и ночным небом, полыхающими зарницами на юге, затем мы посетили город Грозный, а оттуда приехали в Пятигорск.  Здесь меня поразили окружающие город горы, так похожие на дальневосточные сопки, только более высокие и крутые. Особенно величественно смотрелся Бештау. Мне казалось, что эта гора закрывает половину неба. Мама рассказывала, что ещё до войны она с группой студентов была на вершине её и что видела на горе какие-то неописуемой красоты маки. Я тогда даже не мог и мечтать о подобном подвиге, да и гора была наглухо закрыта для посещений.

Прошли годы и мы, объездив весь Союз от океана до океана, после увольнения отца в запас в 1960г. прибыли из заполярного Североморска в Пятигорск на постоянное место жительства. Я вновь увидел, поразившие меня когда-то горы, но они стали уже не такие высокие и какие-то более доступные, и у меня зародилась мечта подняться на самую величественную из них.

Эту мечту я увёз с собой в Москву, поступив в МЭИ, а окончив институт, пронёс через Урал, Якутию и Приморье, Сахалин,  Западную и Восточную Сибирь.

В Пятигорск прилетел уже с женой и будущим сыном в 1970 году. Казалось бы, вот она гора — иди, но работа с длительными командировками, семья и прочее, и прочее не давали осуществиться мечте. И только когда сыну было уже шесть лет, мы вдвоем решились на этот подвиг.

С тех пор я восходил на гору много-много раз, стараясь ходить новыми маршрутами. Сотням людей, взрослым и юным, помог подняться на его вершину и показал это чудо, подаренное нам Природой.

Как приятно видеть восторг в глазах, впервые поднявшихся на его вершину людей. После изнурительного, для новичков, подъёма, одышки и усталости вдруг оказаться на вершине. Восторг и ощущение полёта! Руки сами распахиваются, как крылья и кажется, что вот чуть-чуть и взлетишь навстречу ветру. Внизу все города Кавминвод и горы лакколиты, а на юге горизонт запирает снежно-белая цепь Большого Кавказа. В ясный день хорошо просматриваются все её вершины от Эльбруса до Казбека.

На вершине

На вершине!

БЕШТАУ – с тюрского беш – пять, тау – гора. На восток от главной вершины  — Большой Тау, тянется отрог Козьих скал, заканчивающийся скалой Передовая или Суслик. Южный отрог заканчивается скалой Лисий Нос. Юго-западный отрог завершает Мохнатый Курган, а с запада к Большому Тау примыкает вершина Малого Тау.

Массив горы Бештау так сильно развит, что можно всю жизнь каждое воскресенье ходить на эту гору и всегда другим, ещё нехоженым путём.

Бештау прекрасен в любую погоду. В летний зной к нему идём за прохладой, которая начинается уже в лесу, со всех сторон окутавшем гору зелёным покрывалом. Осенью, зимой и ранней весной, зачастую, когда город накрыт промозглой мглой, на его вершинах сказочно солнечно и тепло. На южных припёках цветут пролески, фиалки и крокусы. А внизу разлился белый океан светящихся на солнце облаков. Как острова в океане в белых волнах плывут вершины гор лакколитов Машука, Змейки, Верблюдки, Юцы, Джуцы и др. На юге, как далёкий берег океана, блистает льдом, породивший эти острова Эльбрус и весь Кавказский хребет. В такой день можно увидеть Броккенское чудо – собственную тень на облаках с радужным ореолом вокруг головы.  Чтобы увидеть всё это, может быть, придется не один раз подняться на вершину при любой погоде. Но смею уверить, что ни один поход Вас не разочарует. Ранней весной Вы можете увидеть с горы сиреневый туман набухающих на деревьях почек, а ещё через неделю прозрачно-зелёные облака  раскрывшихся листочков. Зимой в сказочном, уснувшем под снежным одеялом лесу, вдруг натыкаешься на поляны глубоко вспаханные  кабанами. Их самих увидеть трудно — очень уж чуткий это зверь, но я видел их неоднократно. Видел и их «лёжки» и их «санаторий», где они принимают грязевые ванны. Много ещё чего я видел и могу показать на горе Бештау.

БЕШТАУ САКРАЛЬНЫЙ

хранитель

Хозяин-Хранитель Бештау (авторский снимок).

Так случилось, что сейчас я вижу гору Бештау и ещё совсем другую.

В экспедицию Пятигорского отделения Русского Географического общества в Северное Приэльбрусье случайно, а м.б. и не случайно, попал специалист по мегалитическим культурам (культурам больших камней) Доктор технических наук из Петербурга Вячеслав Токарев. Он научил нас видеть то, что мы не замечали раньше и проходили мимо. Оказалось, что камни многое нам могут рассказать.

Экспедицией среди ледников Эльбруса и у его подножия были обнаружены мегалитические памятники – Храмы Земли, Солнца, камни чашечники, жертвенники и благодарственники, а также нечто явно рукотворное, но не объяснимое и созданное недоступными ныне технологиями.

После этого и на Бештау я стал смотреть другими глазами. Увидел многочисленные поселения, мегалитические храмовые комплексы и крепостные бастионы, каменоломни и следы плавки металла. Места культовые, жилые и места жестоких сражений. Конечно, всё это видно не явно, а в сохраняющихся в веках артефактах, в земле и камнях – мегалитах. Например, на скале, под которой часто ставил палатку, вдруг увидел цепочку из 15 лунок-пробивок, составляющих пунктирную линию.  Не понимаю, как можно было не замечать их раньше.

пробивки

Пробивки в скале.

Скалы Бештау состоят из очень прочного минерала – трахилипарита. Моя попытка вырубить подобную пробивку не увенчалась успехом. Зубило сразу же затупилось не оставив на скале заметного следа. Дюбель монтажного пистолета разлетелся несколькими осколками, оставив чуть заметную лунку.

минерал

Минерал этот оказался очень ценным. По прочности он сравним с базальтом, а с цементом  образует монолит. Применяют его для ответственных железобетонных сооружений, например для Волго-Донского канала. Ещё он обладает уникальным свойством – очень высокой устойчивостью к агрессивным химическим средам. Ванны из него на химических производствах служат в 6 – 10 раз дольше ванн из нержавеющей стали.

Человек с древнейших времён использовал этот камень. На Бештау, Змеевой, Верблюдке, Развалке мы обнаружили многочисленные следы его добычи и обработки. Под скалой Лисий Нос обнаружено более десятка заготовок мельничных жерновов различной степени готовности. Диаметр найденных заготовок от 60 до 120 см. Мельничный жернов из такого камня, почти не стираясь, мог много лет обеспечивать мукой не одну тысячу людей. Камни малого диаметра могли использоваться как заточные или для сооружения колонн в архитектуре.

Блоки-заготовки камня вырубались из скалы с помощью цепочек пробивок, в которые забивались деревянные клинья. Затем клинья размачивали. Вода и мороз с грохотом взламывали камень.

Технология эта очень древняя и использовалась ещё при строительстве египетских пирамид. Подобный жернов с пробивками лежит у подножия пирамиды Хеопса (см. в интернете «Тайна семи пирамид»).

С её же помощью отколот и Гром-камень на котором установлен памятник Петру-I в Санкт-Петербурге.

Ещё в начале ХХ века такой камень завозился в Россию из Франции.

Самое же ценное было спрятано в глубине горы. Бельгийские концессионеры в 30-х годах прошлого века выкупили у России часть горы и начали в ней ковыряться, но не долго. Сталин, заподозрив что-то неладное, закрыл эту концессию, а заодно и саму гору.

В горе была обнаружена урановая руда. И вполне вероятно, что первая советская атомная бомба была изготовлена из бештаугорского урана.

Рудники давно уже закрыты и с середины 70-х годов гора снова стала доступна для посещения. Туристы, сначала робко, а затем всё более смело, начали осваивать её. Ныне это уже настоящая туристско-альпинистская Мекка. В воскресные дни здесь проводят тренировки горные туристы и альпинисты, отдыхают сотни любителей Природы, к сожалению не всегда достаточно культурных.

Не только ценным камнем привлекал людей Бештау. Спокон веку люди селились у подножия горы, пользовались его защитой и славили здесь своих Богов.

На горе имеется несколько культовых мест. Примечателен «Храм Солнца» находящийся на восточном ребре ниже главной вершины метров на сто по высоте. На вершине скалы лежит, опираясь тремя точками, камень, похожий на шатёр. С запада на восток в камне имеется вход, как в шатёр. Но, чтобы войти в него, надо присесть и голову опустить до колен. Зато внутри камня-храма может стоять более десяти человек. Выход на восход солнца широкий и открытый. Мегалит явно не местный. Все скалы вокруг обломистые острые, а этот округлый. Будто он вылеплен из каменного теста как каравай и уложен на вершину скалы. Перед выходом из шатра с восточной и южной стороны ровная дорожка, ограждённая скальными перилами от жуткой пропасти в сотню метров. Кто, как, когда и зачем водрузил здесь этот шатёр? Мы этого, к сожалению, ни когда не узнаем.

храм солнца

Рядом с храмом Солнца стоит другой не менее удивительный камень. Это медведь – символ ведического Бога Велеса.

камень медведь

Этот мегалит также стоит на трёх точках опоры. Под головой, под брюхом и даже под огузком можно пролезть. Но это опасно т.к. мегалит стоит на очень крутом склоне, а голова его заглядывает в пропасть.

Эти мегалиты, похожие на рукотворные скульптуры, неведомым образом поднятые на заоблачную высоту.

Выше этих мегалитов, на тропе к вершине, в скальном гребне имеется пролом ориентированный с севера на юг. Подобные мегалитические памятники называются «Воротами Солнца».

А внизу, несколько выше окружной дороги обнаружены два «храма Земли». Храм или камень Земли представляет собой мегалит (большой камень), установленный на трёх опорных камнях. Одна из опор часто составная, т.е. состоит из двух камней установленных друг на друга.

Такие камни Земли имеются и на других горах Пятигорья и даже среди ледников Эльбруса.

Использовались они в ритуальных целях. В частности, новорожденного принимали в Род и нарекали именем только после пронесения его под камнем Земли. Ребёнок как бы рождался из лона матери-Земли, и мать сыра Земля брала его под свою защиту

Другой мегалитический храмовый комплекс расположен у скалы Ворона под Лисим Носом. И если храм Солнца предназначался для жрецов и посвящённых т.к. там не могли проводиться массовые мистерии, то здесь место позволяет проводить массовые празднества. Место это обладает удивительной энергетикой. Мегалитические памятники этого капища находятся на небольшом расстоянии друг от друга. По-видимому, здесь проводились обряды на ведической тропе, связывавшей верхний и нижний миры.

Саркофаг и Ефимова

Грот с саркофагом в скале Ворона.

С южной стороны Скалы Ворона, в её основании, имеется грот в несколько метров глубиной. Внутри грота посредине ровной площадки выступает продолговатый камень метра полтора длиной, со следами незаконченной обработки, похожий на саркофаг. Он ориентирован с севера на юг. С южной стороны в частично обколотой части камня имеется глухое отверстие прямоугольной формы.

Очень похожее мегалитическое сооружение мы видели на одной из вершин горы Развалка. Там на вершинной площадке вырублено углубление примерно 2,5 на 2,5 метра. В стене этого углубления вырублена скамья, а на дне его лежит большой камень удлинённой овальной формы с круглым глухим отверстием в верхней его части.

На лесистом плече гребня между Бастионом и скалой Ворона Пятигорским отделением Русского Географического общества в 2008 году сооружён каменный лабиринт по образцу лабиринтов на Соловецких островах, охраняемых тамошними храмовниками.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

С этим лабиринтом связано удивительное событие.

На майские праздники мы его сложили. Позвонили ведунье Оксане и она, находясь в полутысяче километров от Бештау, посмотрев лабиринт, сказала, что из его центра исходят столбы света, и он как-то связан с днём летнего солнцестояния. Было решено в этот день провести обряд одушевления лабиринта. С вечера и до восхода солнца проводился обряд- праздник.

И вот, со стороны восходящего Солнца, над нами в небе из облаков, мы даже не заметили когда, образовался рисунок из семи концентрических окружностей, похожий на построенный нами лабиринт. Это явление потрясло всех присутствующих.

Мы отвлеклись от небес, и облачный лабиринт рассеялся, но стоило нам всем войти в лабиринт и над нами опять появилось это чудо.

Несколько позже в небе на том же месте образовалось мощное кучевое облако, на котором присутствующие насчитали от трёх до пяти, в зависимости от их воображения, ликов.

Небесный лабиринт

Ещё одно обрядовое место находилось в «Урочище жабы». Оно плохо просматривается, так как значительно пострадало от времени. На его месте, победившее Ведизм Христианство, построило монастырь, который в ХХ веке разрушила следующая религия – атеизм. С крахом коммунистического атеизма уже в ХХI веке монастырь выстроен вновь.

Урочище прошили грунтовые дороги, укрыли лесопосадки и застроили какие-то, обнесённые высокими заборами, объекты.

Главный же мегалитический храмовый комплекс нам уже никогда не суждено увидеть, так как он оказался засыпанным отвалами горных пород Бештаугорского уранового рудника.

Рудник на многие годы закрыл от туристов всю гору, опутал её колючей проволокой, прорезал склоны дорогами и железобетонными сооружениями, засыпал целые ущелья своими отвалами.

Правда теперь рудник сам стал объектом нелегального и очень опасного спелеотуризма.

БЕШТАУ – ГОРА И ЛЮДИ

Гора Бештау и её окрестности всегда привлекали людей. На Бештау они работали и здесь же жили, об этом говорят остатки жилищ-землянок и повсюду обнаруживаемые черепки керамики.

Здесь побывали, пожалуй, все народы ближней и дальней ойкумены. Редко кто из народов приходил мирно. Чаще земли эти завоёвывались. И поэтому, где бы ни копнул землю в округе, можешь выкопать наконечник стрелы или копья, бронзовые браслет или зеркало. Складывается впечатление, что поселения здесь были повсюду. Горы позволяли успешно обороняться от разбойных набегов соседей.

Самыми защищёнными местами от разбойных набегов были вершина «Бастион» на Лисьем Носу южного отрога горы Бештау и скала Передовая (Суслик) на восточном отроге. Бастион это природная башня-крепость более сотни метров высотой с очень крутыми скально-осыпными склонами, по которым невозможно подниматься, не цепляясь руками за всё, что подвернётся. На вершине Бастиона довольно обширный плоский котлован, окружённый двух-трёх метровой скальной стеной. Скорее всего, котлован образовался при выборке камня для обороны, уж очень он похож на каменоломню. В целом, скала похожа на шахматную фигуру – тура. При обороне камни даже не надо было бросать. Достаточно было их просто столкнуть за край стены и он, катясь до самого подножия Бастиона, снесёт всё живое и не живое. Стрелять вверх из лука было безсмысленно, так как стрела долетала на излёте и только пополняла арсенал обороняющихся.

Под скалой Передовая найдено более тысячи наконечников различных стрел, двух и трёхлепестковых, бронебойных и даже ритуальных позолоченных, которыми отстреливались как последним патроном. Находили здесь ещё наконечники копий и различных клинков.

Передовая имеет плоскую вершину, где можно было укрыться и отбиваться нескольким десяткам лучников

На ней имеется, вырубленное в скале углубление, в котором, по-видимому, было захоронение какого-то знатного человека.

Чтобы успеть укрыться от безпокойных соседей люди селились рядом с этими цитаделями. Гора всегда давала преимущество в обороне, приют и чистую воду из источников. Поэтому у всех гор-лакколитов находят следы древних поселений.

Я знаю на Бештау с десяток родников с прекрасной пресной водой. Имеются у подножия горы и минеральные горячий и холодный источники, а в самой горе есть пещерные озёра с чистейшей питьевой водой.

КОЛЬЦЕВАЯ ДОРОГА

С XIX века гора Бештау служила замечательным местом отдыха для курортной публики. На вершину горы были проложены конная, ныне забытая, и пешеходные тропы – Лермонтовская из Железноводска и тропа Лейцингера из Пятигорска, восстановленная силами Кавказского горного общества и Русского географического общества.

В 20-х годах прошлого века (1927г.), в рамках государственной программы борьбы с безработицей, вокруг горы на высоте около 800 м над уровнем моря была сооружена кольцевая дорога. Она огибает все пять вершин горы Бештау. Общая длина дороги 14 км. Это прекрасный пешеходный маршрут для любого времени года.

От станции Лермонтовская к окружной дороге проложена асфальтированная дорога. Окружная тоже асфальтирована до монастыря. На пути следования по окружной дороге в пределах 5 — 10 минут пешего хода от неё вверх или вниз находится множество интереснейших природных объектов, мимо которых пройти просто преступно. Это и «Сад камней» или «Каменный хаос», с которым знаменитый алупкинский каменный хаос не идёт в никакое сравнение, и скала Лисий Нос – любовь скалолазов. Пройдя далее по этой дороге вы можете, подняться к Скале Ворона и лабиринту. Совсем рядом будет «Маковая поляна» с уникальными Бетаугорскими маками, являющимися эндемиками и реликтами. То есть, нигде в мире нет таких маков, достигающих полутораметровой высоты и цветком с чайное блюдце. Это растение сохранилось на Бештау с доледникового периода.

Он очень нежный и сорванным, осыпается через 10 – 15 минут.

Мак Беш

Бешраугорский мак.

В траве на лесных полянках можно увидеть Аленький цветочек – Дифилипею – растение паразит, процветающий за счёт жизненных сил других растений.

В этом же месте, но ниже дороги находится источник «Добрый». Настоящие любители Природы расчистили его русло, освободили от мусора прилегающую территорию, устроили каменные столики и скамейки. И теперь здесь очень приятно отдыхать в прохладной тени деревьев, убежав сюда от летнего городского зноя.

Следуя по окружной дороге далее, оказываемся у скалы «Пронеси господи». Ниже её имеется обширная поляна с источником приятной на вкус воды и прудом, в котором цветут прекрасные водяные лилии.

Дифилипея Стасенко

Дифилипея.

Бештаугорски колокольчик

Бештаугорский грамофончик.

Описать растительный мир горы Бештау можно только в приличного объёма книге. Я не задавался такой целью и возвращаюсь к своей любимой горе.

О ПРОИСХОЖДЕНИИ ГОРЫ БЕШТАУ

Всего вулканических гор в районе Кавказских Минеральных вод – 17.

1. Кокуртлы, 2. Кинжал, 3. Лысая, 4. Змейка, 5. Бык, 6. Верблюд, 7.Машук, 8. Развалка, 9. Железная, 10. Бештау, 11. Медовая, 12. Шелудивая, 13.Золотой курган, 14. Юца, 15. Джуца, 16. Тупая, 17. Острая.

Такие горы называют лакколитами, т.е. недоразвитыми вулканами, магма которых не разлилась по поверхности Земли. Однако, не для всех кавминводских гор это название является безспорным.

Я, к сожалению, незнаком с вулканологами или геоморфологами, занимающимися Эльбрусским вулканическим районом, поэтому то, что я вычитал из различных источников и домысливаю об этом сам, может быть спорно или даже не верно.

Итак, моё видение происхождения Эльбруса, Бештау и всех гор-лакколитов Кавминвод.

Евроазиатская литосферная плита имеет древнейший разлом земной коры, тянущийся от Главного Кавказского хребта через КМВ и Валдайскую возвышенность до самого Белого моря.

Плита эта состоит из основных пород мантии Земли — гнейсов, базальтов, гранитов. Толщина её около пяти километров.

При столкновении Евроазиатской литосферной плиты с Аравийской (около 8,5 млн. лет назад) из вод первичного океана Тэтис, покрывавшего всю нынешнюю Европу и часть Азии поднялись отдельные островки будущего Кавказского хребта. За миллионы лет он вырос до нынешнего состояния и продолжает расти на десятки миллиметров в год. Океан отступил, оставив на плите около пяти километров осадочных пород. Доказательств этого сколько угодно. Смотрите внимательно под ноги в окрестностях Кисловодска и всего Скалистого хребта и вы можете увидеть окаменевшие раковины моллюсков и огромные, до метра и более в диаметре, окаменевшие раковины аммонитов. В Пятигорске при рытье котлована был обнаружен скелет кистепёрой рыбы.

В районе Кавминвод на этом древнем разломе, при подъёме Кавкаского хребта, плита надломилась и образовались поперечные древнему разлому трещины.

Проявление разлома хорошо видно с вершины горы Машук. Если посмотреть с неё на юг, в сторону Эльбруса, то Вы увидите, что Эльбрус, горы Джуца, Юца и Машук находятся на одной, почти прямой, линии. Остальные горы-лакколиты находятся на поперечных трещинах разлома и на самом разломе.

Поставьте свои ладони горизонтально палец к пальцу, будто две описанных выше плиты и начните их сдвигать, складывая ладони пальцами вверх, и вы увидите, как рос кавказский антиклиналий. Так рос и продолжает расти Кавказ. Под этот клин устремилась лава, и начали собираться вулканические газы. Энергия накаливалась, росло давление, а «крыша» слабела. В какой-то момент энергия, сравнимая, быть может, с сотнями или тысячами термоядерных бомб, преодолела сопротивление десятикилометровой крыши, и произошел катастрофический взрыв. На поверхности он образовал многокилометровую воронку. Взрывная волна пронеслась в атмосфере, литосфере и в лаве под ней. В районе наиболее развитых трещин в древнем разломе лава этим взрывом вдавилась в них и приподняла пласты осадочных пород, образовав курганоподобные горы, такие как Машук, Лысая, Юца и другие. В местах же более развитых трещин, особенно на пересечении их, лава смогла подняться значительно выше. В том месте, где теперь высится гора Бештау, лава прошла пять километров толщины континентальной плиты и почти столько же толщины осадочных пород, но, выдвинувшись из вздыбленных пластов осадочных пород, не излилась т.к. остыв, достаточно загустела.

Языки лавы остывали в первую очередь в месте контакта с грунтом. Так на языках лавы образовался очень прочный каменный чехол. Внутри же этих языков продолжалось кипение лавы и газовыделение. Газы поднимались вверх, собирались под этим чехлом и достигали его купола.

Следы этих процессов очень хорошо видны на скалах Лисьего Носа, Хлебной горки и особенно на Орлиных скалах. Здесь газы, собираясь под куполом чехла, образовали протяженные галереи, огромные пузыри, переходы и длинные корытообразные вертикальные каналы. Со временем чехол разрушился и обвалился, обнажив каналы, образованные газовыми пузырями.

При следующих взрывах Эльбруса через тысячи или миллионы лет языки застывшей и ещё раскалённой лавы могли быть вытолкнуты ещё выше, а некоторые возвысились над поверхностью. Осадочные породы, поднятые и взломанные лавовыми языками были разрушены и со временем смыты дождями. Они образовали мощный постамент застывшим лавовым скалам.

И происходило всё это, наверняка, уже на глазах, освоивших эти места, людей. Всё увиденное ими сохранилось в сказках. В них есть и огненная река лавового потока, и Пекло плащевидных разливов лав, и Калинов (Калёный) мост через Красное ущелье (Кызылкол), и источники мёртвой и живой воды у подножия Эльбруса в Джилысу.

Действительный член Русского Географического общества

Стасенко Владимир Дмитриевич